КТО заказчик Старовойтовой ?

Старовойтова была убита вечером 20 ноября 1998 года. Киллеры подкараулили депутата в подъезде ее дома на канале Грибоедова и открыли огонь, когда она стала подниматься по лестнице. Старовойтова погибла на месте, а ее помощник Руслан Линьков получил ранения.

В 2005 году городской суд вынес приговор исполнителям преступления: предполагаемому организатору Юрию Колчину и киллеру Виталию Акишину, приговорив их к 20 и 23 годам соответственно.

Отбыв половину срока, Колчин заявил, что заказ на убийство исходил от Глущенко, который летом 1998 года приехал к нему на дачу, позвал с собой в баню и там попросил организовать убийство, рассказывает РБК адвокат Глущенко Александр Афанасьев.  Согласно обвинительному заключению, Глущенко обвиняется в организации убийства «в целях прекращения ее государственной деятельности». В качестве заказчика пока фигурирует неустановленное лицо.

Глущенко называет заказчиком авторитетного питерского предпринимателя Владимира Барсукова (Кумарина), которого следствие считает лидером тамбовской преступной группировки. «Коммерсантъ» сообщал, что в нее входил и Глущенко под именем Миша Хохол.

«Всем понятно, что Глущенко Старовойтова не волновала, он был передаточным звеном, — отмечает Афанасьев. — В мае 1998 года в помещении гребного спортивного клуба «Знамя» на Крестовом острове у него состоялась встреча с Кумариным. И Кумарин дал указание ликвидировать Старовойтову — никакого вознаграждения он не предлагал, никакой помощи оружием и прочими вещами тоже».

По словам защитника, мотивы убийства Барсуков не называл. «Глущенко может только предполагать, что ликвидация Старовойтовой была нужна [Кумарину], для того чтобы взять под контроль Законодательное собрание города. К этому времени он подмял под себя органы исполнительной власти», — говорит Афанасьев.

Адвокат отмечает, что свидетелей этого разговора следствие не нашло, а клиент об этой встрече другим не рассказывал, отказаться же не мог, боясь мести.  Глущенко также предъявлено обвинение в убийстве в 2004 году трех человек на Кипре, в том числе Вячеслава Шевченко, бывшего партнера по бизнесу и коллеги по фракции ЛДПР. За вымогательство у партнера денег Глущенко уже отбывает восьмилетний срок.

В дело об убийстве на Кипре следствие добавило еще три эпизода, три убийства, в том числе племянника бывшего мэра Петербурга Анатолия Собчака. Обвинения пока не предъявлены.  Вину в этих шести убийствах (всех, кроме Старовойтовой) Глущенко категорически отрицает, отмечает адвокат.  По мнению источника, знакомого с ходом расследования, Глущенко признал вину в убийстве депутата и заключил сделку со следствием, так как надеется избежать ответственности за шесть других убийств. Сделка же со следствием сейчас не позволит суду назначить Глущенко максимальное наказание (пожизненное заключение) за убийство Старовойтовой. Судебный процесс будет идти в особом режиме, без исследования доказательств и допросов свидетелей.

Свои показания Глущенко подтвердил на полиграфе. В заключении психофизиологической экспертизы (есть в распоряжении РБК) Глущенко утверждает, что получил задание убить Старовойтову от Барсукова и ему ничего не известно о других заказчиках. Но он отрицал свою причастность к убийству трех человек на Кипре.

Афанасьев отметил, что на заседании суда будет просить применить к Глущенко сроки давности и прекратить дело об убийстве Старовойтовой.

Как сообщили РБК два источника, ​знакомые с ходом расследования, в материалах дела содержится «предсмертная записка», предположительно написанная Шевченко: четыре машинописных листа, которые были отправлены неизвестными людьми начальнику ГУВД по Петербургу. Ее обнародовал в интернете Линьков, указав, что получил ее от анонимов.  Автор записки утверждает, что депутатом Госдумы Глущенко стал, заплатив руководству ЛДПР $300 тыс., якобы на его счету — десятки убийств, совершенных в Петербурге, а заказ на убийство Старовойтовой исходил непосредственно от руководства фракции ЛДПР.

«Убийство Старовойтовой было своеобразной платой за вхождение Миши в список депутатов будущей Госдумы от ЛДПР», — утверждает автор записки. Осенью 1999 года Глущенко попал в предвыборный список ЛДПР, первым по уральской группе. Но ЦИК отказался регистрировать список. Власти сочли, что в нем слишком много криминальных авторитетов. В новый список, составленный под названием Блок Жириновского, петербургский политик уже не попал.

В 2010 году следствие назначало проведение почерковедческой экспертизы письма. Эксперты пришли к выводу, что на листах имеются электрофотографические копии подписей Шевченко. На процессе по делу о вымогательстве суд признал это письмо недопустимым доказательством.

Сестра убитой Ольга Старовойтова, помощник Руслан Линьков и их адвокат Борис Грузд сомневаются, что у Барсукова (Кумарина) мог быть самостоятельный мотив для убийства депутата. «Он мог быть таким же связующим звеном между заказчиком и исполнителями, как и Глущенко», — отмечает Грузд.  «Галина Васильевна была одним из самых ярких разоблачителей коррупции того времени, — вспоминает Ольга Старовойтова, которая работала ее общественным помощником в Петербурге. — Она постоянно писала депутатские запросы, например о похищении книг из Академии наук, о мошенничестве при распределении жилья военным. Ее ненавидела чуть ли не половина Думы».  

