Прототип Шарапова в реальности

В ноябре 1979 года была показана первая серия детектива «Место встречи изменить нельзя» по роману братьев Вайнеров «Эра милосердия». Фильм стал культовым, разошелся на цитаты, его знают наизусть. Но не все знают, что всего три года назад — 8 января 2014 года после тяжелой болезни ушел из жизни Владимир Арапов – бывший московский сыщик, с которого братья Вайнеры и «срисовали» образ Шарапова.

В романе «Эра милосердия» речь идет о банде Ивана Митина из небольшого подмосковного городка Красногорк – в начале 50-х она кошмарила всю Москву. На ее счету 11 жизней, 28 дерзких вооруженных ограблений. Банда брала сберкассы, магазины, пивбары. Известно, что во время одного из налетов кассирша, которой угрожали оружием, поседела на глазах у всех. Авторы называют банду «Черной кошкой». Но банда была, а «Черной кошки» – не было. Это выдумки подростков, которые обворовывали квартиры и подбрасывали записки: «Здесь была «Черная кошка». Москвичи до ужаса ее боялись, и преступления, совершенные митинцами, приписывали именно ей.

За крутой нрав коллеги прозвали Арапова «черным полковником».

На поиски бандитов были брошены лучшие следователи уголовного розыска. Преступники были арестованы в феврале 1953 года. Двоих приговорили к расстрелу, еще одного участника группировки – к 25 годам тюрьмы. На след банды удалось выйти благодаря сыщику МУРа Владимиру Арапову, он лично участвовал и в задержании Лукина – правой руки Митина. Именно Арапов и стал прототипом экранного Владимира Шарапова, которого сыграл актер Владимир Конкин. Хотя те, кто знал сыщика, считали, что характер у него скорее жегловский. Единственное, что объединяло его с экранной копией – яркие голубые глаза.

В 1963 году 37-летний Владимир Арапов стал начальником ведущего отдела МУРа по раскрытию убийств, грабежей, разбоев и половых преступлений. За крутой нрав коллеги прозвали его «черным полковником». Дошло до того, что однажды кто-то из обиженных подчиненных вывел эту надпись на двери его кабинета. Но за преданных сыску Арапов стоял горой: выбивал квартиры, представлял к наградам и внеочередным званиям. Считается, что именно Арапов ввел в Москве моду на кобуру – сыщику ее подарил начальник берлинской полиции. Владимир Павлович подарок примерил, ему показалось удобней держать оружие в кобуре, а не за поясом. Идею подхватили и другие оперативники – так кобура ушла в народ.

В 60-х годах в МУРе служил будущий писатель Аркадий Вайнер. Он вспоминал: «Бывало, мы вместе работали по уголовным делам, и я не уставал восхищаться мужественной силой, источаемой этим человеком, быстрым его умом, опытом, энергичностью. Уголовники боялись его как огня, и достигалось это не криками, не угрозами, а несомненным нравственным превосходством». В начале 60-х Вайнер написал первый рассказ о милиции «Самый длинный день в году» – он был опубликован в газете «На боевом посту», которая выходила на Петровке. Это история о том, как сотрудники МУРа брали убийцу-крота. Там-то впервые и появился Шарапов. А в предисловии Аркадий Александрович написал, что прототипом главного героя стал сыщик Владимир Арапов.

Как и любой преданный своему делу сыскарь, он работал на износ: домой раньше полуночи не приезжал, а однажды безвылазно провел на службе две недели. О работе дома – ни слова. Лишь однажды Владимир Павлович предупредил маленьких сыновей, которых у него было трое, чтобы никому не открывали дверь – когда в Москве «хозяйничал» Владимир Ионесян по кличке Мосгаз, один из первых советских серийных убийц. Московская милиция тогда работала круглосуточно. Сам Арапов возглавлял штаб по поиску маньяка, а его сотрудницу использовали в качестве приманки при аресте Ионесяна на вокзале в Казани.

На жизнь сыщика покушались как минимум трижды — зэки заказывали его на своих сходках.

Последние годы Арапов был прикован к постели. Единственной радостью 87-летнего полковника милиции в отставке, благодаря которому появился немеркнущий образ Шарапова, была его семья.

Что касается «Места встречи», то первая серия была показана по телевизору 11 ноября 1979 года, после чего в квартире Араповых долго не умолкал телефон. Звонили друзья, родственники, сослуживцы. Реакция была примерно одинаковая: «Ну надо же!» После фильма Высоцкий с Конкиным стали народными героями – на Петровке в кабинетах некоторых сыскарей до сих пор висит портрет Высоцкого в роли Жеглова с надписью: «Вор должен сидеть в тюрьме!» А вот Арапову фильм особых дивидендов не принес. Он вообще с иронией относился к своему статусу «Шарапова», хотя отмечал, что в больницах к нему всегда благоговейно относились, особенно молодой персонал, когда узнавали, что он и есть следователь по делу легендарной «Черной кошки».

С Петровки Владимир Павлович ушел в 1971 году после конфликта с новым руководством, преподавал в школе милиции. Все его сыновья – Виктор, Павел и Владимир – стали сыщиками. Жену давно похоронил. А последние годы Арапов был прикован к постели: из-за сахарного диабета у него развилась гангрена, и врачам пришлось ампутировать ногу, другая была обездвижена. Он практически не разговаривал, за ним присматривала сиделка. Единственной радостью 87-летнего полковника милиции в отставке, благодаря которому появился немеркнущий образ Шарапова, в те годы была его семья.

источник

Веб-мани: R477152675762