«Росатом» . Под грифом «секретно»

В 1983 году советский журнал «Наука и жизнь» напечатал сенсационную статью под названием «Буря в стакане воды». В ней автор со всей ответственностью заявлял о возможности контролируемого термоядерного синтеза чуть ли не в домашних условиях. Эта статья наделала много шума, опыты проводились по всему миру, но сенсации и переворота в ядерной физике так и не случилось. С тех пор выражение «буря в стакане воды» стало устойчивым, оно обозначает переполох по незначительному поводу.

Но далеко не все советские наработки в атомной отрасли были положены под сукно. Младореформатор Сергей Кириенко взялся за реализацию казавшихся утопичными проектов советских времен. В ноябре исполнится 10 лет, как он возглавил атомную отрасль. Весьма значительный срок, и можно попытаться подвести некоторые итоги. Тем более что громких обещаний о строительстве ледокольного флота и сооружении плавучих атомных станций было много, бюджеты проектов росли, вот только одна незадача: до сих пор ни один из них не был доведен до логического завершения.

Три из двадцати

Буквально месяц назад Сергей Кириенко доложил Владимиру Путину о новом рекорде: в 2014 г. АЭС выработали более 190 млрд кВт/ч, а в 2015 г. эта цифра увеличится до 200 млрд кВт/ч. «За счет чего это делается? Блоков ведь новых не запускают? За счет чего растет мощность? Может, сам Сергей Кириенко крутит педали динамо-машины?» – иронизирует доктор технических наук, профессор, бывший член общественного совета при «Росатоме» Владимир Кузнецов. Он сам и дает ответ на этот вопрос: в госкорпорации форсируют работу уже существующих энергоблоков, повышая предел их мощности до уровня 104–108% от проектной. «Энергоблоки, которым 40–50 лет, у которых подходит окончание всех мыслимых сроков эксплуатации, грузят дополнительно. Кольская АЭС, для примера, была запущена в 1971 г., ее грузят на 104–108% от номинала. Это преступление! Вы на старой машине, «копейке» 1970‑х, будете гонять по автобану со скоростью 200 км/ч? Да она у вас развалится. То же самое и с ядерной энергетикой», – негодует Владимир Кузнецов.

«Проводится опасный эксперимент по эксплуатации реакторов ВВЭР на тепловой мощности, превышающей проектную. Это ведет к повышению нагрузок на корпус реакторов, на трубопроводы, к ускорению износа и без того старого оборудования. При этом вероятность аварий возрастает», – подтверждает выводы коллеги эксперт по атомной энергетике международной экологической организации «Беллона», физик-ядерщик Андрей Ожаровский. Владимир Кузнецов несколько лет назад возглавлял комиссию, которая дала отрицательное заключение на возможность такого искусственного наращивания мощности АЭС, но, как признается сам ученый-ядерщик, его вердикт выбросили в корзину, собрали новый состав комиссии из лояльных к Сергею Кириенко экспертов, которая и выдала необходимое «Росатому» положительное заключение.

«То, что пока в России нет крупных экологических катастроф, это не достижение российских атомщиков, а, скорее, вопрос везения. «Росатом» в последнее время проводит на действующих АЭС ряд опасных экспериментов, которые действительно увеличивают вероятность повторения радиационной катастрофы», – говорит Андрей Ожаровский. Эту же мысль продолжает и Владимир Кузнецов: «В правительстве нет человека, который мало-мальски разбирается в атомной энергетике. Поэтому команде Кириенко удается все эти годы очень умело всем вешать лапшу на уши». По его словам, Сергей Кириенко изначально обещал ежегодно вводить в строй по два новых энергоблока. Прошло 10 лет, то есть должны были ввести 20 энергоблоков, а реально поставили в строй только три.

