Бесплатный прейскурант СМЕРТИ для ПРОСТЫХ РОССИЯН.

Русский врач и ученый-химик обвиняют спецслужбы в широчайшем тайном использовании «спецсредств» с целью:

 -запугивания неугодных,
-целенаправленного нанесения ущерба здоровью,
-модификации поведения у ничего не подозревающих жертв,
-убийства, не оставляющего следов.

Став объектами пристального внимания КГБ/МВД, а затем и их жертвами, в конце 70-х годов мы заподозрили использование против себя и семьи веществ, клиническая картина воздействия которых укладывалась в картину применения табельных(военных) отравляющих веществ в разведениях «не смертельных доз». Это предположение можно было бы расценить как совершенно дикое, если бы не сведения, неофициально полученные от сотрудников Ивановского КГБ/МВД: подполковника КГБ Мельника Вадима Николаевича и младшего лейтенанта внутренней службы Колбашовой (Кольчугиной) Натальи Николаевны и др. в 1979-80-х годах об использовании табельных(военных) отравляющих веществ против отдельных лиц. Сведения были проверены и подтверждены в дальнейшем.

Данная информация послужила стимулом для длительного профессионального медицинского мониторинга, картина которого за период 1981-1996 гг. показала, что масштабы использования спецслужбами средств, разрушающих здоровье людей, превзошли самые худшие предположения и коррелируются с демографической ситуацией в Российской Федерации (геноцид Русского народа). Результаты длительного наблюдения дали нам возможность провести анализ и сделать некоторые обобщения. Материал, представленный в настоящем сообщении основан, прежде всего, на личном опыте в качестве преследуемых жертв, наших наблюдениях, а также на информации, опубликованной в открытой печати. В самих же спецслужбах их собственная деструктивная деятельность расценивается как в высшей степени секретная. При создании общества демократического устройства (или его видимости), спектр «традиционных методов» давления на личность неизбежно сужается, уступая место скрытым средствам индивидуального террора («внесудебного преследования»). Как следует из публикаций, основным средством такого рода было и остаётся оружие, разработанное ещё со времен В.И.Ленина в пресловутых «Спецкабинете», сверхсекретной токсикологической «Лаборатории Х» профессора Майрановского, бактериологической лаборатории академика Муромцева и т.д., и возведённое современными последователями на качественно новый уровень, дающий возможность организации массового индивидуального террора.

Методы, разработанные спецслужбами для узкого круга «спецзадач», переносятся в массовом масштабе на мирное население для создания «искусственного нездоровья» в целях: модификации поведения; снижения социальной и политической активности конкурентов и оппонентов; подавления любой несанкционированной инициативы в любой сфере жизни, начиная с бытовой; а чаще просто против неугодных. Создание «искусственного нездоровья» у намеченных жертв достигается скрытым применением широчайшего спекра веществ («спецсредств»), вызывающих разной степени тяжести и длительности нарушения психического и физического состояния.

Необходимо подчеркнуть, что следствием такого рода воздействия в любом случае является искусственное снижение качества жизни, ускоренное биологическое старение организма и искусственное сокращение продолжительности жизни. Этот же способ, доведенный до «смертельного исхода», даёт возможность проводить массовые чистки (евгенику), закамуфлировав их под «социальные и экономические трудности». В качестве средств создания искусственного психического нездоровья спецслужбы скрыто используют широкий спектр наркотиков, стимуляторов центральной нервной системы, психомиметиков, галюциногенов и т.д. Эта гамма веществ дает возможность в широком диапазоне изменять поведение жертвы: от глубочайшей депрессии, доводящей до самоубийства, до тяжелого психомоторного возбуждения, вызывающего осложнения и смерть от острой сердечно-сосудистой недостаточности, аритмии, фибрилляции или остановки сердца («убийство, не оставляющее следов»); от психомоторного ступора и кататонии, до ярости и крайней агрессии. Последнее дает возможность с легкостью подгонять поведение индивидуума под уголовно-наказуемое и далее преследовать в уголовном порядке (криминализация жертвы).

