25 лет подробности катастрофы под грифом «Секретно».

Очередной выход в океан не предвещал ничего особенного. Обычное учебное плавание для дизельной подлодки С-178. 21 октября 1981 года уже благополучно возвращались домой, в порт Владивостока. Вошли в зону ответственности береговых служб, запросили разрешение на прохождение пролива Босфор Восточный. Лодка двигалась в надводном положении. Командир вместе с сигнальщиками, вахтенным офицером и несколькими матросами находились наверху, в рубке. Настроение было отличным - курили, шутили.

В следующее миг страшный удар опрокинул субмарину. Все находившиеся в рубке люди были выброшены за борт. Подлодка дала крен и быстро пошла на дно. Она оказалась на глубине 37 метров. Это случилось в 3 милях от острова Скрыплева.
- Удар был такой силы, - вспоминает Сергей Михайлович, - что сорвало плафоны с потолка, а стоявшая на верхней полке пишущая машинка "Москва" просвистела над моей головой и врезалась в переборку. Мы затонули в считанные секунды - даже не успели понять, что лежим на дне. Погас свет, отовсюду хлынула вода...
Причина аварии стала понятна гораздо позже. Из порта выходил траулер "Рефрижератор-13". Судно шло рыбачить в Южно-Китайском море. В нарушение правил безопасности на нем не включили ходовые огни...
ШАНС НА СПАСЕНИЕ
Моряки попытались продуть лодку сжатым воздухом - бесполезно. "С таким же успехом можно было продувать Тихий океан", - вздохнул Кубынин. Во втором отсеке загорелись аккумуляторные батареи. Огонь быстро потушили, но от гари и копоти теперь саднило горло, слезились глаза. А вода постепенно поднимается все выше и выше...
В первом торпедном отсеке, где воздух был еще более или менее пригодным для дыхания, задраились несколько моряков. Туда же перебрались и другие оставшиеся в живых члены экипажа. В отсутствие командира командование лодкой принял старпом Кубынин. В свои 28 лет он оказался старшим по званию. Нужно было как-то поддержать дух товарищей, не дать ребятам впасть в отчаяние. Кубынин придумал вот что. Найдя на полке коробку с наградными знаками, он провел импровизированное собрание и раздал парням самые престижные среди моряков значки: "Мастер военного дела ВМФ", "Отличник ВМФ", "Специалист ВМФ". Как ни удивительно, настроение у матросов заметно улучшилось.
Тем временем в штабе Тихоокеанского флота работали круглые сутки. Аварийные работы осложнялись сильным течением, волнением моря и плохой видимостью. По сути, у моряков оставался единственный шанс спастись - попытаться покинуть затонувшее судно через пустой торпедный аппарат. Весь следующий день ушел на подготовку к уникальной операции. Потом ее назовут первой и не имеющей аналогов в мире.
На вторые сутки после аварии СПЛ (спасательная подводная лодка) "Ленок" сумела вслепую погрузиться в нужном месте и лечь на грунт рядом с затонувшей С-178. Водолазы "Ленка" передали морякам через торпедный аппарат гидрокостюмы, фонари и другое необходимое оборудование.
Моряки с С-178 должны были по очереди пролезть в торпедный аппарат, к которому вплотную приблизилась СПЛ "Ленок", а оттуда уже перебраться в лодку-спасатель.
- Определили первую тройку, - вспоминает Сергей Михайлович. - Помогли ребятам надеть гидрокостюмы...
Но на "Ленок" перебраться удалось далеко не всем. Хотя водолазы спасательного судна всячески пытались перетащить к себе подводников, выходящих из С-178, люди в шоке не понимали, что им нужно делать и стремились к поверхности океана.
Так прошел целый день.
32 ПОГИБШИХ
- Наконец наступил последний этап операции, - вспоминает Сергей Михайлович. - Я раздал каждому оставшемуся товарищу подводное снаряжение и всех проинструктировал. Все это в кромешной тьме, тесноте, адском холоде. Ведь температура внутри судна уже почти сравнялась с той, которая была за бортом. Конечно, мы помогали друг другу, подбадривали, как могли. Ведь каждый понимал, что его жизнь зависит от товарища.
