Как мы съели сапоги. 49 дней дрейфа без еды и воды

На рейде южнокурильского острова Итуруп стояла ржавая железная баржа Т-36 - самоходная посудина, которую военные использовали для переброски грузов вдоль побережья. На борту - четверо служивых: сержант Асхат Зиганшин и рядовые Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов. Они не сразу заметили, что баржу сорвало с якоря и понесло вдоль острова, а когда наконец осознали, что стряслось, запустили двигатель и попытались пристать к суше.

Было 17 января 1960 года.  Но разгулявшийся шторм разбил всякие надежды выбраться: двигатель заглох, и баржу понесло в открытое море. А точнее - в океан.

Бортовой неприкосновенный запас - на двое суток. Для двоих, а не четверых. Ведро картошки. Две банки тушенки. Полтора кило свиного жира. Неполный бак питьевой воды. Ее выпили в первые дни дрейфа. Потом, экономя каждый глоток, пили воду, перемешанную с соляркой, из двигателя. Он не заводился по-прежнему, и баржу несло ветром и волнами.  Они думали, что их ищут. И спасут. И их поискали. Недолго. И наверняка решили, что, как ни прискорбно, парни утонули во время шторма...

НЗ они съели в первые дни: даже представить себе не могли, что их одиссея растянется на 49 дней! Потом съели кожаные меха гармошки, взятой в караул. Потом стали поглядывать на кирзовые сапоги. Еще несколько дней - и они пошли в котелок: их съели, мелко нарезав и отварив в воде из двигателя.  Говорили очень мало, сил не было. Да и желания. Но голод доканывал, и как-то сам собой возник разговор о том, что беглые зеки берут с собой одного обреченного на заклание.  Федотов с того дня, когда ложился спать, клал под бок топор.

Первое время, судно было на ходу, но из-за разбушевавшейся стихии матросы просто не рисковали приближаться к берегу – корабль бы разнесло в клочья. Тем не менее, после девяти часов непрерывной борьбы со штормом, топливо начало подходить к концу. Держаться на безопасно-удаленном расстоянии они больше не могли. Решили рискнуть –  выброситься на берег, то есть совершить сложнейший морской маневр, в ходе которого судно гарантированно погибает. Но неудачно – баржа осталась на плаву, получив пробоину. Пришлось в штормовую погоду, в 18-ти градусный мороз ее заделывать. К отсутствию топлива добавилась еще и течь.

Течение смерти

Судно все дальше уносило от Курильских островов на юго-восток, где баржу подхватило теплое течение Куросио, которое японские рыбаки кличут «течением смерти»: «Еще несколько веков назад было замечено, что иногда японские рыбаки, уйдя даже в тихую погоду на промысел, не возвращались домой. Подхваченные мощными потоками Куросио восточнее островов Рюкю, где его скорость достигает 78 миль в сутки, их уносило в Тихий океан», — писал российский моряк Скрягин.
В скорости Куросио заключалась и другая опасность – в нем не водилось рыбы, а это грозило морякам голодной смертью: «Рыбы не поймали ни одной, хотя все время пытались этим заниматься, готовили снасти из подручного материала, что нашли на борту. Потом узнали, что никакой живности в тех местах не водилось из-за мощного океанского течения», — вспоминал потом Асхат Зиганшин, один из участников дрейфа.

 Самолет-разведчик с американского авианосца «Кирсардж» случайно обнаружил болтающееся в океане странное ржавое суденышко. А на его борту - две человеческие фигуры, отчаянно махавшие руками. Через три часа катер с авианосца подошел к жестянке и снял четверых советских солдат, заросших, бородатых и совершенно обессилевших от голода и жажды. Командир корабля передал срочное радиосообщение на свою базу.

Еще через час крупнейшие информационные агентства всего мира, захлебываясь, передавали сообщения о необыкновенном событии. По всему миру! Но в Советском Союзе - в эфире ни слова.

Так почему же моряков так долго не могли найти ни советские, ни иностранные суда, ведь они дрейфовали в океане целых 49 дней. Неужели их сочли погибшими сразу после шторма, и никто из части даже не попытался найти их?
На самом деле нет. Спасательные экспедиции были предприняты еще во время шторма, когда удалось вызволить из лап стихии другие унесенные корабли. Но когда баржу Т-36 унесло в открытый океан, поиски прекратились. Почему?
На судне, помимо еды потерпевшие бедствие матросы нашли номер газеты «Красная звезда», в которой рассказывалось о планируемых испытаниях советских ракет именно в тех краях, куда уносили их воды Куросио. Они попали в квадрат, который до 1 марта 1960 года был запрещен для судоходства. На дворе стоял январь…
Долгое время их единственными спутниками оставались акулы. Тем не менее, матросам повезло. Волею случая их отнесло прочь от безлюдных вод, в сторону судоходных путей. Но они с отчаянием проводили несколько уплывающих вдаль кораблей, перед тем, как их заметили американские вертолеты.

Идеология холодной войны

Когда 6 марта над баржей зашумели лопасти вертолета, матросы уже были на грани истощения. Но даже несмотря на это, они побоялись сразу принять помощь американцев – шел 60-й год, разгар холодной войны. «Я услышал шум и вышел посмотреть. Оказалось, над нами был вертолет. Мы еще не понимали, кто это, но попытались объяснить, что нам нужны продукты, топливо и карта. Мы могли пойти своим ходом», — рассказывает Зиганшин. Ответа не последовало, авианосец уплывал, унося с собой последнюю надежду на спасение.
Но на следующий день, корабль вернулся, и изнеможенные матросы услышали на ломаном русском: «Помощь нужна?»
На авианосце матросам понадобилось какое-то время, чтобы восстановиться и прийти в себя. Вместе с вернувшимися силами пришло и осознание: ««Мать честная! Мы же на американском авианосце!» Вдруг дезертирами объявят? Или, того хуже, предателями.
Эта тревога не оставляла их еще год после чудесного спасения. Зиганшин вспоминал потом, что даже когда вернулся в свою часть на Курилы, долго не верил, что все закончится без последствий. Ведь еще когда американский авианосец доставил группу в Сан-Франциско, им позвонил журналист из «Правды» и намекнул, как бы не сболтнули они чего лишнего. А во время дрейфа к семьям пропавших приходили на обыск – искали дезертиров! Но на Родине, их встретили как героев, а в Сызрани именем Асхата даже улицу назвали.

Четверку с баржи представили к званию Героев Советского Союза.

Но... тут вышла некая заминка. Какая, рассказывал мне тот же А. И. Аджубей. Тогдашнему министру обороны маршалу Р. Я. Малиновскому явно во всей этой истории что-то не нравилось. И когда ребят представили к званию Героев, Малиновский буквально встал на дыбы. И дали им по Красной Звезде. Они о такой награде даже не мечтали.

Вообще, думаю, если бы не Аджубей, быть бы «отважной четверке», попавшей на американский авианосец , как минимум под трибуналом.

В общем, когда их пригласили к министру обороны, Малиновский то хмурился, а то пытался изобразить отеческую улыбку. Никто ничего не понимал. Сунув солдатам по коробочке с именными часами «Стрела», маршал пробубнил: «Это вам, чтобы не блудили». Аджубею он потом сказал: «Надрались, черти, а им - Героев». Аджубей категорически ему возразил: в том-то и дело, что не пили, я тоже это потом дотошно выяснял. Баржу реально сорвало штормом. Так что эти четверо вели себя по-настоящему мужественно.

«Холодная война» - в полном разгаре.

источник

Веб-мани: R477152675762

Один комментарий для “Как мы съели сапоги. 49 дней дрейфа без еды и воды”