В любом случае использования указанных средств поведение жертвы всегда носит заметно эпатирующий характер, что дает возможность спецслужбам изолировать «объект» от остального общества, создав вокруг него социальный вакуум. Для дискредитации неугодного конкурента, свидетеля, оппонента и т.д. практикуется также скрытое применение «обычных» наркотиков, что позволяет спецслужбам в сотрудничестве с медициной подтверждать наличие этих веществ в крови и моче у ничего не подозревающей жертвы. Техника приучения к наркотикам также разработана спецслужбами. Эти же методы используются для «дегуманизации» жертвы в глазах общественности как один из этапов дальнейшей физической ликвидации. Для создания искусственного физического нездоровья используются средства, начиная с тех, которые пришли из глубины веков и до новейших разработок генной инженерии. Спектр их практически неограничен, так как фактически все вещества в овердозах являются токсичными для организма.

Однако по нашим наблюдениям и на основании данных открытой печати следует, что на практике спецслужбами используются прежде всего табельные (военные) отравляющие вещества в различных разведениях и те спецнаработки, которые делаются в лабораториях и институтах спецслужб. Здесь мы приводим лишь некоторые примеры: фосфороорганические соединения; соединения мышьяка; цианиды; отравляющие вещества группы производных ВИТАМИНА «К»: вызывают внутрисосудистое свертывание крови и как следствие тромбозы сосудов жизненно важных органов: печени, почек, головного мозга, сердца, а также сосудов легких (тромбоэмболия легочной артерии –ТЭЛА, заканчивающаяся, как правило, быстрым смертельным исходом, если не оказать срочную квалифицированную медицинскую помощь), мезентериальных сосудов — с развитием некроза соответствующих отделов кишечника, сосудов конечностей и т. д. – то есть это идеальное средство для маскировки убийства под прикрытием «естественной смерти»; производные декумарина (вызывают внутренние кровотечения); широкий спектр инкапацитантов (вызывают резкое ослабление физической и интеллекуальной деятельности); различные виды ядов и токсинов (например, рицин, микотоксин, миелинотоксин); бинарные отравляющие вещества; радиоактивные вещества (например, полоний-210, разрушающий биохимические системы организма на молекулярном уровне и вызывающий клиническую картину сходную с иммунодефицитными заболеваниями; радиоактивный йод-131, вызывающий заболевание щитовидной железы, в том числе рак щитовидной железы); различные миксты — многокомпонентные отравляющие смеси («фирменным почерком российских спецслужб является использование ядов, специально созданных для конкретной жертвы — с учетом состояния ее здоровья и физических параметров» ; oтравления наркотическими веществами выдаются за эпилепсию, инсульт, и т.д. отравления соединениями металлов – за гастроэнтерит, перитонит, и т.д.

В последние годы замечено использование генетически измененных сапрофитов человека, таких как кишечная палочка, Escherichia coli, которые, находясь в организме человека могут становиться смертельно токсичными после активации их в нужный момент химическими веществами, наносимыми накожно или другими способами. Использование новейших достижений в биохимии (например в области биорегуляторов, феромонов и т.д.) даёт возможность индуцировать у жертвы широкий спектр эффектов от немотивированной ярости, до неконтролируемого сексуального влечения и делать жертву легкой добычей для шантажа спецслужбами или дискредитации. Биологические агенты, вызывающие резкий, сильный неприятный запах от тела также используются для дискредитации и изоляции жертвы. Кроме того, разработки в области биорегуляторов (регуляторных пептидов) дают возможность использовать вещества, вырабатываемые самим организмом человека, вызывая сильнейшие изменения в психоэмоциональной сфере, кровоизлияния в мозг, нарушение передачи нервного импульса, нарушение сердечного ритма, инфаркт миокарда, и т.д.

При этом появляется беспрецедентная возможность использования токсических веществ, которые невозможно установить в организме. В каждом случае исход может быть смертельным — убийство, замаскированное под смерть от естественных причин. В более поздний советский период спецслужбы, прежде всего КГБ, использовали данные диспансерного осмотра (медосмотра) для активного выявления скрытых, хронических заболеваний у жертвы с целью их усиления с помощью спецсредств и постепенного доведения до летального исхода жертвы с формулировкой смерть от естественных причин. Чаще всего – от патологии сердечно-сосудистой и сердечно-легочной систем, как наиболее уязвимых к ядам и вепонизированным микроорганизмам и бактериям.

