Герой укрылся за телами рожениц!

 

9 января 1996 года отряд Салмана Радуева  захватил заложников в родильном отделении и больнице города Кизляра.  

Террористы согнали в больницу ещё свыше 3 тысяч человек из близлежащих домов и потребовали от Москвы вывести из Чечни федеральные силы. 10 января боевики, захватив с собой часть заложников, покинули Кизляр. Но, не дойдя до Чечни, окопались в дагестанском селе Первомайское, где их блокировали федеральные силы. Потом была спецоперация, 82 заложника освобождены, 13 погибли. Погибли и 26 сотрудников силовых структур, уничтожены 153 боевика, ещё 30 взяты в плен – это краткая версия трактовки сугубо официозной.
Этот теракт власть вспоминать не любит. И вы не найдёте о нём ни слова на официальных сайтах ФСБ, МВД и Министерства обороны – ведомств, непосредственно участвовавших в тех событиях. Так что казённую оценку случившегося можно отыскать, порывшись в старых подшивках. Поскольку о единообразии цифр силовые ведомства так и не договорились, в одних сводках  твердилось об отряде в 200 человек, в других – о 400, третьи же и вовсе насчитали более 500. А половину боевиков якобы «составляли профессиональные арабские наёмники»…

«Он шёл на Одессу, а вышел к Херсону…»
Трактовки противной стороны также искажены пропагандой. В изложении одного из сайтов сепаратистов дело обстояло так: «Численность отряда 256 человек. По данным чеченской разведки, в Кизляре находилась российская вертолётная база, где на складе было большое количество оружия… Однако эти сведения не подтвердились. Бойцы Радуева обнаружили на аэродроме всего лишь несколько вертолётов без горючего и пустые ящики из-под оружия. Вертолёты были сожжены. Завязался ожесточённый бой с российскими подразделениями, которые потом намеренно оставили чеченскому отряду «коридор» для отступления к больнице и роддому. Потеряв на улицах Кизляра около 35 человек убитыми, отряд Салмана Радуева захватил заложников в больнице. В больницу были также согнаны жители из окрестных домов. Всего в заложниках оказались 3700 человек. Захват заложников при походе в Кизляр не планировался. Радуев действовал по обстоятельствам, пытаясь спасти отряд, попавший в российскую ловушку.

Используя ситуацию, Салман Радуев потребовал от Москвы вывести войска из Чечни и вообще с Северного Кавказа…» Это про Кизляр, а вот о Первомайском: «Взяв с собой часть тел погибших товарищей и 230 заложников, чеченский отряд выехал утром по направлению к селению Первомайское на границе с Чечнёй. …На блок-посту у Первомайского бойцы Радуева взяли в плен 36 российских омоновцев. При подъезде к мосту через Терек колонну обстрелял российский вертолёт, который также разнёс мост ракетой. Таким образом, отряд уже не мог проехать в Чечню… За дни боёв в Первомайском погибло 23 чеченских бойца. При переходе минного поля отряд потерял 6 сапёров. Группа прикрытия из 15 бойцов осталась в селе – 11 из них попали в плен, остальные погибли… Общее число чеченских бойцов, погибших в Кизляре и Первомайском, составило 70 человек. Российские войска потеряли в боях за Первомайское более 250 человек убитыми. Было подбито 25 БМП и БТРов, 5 танков, сбит 1 вертолёт. При прорыве из села чеченские бойцы уничтожили ещё около 50 российских военных и несколько единиц бронетехники…».

Версии как бы разные, но «нарисованы» по одной методе: много лжи и немного правды. В казённых трактовках нет ни слова об ужасающе непрофессиональном штурме Первомайского. В  сепаратистской – ничего о том, зачем «герой», якобы шедший громить российские войска, решил укрыться за телами рожениц. И обе версии отчего-то «скромно» умалчивают, что налётом на Кизляр и обороной Первомайского на самом деле руководил не Салман Радуев, а Турпал-Али Атгериев и Хункар-Паша Исрапилов. Радуев стал лишь вывеской и «говорящей головой» террористов – как самый болтливый .
Чеченский отряд сначала действительно шёл на военный аэродром. И даже прорвался туда, но добыча оказалась мала – удалось сжечь лишь два вертолёта. Удар же по городку внутренних войск МВД и вовсе сорвался. И боевики, поняв, что влипли, ринулись хватать заложников, дабы прикрыться «живым щитом».