Начали затапливать торпедный отсек, подаривший трое суток жизни. По-другому выплыть из лежавшей на боку подлодки было уже невозможно. Кубынин выстроил всех в шеренгу в той последовательности, в которой моряки должны были выходить в океан. Сам он, как того требовал морской устав, встал в очередь последним.
Из всех спасшихся только шестерым удалось перебраться в соседнюю подлодку. Это помогло им избежать страшных баротравм - к утру все уже были в нормальном состоянии. Остальные же, всплывшие на поверхность океана, получили весь букет водолазных болезней: "кессонку", травмы легких, разрывы внутренних органов.
Едва ли не больше всех досталось Сергею Кубынину. Он выбрался через торпедный аппарат, стал потихоньку перебирать руками корпус субмарины, чтобы как можно больше замедлить свое всплытие. И в этот момент потерял сознание.
- Я очнулся через двое суток, - вспоминает Сергей Михайлович. - Осмотрелся - замкнутое пространство. Как же так? Ведь помню - вылез, начал всплывать... Потом понял, что лежу в барокамере. Врачи поставили мне семь диагнозов. Вплоть до переохлаждения. Но я все равно ощущал себя самым счастливым человеком. Я дышал земным воздухом.
Как подсчитали потом, погибло больше половины списочного состава подлодки. Из 61 члена экипажа в живых осталось только 29 человек.
"ДОКУМЕНТЫ ОТСУТСТВУЮТ"
Потом был... суд. Командира подлодки С-178, которого смыло из рубки одним из первых и которому каким-то чудом удалось продержаться на поверхности воды до подхода спасателей, приговорили к 10 годам лишения свободы. Капитана траулера "Рефрижератор-13" - к 15 годам.
Особисты изъяли вахтенный журнал, медицинские карты - вообще все документы, которые могли бы рассказать о подвиге моряков. У каждого члена экипажа взяли подписку о неразглашении и засекретили все, что относилось к тому событию.
Всех матросов и старшин досрочно уволили - "по болезни". Офицеров и мичманов перевели в другие части. Понятно, что ни о каких благодарностях речь тогда даже не заходила. Впрочем, Сергея Кубынина попробовали было представить к ордену Ленина. Но его документы так и не вернулись из аппарата главкома флота адмирала Горшкова. Мол, забыто, проехали...
В середине 90-х президент Союза моряков-подводников ВМФ адмирал Чернавин направил письмо в МЧС РФ, где служил тогда и служит по сей день Кубынин. Адмирал напомнил о подвиге старпома и ходатайствовал о восстановлении справедливости - о награждении Кубынина и бывшего механика подлодки Зыбина за спасение моряков С-178.
Ответ из управления кадров МЧС пришел по-военному быстро - через две недели. "Капитан 1 ранга С. М. Кубынин с 1982 года проходит службу в гражданской обороне. За время службы характеризуется положительно. За успехи по службе неоднократно поощрялся командованием, в том числе и государственными наградами. Однако в личном деле офицера отсутствуют документы, связанные с аварией на подводной лодке, и характеризующий материал о поведении и действиях С. М. Кубынина в экстремальной обстановке..."
Но бывший старпом Кубынин на судьбу не в обиде. Сейчас он работает начальником поисково-спасательного отряда N2 УГЧС Северного административного округа Москвы. Как и прежде, спасает людей. Только в нынешнем году бойцы его отряда спасли 12 жизней.
Всех своих товарищей-подводников он помнит поименно. И тех, кто каждый год встречается с ним 21 октября у рубки С-178, установленной теперь в виде памятника на набережной Владивостока, и тех, кого навсегда поглотила морская бездна.

источник

Веб-мани: R477152675762