Опрошенные «Ко» эксперты указывают, что основная проблема команды Кириенко – это стремление реализовать мегапроекты без должного экономического обоснования. Это и ПАТЭС, и зарубежные стройки, и даже давно реализуемые проекты на территории России. Возьмем Балтийскую АЭС (Калининград): ее строительство началось в 2011 г., «Росатом» рассчитывал, что иностранные энергокомпании, заинтересованные в покупке электроэнергии будущей АЭС, приобретут долю акций станции. Сам же Сергей Кириенко оптимистично заявлял, что даже «если не будет иностранных инвесторов, то первый энергоблок мы все равно пустим в 2016 г.». Иностранных инвесторов так и не нашли, а строительство самой станции, которое (вместе с инфраструктурой) оценивалось более чем в 6 млрд евро, в 2014 г. было в действительности заморожено. «Фактически закопали в землю сотни миллионов рублей, но ее мощности оказались не нужны. Воронежская станция в таком же состоянии. Но это никому не нужно, просто разбазариваются бюджетные деньги», – констатирует Владимир Кузнецов. Страны, в которые планировалось экспортировать электроэнергию (Польша и Германия), отказались покупать электричество, выработанное на АЭС, самой же Калининградской области столько электроэнергии не нужно. Тут же Владимир Кузнецов приводит пример Белоярской АЭС, где новый блок находится в состоянии подготовки к запуску уже 14 месяцев. «Это вопиющий факт. Я не знаю, как это комментировать!» – возмущается ученый. По его словам, проблема в том, что у «Росатома» попросту нет топлива для запуска этого блока. Он подчеркивает, что несогласованность и отсутствие расчета перспектив реализации наблюдаются во многих проектах команды Сергея Кириенко.

Андрей Ожаровский в своих выводах пошел еще дальше: «Объективно атомная энергетика как отрасль промышленности России не нужна. Это, конечно, не относится к ядерной физике как науке, к ядерной медицине, дефектоскопии и пр. – я говорю только про энергетику». По его словам, для страны с экономической точки зрения АЭС – дорогая и опасная игрушка. В настоящее время именно с экономической точки зрения наличие АЭС – большая проблема. АЭС и ранее производили электроэнергию, которая обходилась стране дороже газовой генерации, – если учитывать все затраты и госсубсидии на добычу и обогащение урана, обращение с отходами, отработавшим ядерным топливом. «Сейчас, в условиях кризиса, в условиях дешевого газа АЭС экономически неконкурентоспособны. Атомная генерация держится на госсубсидиях, – высказывает откровенно крамольную для «Росатома» мысль Андрей Ожаровский. – Но «Росатом» продавливает проекты строительства новых АЭС (по неопробованным, экспериментальным проектам) в Воронежской, Ленинградской, Курской, Смоленской областях, когда именно там весьма просто отказаться от опасных АЭС и перейти на более дешевую и надежную газовую генерацию». Но ввиду отсутствия в правительстве специалистов в ядерной отрасли и полного выдавливания из отрасли оппонентов Сергею Кириенко удается и дальше лоббировать свои проекты, невзирая на отсутствие экономического смысла в их реализации и откровенную опасность существующих и вводимых в строй мощностей.

Кардинально изменить ситуацию могло бы разделение «Росатома», точнее, выделение из него оборонной составляющей, считает Владимир Кузнецов. До тех пор, пока в госкорпорации есть два направления, военное и гражданское, ее деятельность будет абсолютно непрозрачной. Нужно выделить гражданскую часть в отдельную госкорпорацию, деятельность которой можно будет проконтролировать, а экономическую целесообразность проектов – просчитать, говорит эксперт. Сейчас же все спрятано за завесой секретности, так как «Росатом» работает, в том числе, и на оборону. Апеллируя к тому, что общественный контроль по понятным причинам невозможен, никто, кроме команды самого Сергея Кириенко, не видит всей картины в отрасли целиком. Эксперты могут судить о положении дел лишь по официальным данным и тем проектам, которые не имеют грифа «секретно», но они не отражают всей ситуации в атомной сфере. Не исключено, что ситуация куда более плачевная, нежели можно судить по видимой части айсберга «Росатом».

источник

Веб-мани: R477152675762