Следует заметить также применяемые спецслужбами биологические вещества, вызывающие заболевания опорно-двигательного аппарата, лишающие жертву возможности передвигаться. Как результат этого — нарушение дыхательной функции организма, а затем и сердечно-сосудистой. Случайный или смоделированный спецслужбами контакт с респираторной инфекцией убивает такую жертву не оставляя следов насильственной смерти от гриппа, пневмонии и т.д. «Новичок» — из серии веществ, вызывающих процесс обвального искусственного биологического старения и катастрофического сокращения продолжительности жизни. 2,4-Pyrolo — вещество вызывающее полную потерю памяти — амнезию.

Алкоголь даже в ничтожных количествах может оказаться смертельным для жертвы при использовании спецслужбами фосфороорганических веществ (типа зарин). Применение биологических агентов и других «спецсредств» в подавляющем большинстве случаев производится под прикрытием какого-либо естественного фактора, например: эндемического очага, климатических или сезонных условий, техногенных просчетов и ошибок (Свердловский случай) и т.д. Производится поиск и выявление различных «слабых мест» для использования их в качестве маскировки. Следующая наработанная схема часто применяется для маскировки применения спецсредств: первый уровень сокрытия — списать все на жертву, например подбрасыванием наркотиков или имитацией алкогольного отравления, то есть виновата жертва. Если первая примитивная версия проваливается, идет в ход: второй уровень сокрытия — убийца — одиночка, а отравляющее вещество — бытовое химическое средство. Эта версия дальше которой дело обычно не идет. Дело быстро сворачивается, дополнительных исследований и экспертного подтверждения не допускается для сокрытия того, что представляет собой: истинный уровень — в виде коллективного участника c привлечением спецслужб и использованием спецсредств.

Как оказалось, основными способами скрытого введения веществ в организм ничего не подозревающей жертвы являются: накожное нанесение; ингаляторное: вдыхание в газообразном виде или в виде ничтожного количества аэрозоля; добавление в пищу; обработка жилища, предметов личного обихода, одежды, белья и т.д. Использование распылителей различных видов и размеров, от обычных пульверизаторов, до «аппликаторов», закамуфлированных под привычные предметы (зонтики, авторучки, ключи, зажигалки, отвертки, даже встроенные в мобильные телефоны(!), а также микрокапсулы, пластиковые дозаторы типа мини-ингалятора размером c ноготь незаметно зажатые между пальцами) дают возможность применения ядов, токсинов, биорецептур, в различных разведениях как накожно, так и ингаляторно. Микрокапсулы, окрашенные под цвет кожи и совершенно незаметные в руке, или разбросанные по полу при раздавливании выделяют содержащийся в них яд, токсин или наркотик. Бурное развитие нанотехнологий неограниченно расширяет возможности скрытого введения в организм любого вещества. Микро и нанокапсулы представляют собой идеальное средство доставки химических и биологических агентов в организм человека. Благодаря своим малым размерам они способны проникать в организм незамеченными его иммунной системой, а затем активироваться либо внутренними клеточными механизмами, либо внешним триггером (например, ультразвуком, электромагнитным излучением) и выделять токсин.

Пористые биосиликоновые наноматериалы, попав в организм человека (в том числе накожно в виде мельчайших игл) могут выделять химическое соединение в течение длительного времени. Поскольку высокотоксичные вещества используются в мизерных объемах, жертва, даже знающая, что подвергается атаке, в большинстве случаев неспособна уловить даже момент этой атаки. Ситуация усугубляется ещё и тем, что никакого физического контакта между атакующим и жертвой нет. Чаще всего «обработка» производится в скученных местах: многолюдных улицах, магазинах, общественном транспорте, но это может быть и одинокий прохожий, идущий вам навстречу, или обгоняющий вас и т.д.

Практикуемое спецслужбами проникновение в жилище в отсутствие хозяев предоставляет широчайшую возможность для беспрецедентного давления на жертву, не давая ей возможности укрыться в безопасном месте. С целью нанесения ущерба здоровью, сопротивляющейся жертве производится обработка токсическими веществами одежды, обуви, нательного и постельного белья, мягкой мебели, ковров, занавесок, обоев, и т.д. Предметы столово-кухонного обихода обрабатываются тяжелыми металлами (свинец, ртуть) или тончайшими полимерными пленками, выделяющими токсин, что вызывает хроническое отравление с необратимыми последствиями.

