Экзотический яд для Ивана Кивелиди?

4 августа 1995 года в Центральной клинической больнице скончался председатель правления Росбизнесбанка Иван Кивелиди. Вскоре выяснилось, что его отравили неким экзотическим ядом. Началось всё 1 августа 1995 года: у банкира обычный рабочий день, но ближе к вечеру он теряет сознание. Вызвали «скорую», и Кивелиди увезли в ЦКБ. Острые колики с обмороками случались у него и ранее — больные почки, а к тому же ещё и хроническая гипертония. Поначалу врачи подозревали обширный инсульт, пациента поместили в реанимацию.

На следующий день с похожими симптомами в больницу, но уже 1-ю Градскую, доставлена секретарь Кивелиди — 35-летняя Зара Исмаилова: судороги, похожие на эпилептические, потеря сознания, нарушение кровообращения. Женщина скончалась, не приходя в сознание, утром 3 августа. Шеф пережил её на сутки. Схожесть картины смерти и насторожила медиков со следователями. Заподозрив отравление, решили провести судебно-медицинское исследование в специализированном морге, где уже точно установили: отравление.

Первоначально токсикологи предположили, что летальный исход наступил в результате попадания в организм солей тяжёлых металлов. Но как они туда попали? Следственная группа отправилась в офис Кивелиди, но в ходе обыска ряд сотрудников правоохранительных органов почувствовали себя плохо: головокружение, головная боль, слезятся глаза. Нескольких пришлось даже госпитализировать, а исследованием помещений занялись уже спецы гражданской обороны и сотрудники Санэпидемнадзора — все работали в костюмах химической защиты. Вот именно они и обнаружили некое отравляющее (или радиоактивное) вещество в мембране одной из телефонных трубок. За то время, пока эксперты в своих лабораториях разбирались, что это за отрава, она унесла ещё одну жизнь: скончался сотрудник Центра судебной экспертизы при Минюсте, занимавшийся вскрытием тела Кивелиди и изучением печени убитого. Как установило следствие, вещество, следы которого обнаружили в телефонной трубке и телах погибших, не значится ни в одном реестре — даже сверхсекретном и даже боевых отравляющих веществ. А синтезировать его можно исключительно в лабораторных условиях и лишь в некоем секретном НИИ закрытого городка Шиханы Саратовской области, где как раз и занимались исследованиями этих самых боевых гадостей и их синтезом. Как выяснила телепрограмма Николая Николаева «Независимое расследование», основной потребитель продукции этого НИИ вовсе не военные, а соответствующие подразделения неких специальных служб. Потому шансы, что это специзделие — даже за большие деньги! — мог раздобыть простой смертный, нулевые.

Впрочем, обработать спецсредством телефонную трубку, по всей видимости, мог тоже лишь профи, при этом, как пояснили «Независимому расследованию» эксперты, он ещё должен быть экипирован чуть ли не в полноценный костюм химзащиты: специальные трёхслойные перчатки и, цитирую эксперта, «желателен, конечно, противогаз, маска не спасает», поскольку смертоносное вещество, по всей видимости, действует и через кожу, и через дыхательные пути. Выходит, экипированный таким образом — в кабинете Кивелиди! — преступник должен был, вскрыв ампулу, впрыснуть содержимое в трубку. Не самая банальная операция...

Сегодня уже и не каждый вспомнит, кто такой Кивелиди, а тогда он нередко мелькал в эфире, раздавал интервью. По одной из версий, банкир считался одним из богатейших людей России. Но, подняв газетные подшивки 1995 года, можно прочесть и совершенно иное: что, мол, он и финансист средний, и состояние его не огромно. Зато Кивелиди был вхож в высокие кабинеты и, имея неплохие связи в правительстве, мог пролоббировать принятие тех или иных решений. Основным детищем Кивелиди считают созданный им в 1993 году «Круглый стол бизнеса России» (КСБР), быстро ставший влиятельным «профсоюзом» банкиров и предпринимателей, не особо скрывавших свои политические амбиции. Им тогда «оппонировал» Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) Аркадия Вольского — «красные директора»: у них были свои виды и на судьбы госсобственности, и на делёж политического поля, подкреплённые мощным административным ресурсом и поддержкой силовых структур.

Да и сам Кивелиди выказывал интерес к политике. По данным СМИ, в 1993 году он вместе с Кахой Бендукидзе финансировал предвыборную кампанию Ирины Хакамады и затем де-факто контролировал депутатскую группу «Союз 12 декабря». Стоит добавить, что уже шла подготовка декабрьских выборов в Госдуму. Кто знает, какие замыслы на эту кампанию были у Ивана Кивелиди, кого он хотел финансировать, не собирался ли сам в политику? Менее года оставалось и до президентских выборов, к исходу которых сплотившиеся вокруг Кивелиди финансисты и предприниматели точно не были равнодушны: на кого они сделали бы ставку? Не исключено, кто-то из серьёзных людей счёл, что такой «капитан» бизнеса в перспективе опасен тем, может объединить бизнесменов в грозную силу.

Но следствие решило, что в смерти банкира виновен его партнёр по бизнесу, Владимир Хуцишвили: его отношения с Кивелиди испортились, когда тот решил провести эмиссию акций Росбизнесбанка, из-за чего доля Хуцишвили в уставном фонде банка значительно сокращалась. Вот Хуцишвили якобы и купил страшно секретный яд и сам его нанёс. Больше, мол, некому, поскольку, утверждало следствие, именно Хуцишвили 1 августа 1995 года провёл в кабинете Кивелиди свыше часа, ожидая встречи с банкиром. Проще говоря, раз Кивелиди был отравлен после того, как в его кабинете побывал Хуцишвили, тот и виноват! Осенью того же года Хуцишвили задержали, но вскоре выпустили — никаких улик.

Однако спустя 10 лет его задержали вновь и в 2006 году судили, приговорив к 9 годам лишения свободы. Судили в закрытом режиме: материалы следствия засекречены, поскольку и «яд» страшно секретен, и дело построено на косвенных доказательствах — ни улик, ни реальных свидетелей. Трудно сказать, виновен ли Хуцишвили, но так же трудно представить его в кабинете банкира в спецперчатках и противогазе!

источник

Веб-мани: R477152675762