«Барсукова хоть и считали «ночным губернатором» Санкт-Петербурга, но у него вряд ли был самостоятельный мотив для убийства: он не занимался политикой, а Галина Васильевна — бизнесом», — рассказывает Старовойтова. По ее мнению, настоящих заказчиков сестры следует искать среди тех, против кого она боролась.

По словам Линькова, Старовойтова имела большое влияние в Законодательном собрании Петербурга и могла блокировать проекты губернатора, в которых подозревала коррупционные составляющие. Она выступала против получения кредита в $200 млн от британских банков под гарантии городского правительства на строительство вокзального комплекса для РАО «Высокоскоростная магистраль». Старовойтова убедила депутатов голосовать против предложений Яковлева, рассказывает Линьков. Часть денег все-таки поступила, а затем счетные палаты города и России выявили нецелевое расходование кредита.

Другой серьезной проблемой в городе была комиссия Госдумы по проверке итогов приватизации в Петербурге, рассказывает Линьков. Ее руководителем был назначен депутат заксобрания Юрий Шутов (позднее он был осужден к пожизненному сроку за серию заказных убийств и умер в тюрьме), а секретарем — Михаил Иванов, помощник депутата Глущенко. Туда входили и другие депутаты от ЛДПР со своими помощниками, рассказывает Линьков.

По его словам, комиссия собирала документы о компаниях, составах советов директоров, пакетах акций и вымогала деньги у предпринимателей. «Речь шла о сотнях предприятий», — рассказывает Линьков. Он отмечает, что летом 1997 года к Старовойтовой обратился вице-мэр города Михаил Маневич, который возглавлял комитет по управлению городским имуществом, — он утверждал, что «комиссия Шутова» без законных оснований требует представить документы компаний. «За сутки до встречи со Старовойтовой Маневич был убит», — констатирует Линьков.  Кроме этого Старовойтова готовила запросы в Генпрокуратуру о деятельности ЛДПР. «По ее мнению, было несколько итальянских фирм, через которые члены ЛДПР поставляли оружие и поддерживали режим Саддама Хусейна, а взамен, как подозревала Галина Васильевна, они получали квоты на продажу иракской нефти», — рассказывает Линьков.

Старовойтова выступала против присвоения лидеру партии Владимиру Жириновскому докторской степени, напоминает Линьков. По мнению помощника Старовойтовой, следствию необходимо тщательнее исследовать версию о возможной причастности к этому преступлению ЛДПР и городских властей.

Ольга Старовойтова также указывает на разногласия сестры с Жириновским. Галина собиралась баллотироваться на пост губернатора Ленинградской области в 1999 году, когда лидер ЛДПР выразил такие намерения, чтобы составить конкуренцию Жириновскому. «Галина Васильевна сказала, что нельзя допускать людей Жириновского во власть. Маловероятно, что она победила бы на выборах, но «картину» бы точно испортила, отобрав часть голосов у лидеров», — полагает сестра депутата.

Ольга Старовойтова вспоминает, что Жириновский в 2004 году приезжал в суд и давал показания в защиту обвиняемых в убийстве депутата — Колчина и других подсудимых. А перед этим он посетил могилу ее сестры.  «Он забрался с ногами на могилу, пил водку, закусывал хлебом, ошметки которого скинул на соседнюю могилу​ Собчака, принес ей в «подарок» одеколон «Жириновский», а потом пошел в суд давать показания, опоздав на заседание на полтора часа», — вспоминает Старовойтова. Она квалифицирует такие действия как акт вандализма.

Следователи не предъявили официальных обвинений Владимиру Барсукову, который уже восемь лет находится в спецблоке СИЗО «Матросская Тишина», приговоренный к 15 годам за рейдерские захваты собственности в Петербурге и вымогательство.

Барсуков пока не дает показания по делу, но он ответил на переданные через адвоката вопросы РБК. Он заявил, что непричастен к убийству Старовойтовой, а Глущенко его оговаривает.

«Следователь мне говорил, что уверен, что я действовал в чьих-то интересах. Я просил назвать мне, в чьих я интересах действовал? Он не стал, — рассказывает Барсуков. — Я сестру Старовойтовой хочу убедить [что не заказывал убийство], а суд не убедить. У меня таких судов уже много».

«Я хочу сказать всем, что у меня со Старовойтовой не было не только никаких проблем, но более того, у нее приемная была в офисе моего друга», — сказал Барсуков, не уточнив, о ком идет речь. «Убийц Старовойтовой нужно искать среди политически ангажированных фигур», — уверен Барсуков.

По мнению Барсукова, лидер ЛДПР просто так не приходит в суд. «Попробуйте Жириновского в любой суд вытащить. Не получится. А к Колчину в суд приезжал. Зачем? Он приходит к близким друзьям, кто его попросил в серьезных ситуациях», — рассказывает Барсуков, отмечая, что сам с лидером ЛДПР не знаком.

Пресс-служба ЛДПР сообщила, что в партии не будут комментировать эту тему.

источник

Веб-мани: R477152675762