«Две границы» 
Основной тон агитбаталии вокруг теракта задал сам президент, которого, что называется, «понесло». Ещё 9 января Борис Николаевич вдруг возложил ответственность за случившееся на… погранслужбу и её директора, генерала Андрея Николаева: «Пограничники проспали. Проспали две границы. Пропустили чеченскую границу, пропустили дагестанскую границу. …Как вас понимать, генерал? Как в игрушки с вами играют…»
«Две границы» – перл уже сам по себе выдающийся. Да и при чём тут генерал Николаев со своими пограничниками, которые к охране административных границ субъектов Федерации отношения не имели?! Но самое знаменитое Ельцин выдал 15 января, выступая на ОРТ: «Операция очень и очень тщательно подготовлена. Скажем, если 38 снайперов, то каждому снайперу определена цель, и он все время видит эту цель. Она, цель, перемещается, и он глазами перемещается постоянно, постоянно – вот таким образом. – Тут Борис Николаевич руками изобразил, как держит винтовку. – Ведёт, ведёт, ведёт снайпер противника. Куда тот, туда и снайпер. Ведёт и – бац!.. Ну и по всем другим делам: как задымить, понимаешь, улицы, как дать возможность заложникам убежать. Задымляются улицы, и они оттуда, с городка, убегают. А когда они разбегаются широким фронтом, тогда, конечно, трудно их убивать».
К тем событиям у меня личное отношение: вместе с фотографом Владимиром Персияновым я был их очевидцем и со стороны федеральных сил, и со стороны боевиков. Финал наблюдали уже из окрестностей села, где концентрировались отряды сепаратистов, шедшие на подмогу окружённым радуевцам. В штаб к боевикам мы попали не добровольно. Направлялись на федеральные позиции, но возле Гудермеса нас задержали омоновцы. До вечера продержали на блокпосту, а потом с ухмылкой выдали нас подъехавшим… боевикам: журналисты не нужны, может, на кого поменяете?.. Всю ночь нас под конвоем таскали на перекладных туда-обратно, передавая из рук в руки, пока не привезли в какое-то село, сдав в штаб. Там мы и посмотрели выступление Ельцина.

До сих пор помню чувство жуткого стыда за страну и её президента, испытанное при виде этих «38 снайперов». А вокруг, тыкая стволами в экран, гоготали боевики:  «И с этим м… в Кремле вы хотите нас победить?!»
Спустя несколько дней президент выдаст очередной сюжет аналогичного класса: в Первомайском, оказывается, был «дудаевский опорный пункт с дотами, дзотами, с проходами под землёй между домами, специальные сооружения, боевая техника, тяжёлая боевая техника». «Мы не предполагали, – удивлённо развёл руками в телевизоре Ельцин, – что эти саманные домики, что там под землёй огромная опорная база Дудаева. Она давно сделана и поддерживалась».
Но ведь не хозяин же Кремля совершил все эти «открытия» – ему помогли. Кто именно? Риторический вопрос: тот, кто в январе 1996 года регулировал доступ к «телу №1» людей и нужным образом препарированных данных.
Главнейшим (после президента) сказителем был директор ФСБ Михаил Барсуков, подаривший нам целую гроздь жемчужин словесности. Например, именно он сообщил, что «Град» был демонстративно выставлен у чеченской границы для того, чтобы местное население, и чеченцы в том числе, увидели, что у федеральных сил есть такие установки – «Град». Дословно цитирую стенограмму: «Смех в зале». На вопрос же, почему боевики сумели незаметно уйти из окружения, полководец паркетных баталий поведал: босиком – сняли ботинки и тихо-тихо, чтобы мы не слышали, ушли по полю… Тут уж зал просто зашёлся от хохота. Если б не было столь грустно, тоже посмеялся бы – самолично видел то мёрзлое поле со стернёй: какое там босиком, в сапогах еле ковылять можно!

По официальным данным, в Первомайском уничтожены 153 боевика и 30 взяты в плен. Ушли якобы не больше 15–20… Но если боевиков было свыше 500, а спаслось не больше 20, ещё полторы сотни убито и три десятка – в плену, куда делось ещё свыше трёх сотен? Или о количестве боевиков сначала столь безбожно нафантазировали, дабы оправдаться за пропуск банды в глубь мирного тогда ещё Дагестана? Понятно, что к реалиям те цифры никакого отношения не имели, да и тела пресловутых 153 убитых боевиков так и не предъявили. Как не показали и трофеи: если верить лубянской арифметике, на поле боя должно было остаться не менее 180 автоматов – где они? На это товарищи из пресс-служб сквозь зубы выдавили: «ушедшие босиком» – они-де и всех своих раненых с убитыми на себе утащили, и всё оружие…
Спустя несколько лет точку в этой арифметике поставил генерал Александр Михайлов, во время тех событий возглавлявший Центр Общественных связей ФСБ. Он опубликовал документы следственных органов: «На месте прорыва банды… обнаружено 39 трупов боевиков». А пленные?  12 боевиков, двое из которых, по официальной трактовке, скончались после пленения. Итого: 41 мёртвый боевик, а вовсе не 153 и пленены 10. «Профессиональных арабских наёмников», кстати, не оказалось ни среди пленных, ни среди убитых, ни среди живых.
Однако будем справедливы, одна операция у Лубянки тогда вышла неплохо. Ведь именно возле Первомайского впервые удалось зажать информационное освещение в единый кулак, блокировав журналистам доступ к месту событий. Кроме сводок от ФСБ, в тогдашнем эфире больше не было ничего. Полноценную удавку на СМИ затянут позже, но генеральная репетиция под Первомайским удалась вполне. Кстати, до сих пор не ясно – кто тогда открыл «коридор» для «босоногих» боевиков Радуева?

источник

Веб-мани: R477152675762