Почему расстреляли «Железную Беллу»?

В Советском Союзе после 1950 года высшей мерой наказания была смертная казнь. В основном эта кара применялась к преступникам-мужчинам – однако было три женщины, которых в позднем СССР приговорили к расстрелу. Две из них были серийными убийцами. Третья, Белла Наумовна Бородкина, людей не убивала. Она управляла Геленджикским общепитом, была заслуженным работником торговли и общественного питания РСФСР.

Беллу Бородкину когда-то звали Берта Король. Она родилась в 1927 году в довольно обеспеченной семье в украинском городе Белая Церковь. Если верить слухам, в войну была любовницей румынского дезертира и даже работала на немецкую разведку – но эти данные никогда не были подтверждены. После войны решила поменять паспорт, чтобы из Берты превратиться в Беллу. В 1951 году перебралась в Геленджик, устроилась работать буфетчицей и вышла замуж за немолодого военного по фамилии Бородкин.

Муж ее через несколько лет умер. А Белла, молодая эффектная вдова, принялась делать карьеру. В течение десяти лет она поднялась до приличных высот – сначала стала директором ресторана, а затем возглавила местную сеть общественного питания.

Дорогие гости

Сергей Медунов, первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС, очень ценил Беллу Наумовну. Если на Кубань приезжали высокопоставленные чиновники из Москвы, их угощение можно было смело доверить Бородкиной – она умела накрывать столы для высоких гостей с таким искусством, что даже самые привередливые из власть имущих оставались более чем довольны.

В качестве благодарности от высокого покровителя Белла Наумовна получала возможность проводить через сеть общепита дефицитные товары; это была настоящая золотая жила. И не единственная. Начав свой путь с простой буфетчицы, Белла прекрасно знала, что мясо можно в порции недокладывать, что посетители ресторанов, как правило, не замечают, если их обвешивают, а нетрезвых и обеспеченных можно еще и обсчитывать. Сэкономленное на отдыхающих мясо Белла втихую, безо всяких докладных, продавала на шашлыки. Самолично учила персонал разбавлять напитки, подкрашивать слабенькие кофе и чай жженым сахаром, доливать в престижный армянский коньяк недорогую зубровку. На собраниях публично отчитывала тех, кто не желал заниматься обсчетом и обвесом отдыхающих. А с руководителей кафе, столовых и ресторанов собирала ежедневную дань. Платили все – Белла была всесильной. Она как депутат ездила на краевые совещания, была знакома со многими весьма влиятельными людьми – и была уверена в своей непотопляемости.

В советские времена на Черноморском побережье отдыхало за год более десяти миллионов человек, что делало источник нелегальных доходов неиссякаемым.
Отдыхающие для Бородкиной делились на несколько категорий. Одну из них она называла крысами. К ним относились те отдыхающие, которые снимали маленькие комнатки в частом секторе, питались в самых дешевых заведениях и зачастую оставляли в книгах жалоб гневные записи о низком качестве блюд, обсчете или недоливе. Но от всевозможных ревизий, связанных с подобными жалобами, общепит, возглавляемый Железной Беллой, надежно хранили ее связи и взятки.
Во вторую категорию попадали отдыхающие, которые каким-то образом могли быть полезны Берте Наумовне. В основном в эту категорию попадали высокие партийные и государственные чиновники, приезжающие на курорт из Москвы или союзных республик. Для них Бородкина была само радушие и дела все, чтобы угодить высоким гостям. Основная цель, которую она при этом преследовала – завести полезные знакомства на самом верху. Железная Белла не только накрывала для высоких гостей ломящиеся от деликатесов застолья и обеспечивала дефицитными продуктами выездные пикники на природе или в горах, но и могла организовать женский эскорт для компании солидных мужчин. При этом все подобные расходы грамотно маскировались Бородкиной в отчетных документах так, что найти их было практически невозможно.