При отсутствии возможности проникнуть в квартиру, отравляющие вещества подаются в жилище в газообразно-аэрозольном виде через вентиляционные системы, или с помощью специального устройства через микроскопическое отверстие в потолке или стене, производимое специальной дрелью в считанные секунды, или другими способами. Комната превращается в«газовую камеру». Комбинации применяемых против преследуемой жертвы «препаратов» дают совершенно вычурную, постоянно меняющуюся клиническую картину с мириадами симптомов не вписывающихся ни в один из известных диагнозов, сбивая с толку врачей и заставляя их гонять пациента по различным специалистам. Поскольку на первых порах изменения в организме, вызванные применяемыми «препаратами» носят обратимый характер, то такой жертве выставляется несуществующий в медицинской номенклатуре «диагноз» — «вегето-сосудистая дистония», а в случае неожиданной смерти — «Sudden Adult Death Syndrome», который можно перевести как «синдром неожиданной смерти взрослых».

В других случаях (наиболее желательных для спецслужб) больной попадает к психиатру, и далее уже действует тандем «спецслужбы-психиатрия», которая сама является частью внутренней службы КГБ. В дальнейшем с таким человеком обращаются уже как с психически больным со всеми вытекающими из этого последствиями (устранение опасного свидетеля и т.д.). В тех случаях, когда воздействие «препаратов» вызвало в организме необратимые изменения (например, онкологическое заболевание, инфаркт миокарда, астма, инсульт и т.д.) происходит физическое уничтожение жертвы, маскируемое под смерть от естественных причин. В других случаях, при другом развитии событий, длительное воздействие ведет к разрушению личности и, как результат, к лишению социальной и профессиональной активности, что может быть использовано для дегуманизации жертвы в глазах общественности с последующей физической ликвидацией.

Здесь совершенно уместно добавить, что излюбленным методом является ликвидация на выезде. То есть во время отпуска, командировки, поездки, визита и т.д., а также накануне или во время выходных дней или праздников.

Описанная здесь изуверская система ставит в случае преследования жертвы вполне конкретные цели, которые, по нашим наблюдениям, сводятся к нижеследующему: Сломить волю, разрушить мораль жертвы, etc… В конечном итоге, сделать её управляемой, то есть заставить делать то, что в нормальных условиях человек никогда бы не стал делать («вербовка»). Запугать жертву, заставить отказаться от намеченных каких-либо личных, общественных или политических планов. Сделать невозможной реализацию планов «по состоянию здоровья» (инвалидизация жертвы). Разрушить семью как основную опору сопротивления насилию. Искусственно снизить профессиональную, образовательную, общественную, личную активность жертвы, маскируя использование «спецсредств» сомнительными диагнозами типа: «Multiple Chemical Sensitivity Syndrome», (который можно перевести как «синдром повышенной множественной химической чувствительности»), «Chronic Fatigue Syndrome» (который можно перевести как «хронический астенический синдром») и т.д. Отомстить, нанеся тот или иной ущерб здоровью, когда не удалось ни завербовать ни запугать, ни обмануть. Дискредитировать и создать условия для уголовного преследования или прикрепления фальшивого психиатрического диагноза (для устранения свидетеля и т.д.). В качестве пыток (лишение сна, костно-мышечные боли, сильнейшие головные и зубные боли и т.д.) и получение удовлетворения от причиняемых жертве страданий (садизм). Для освобождения жилплощади, территории, и т.д. Для дегуманизации перед «элиминированием».  То есть конечной целью сразу же ставится довести до «exitus letalis» — смертельного исхода (например, после «дегуманизации» или искусственной болезни) — «убийство не оставляющее следов».

Спектр его чрезвычайно широк. Описанные выше способы представляют собой далеко не полный список средств скрытого индивидуального террора. Мы не останавливаемся здесь на «достижениях» военного характера; не касаемся этнического оружия, уничтожающего только один этнос (известно, что некоторые этносы не имеют достаточного количества некоторых метаболических ферментов, имеют отличия в генетическом коде, etc…); не затрагиваем оружие, блокирующее иммунитет и т.д. Поскольку взаимопроникновение уголовного элемента и различных спецслужб — известный из прессы факт, то часть описанных выше методик и способов применяется также и к уголовным элементам.

Вадим Васильевич Баранов, Татьяна Александровна Баранова(Спрыскова)

Веб-мани: R477152675762