Роковая порнография

Взяли Железную Беллу в 1982 году – из-за порнографических фильмов. Тогда, в начале восьмидесятых, в СССР только-только начали появляться видеомагнитофоны и кассеты с зарубежными картинами; люди очень неплохо зарабатывали, показывая фильмы за деньги, а эротические фильмы – за еще большие деньги. Проблема была в том, что последние были под запретом: за владение кассетой с фильмом «про это» можно было получить срок. Когда арестовали нескольких горе-прокатчиков, те очень быстро заложили Бородкину – мол, фильмы крутились в кафе с ее ведома, и она получала с каждого сеанса свою долю.

Возможно, никто бы и не подумал арестовывать Железную Беллу из-за таких показаний, если бы не противостояние андроповского и брежневского кланов. Под Медунова, высокого покровителя Бородкиной, в то время очень активно копали, по Кубани шла волна борьбы с коррупцией. Прокол Беллы был воспринят наверху с интересом. А уж как воодушевились противники Медунова, когда на квартире у Бородкиной во время обыска было обнаружено что-то вроде музейного запасника – груды золота и драгоценностей, горы мехов, дефицитный хрусталь в изобилии… И буквально всюду были рассованы пачки денег – в шкафах, в карманах одежды, в стеклянных банках и даже под коврами. Всего у Беллы нашли около полумиллиона рублей.

Возмездие, которого никто не ждал

Белла Наумовна, когда ее пришли арестовывать, была спокойна и слегка иронична. Позавтракала, накрасилась, предупредила милиционеров, что завтра же они будут просить у нее прощения. Первое время столь же невозмутимо, даже слегка нахально, вела себя и на допросах. Но довольно скоро поняла, что из тюрьмы ей не выйти – по крайней мере, в ближайшее время. Те самые связи, которые долгие годы держали Беллу на плаву, теперь тянули ее на дно.

Сразу после ареста Железная Белла отказалась давать показания и продолжала угрожать неприятностями следователям за выдвинутые в ее адрес необоснованные обвинения и арест. Уверенность в том, что связи среди высокопоставленных чиновников позволят Бородкиной выйти сухой из воды долго не ослабевала.
Она еще не знала, что в это время в Краснодарском крае возбудили множество уголовных дел. Причиной всему стало неоднократное выявление фактов получения должностными лицами взяток и крупных хищений. Позже эти уголовные дела получили общее название сочинско-краснодарского дела. Так называемый, «Хозяин Кубани» Медунов, являясь близким другом Брежнева и Черенко, всеми доступными ему способами пытался препятствовать работе следователей Генеральной прокуратуры. Но в столице у него был слишком сильный оппонент в лице председателя КГБ. После избрания Андропова в конце 1982 года Генсеком ЦК КПСС помешать следствию уже не мог никто.
По итогам самой значительной кампании по борьбе со взяточничеством, проведенной в СССР, лишились должностей и были исключены из членов КПСС более 5 000 партийных и государственных руководителей. Более 1 500 чиновников были приговорены к разным срокам лишения свободы. В отношении заместителя министра рыбного хозяйства судом был вынесен смертный приговор.
После ареста Бородкиной ее главный покровитель – Погодин бесследно исчез. 14 июня 1982, после беседы с Медуновым в Краснадарском крайкоме, на служебной машине Погодин поехал в городской комитет КПСС Геленджика, а выйдя, отказался садиться в служебную машину и ушел в неизвестном направлении. Больше его никто не видел. По основной версии следствия, Погодин мог сесть на одно из международных морских судов, находившихся в то время в порту Геленджика, и покинуть страну. Но никаких доказательств этому нет.
Сам Хозяин Кубани был уволен со своего поста и исключен партии.

Бородкина провела в тюрьме год. За это время она из роскошной, хотя и немолодой, женщины, вечно окруженной импозантными мужчинами, превратилась в седую беззубую старуху. На свиданиях жаловалась сестре, что ее бьют и вырывают зубы без наркоза. Пыталась притворяться сумасшедшей, когда прознала, что ей грозит высшая мера – а может быть, и действительно повредилась в уме, потеряв все и рискуя потерять даже саму жизнь. Однако психиатры признали Беллу вменяемой.

Бородкину приговорили к смертной казни и в августе 1983 года расстреляли.

источник

Веб-мани: R477152675762