Дичайший расстрел «Адмирала Сенявина».

День 7 апреля 1978 года для крейсера "Адмирал Сенявин" стал поистине историческим. В этот день флагманский корабль Тихоокеанского флота посетил Генеральный Секретарь Центрального Комитета КПСС Леонид Ильич Брежнев – глава Советского Союза. Вместе с ним на крейсере побывали Министр Обороны СССР маршал Советского Союза Дмитрий Федорович Устинов и Главком ВМФ СССР адмирал флота Сергей Георгиевич Горшков.

Командир крейсера капитан второго ранга Владимир Плахов вывел корабль в море, где первые лица СССР смогли лично наблюдать за ходом учений Тихоокеанского флота. За успешную артиллерийскую стрельбу командир корабля и замполит капитан третьего ранга Игорь Спицын были награждены наручными часами с выгравированной надписью "От Л. И. Брежнева".  После такого "высокого" визита сам Бог велел быть кораблю во всём первым…

Справка: Артиллерийский крейсер "Адмирал Сенявин" проекта 68-бис был спущен на воду 22 декабря 1952 года, а вошел в состав советского ВМФ 30 ноября 1954 года. В 1955 году северным морским путем он совершил переход на Тихоокеанский флот и 10 сентября прибыл во Владивосток.

В июне 1978 года, спустя два месяца после визита Л. И. Брежнева, на корабль прибыла большая делегация творческих работников, писателей, поэтов и журналистов из Москвы и Ленинграда. Акулы пера должны были выйти в море и понаблюдать за артиллерийскими стрельбами корабельной группы, в которую помимо "Адмирала Сенявина" входил крейсер "Дмитрий Пожарский".

По плану стрельб оба крейсера должны были дать 18 залпов по мишенным щитам, находящимся на значительном удалении от кораблей. Натренированность экипажей крейсеров позволяла вести стрельбу с интервалами между залпами не в 12 секунд, как обусловлено руководящими нормативами, а в 9 секунд. Хитрость такого ускорения стрельбы заключалась в заблаговременной подготовке зарядов к подаче в орудия – вопреки технике безопасности, заряды вынимались из защитных пеналов и выкладывались у механизма подачи в готовом для стрельбы виде, но совершенно не защищенные от возможного возгорания. Позже, как показало расследование, именно это стало причиной массовой гибели людей. И тем не менее, корабли вышли на боевой курс и открыли стрельбу.

Фотокорреспондент газеты Тихоокеанского флота "Боевая вахта" Василий Федорченко так описывал те минуты:

— Было время ужина, и мы собрались в кают-кампании. Не было только собкора "Красной звезды" Леонида Климченко. Коллеги-журналисты подумали, что его пригласил к себе в адмиральский салон контр-адмирал В. Варганов. А он, очевидно, получив от кого-то разрешение, как потом стало ясно, проник в башню главного калибра, чтобы описать все происходящее во время зачетной стрельбы "изнутри". Климченко был все-таки представителем "Красной звезды", ему могли дозволить больше, чем другим. Вдруг корабль содрогнулся – это началась стрельба главным калибром. Я побежал на мостик, чтобы фотографировать стрельбу.

Первые два залпа дали "накрытие" — это когда снаряды падают в районе цели, без недолетов и перелетов. И поэтому тут же крейсер перешел на зачетную стрельбу – снаряды посыпались в цель один за другим.

Командир крейсера "Адмирал Сенявин" капитан второго ранга Владимир Плахов:

— Ужин был в разгаре. Вдруг замигал свет в офицерской кают-компании: корабль содрогнулся. Залп... Это началась зачетная стрельба. Фотокор пулей вылетел наверх и помчался на марсовый мостик. Оттуда он стал непрерывно "щелкать", дабы "схватить" наиболее удачный момент. Вдруг что-то гулко ухнуло. Из правого ствола как-то странно повалил дым, окутывая и ствол, и башню. Послышались крики: "Затяжной выстрел"... "Взрыв в башне"... "Щас рванут погреба!"... Сразу же раздался сигнал аварийной тревоги. Забегали матросы, офицеры. Через мгновения моряки аварийной партии, раскатав пожарные рукава, уже поливали башню из брандспойтов…

Капитан первого ранга запаса Леонид Мрочко, который в то время служил на "Адмирале Сенявине", так рассказывал о своих впечатлениях:

— Стрельба была парадно-показательной. На корабле находилось множество гостей: журналисты, артисты, писательская делегация. Сначала отстреляли подготовительное упражнение. Все снаряды попали в цель. Тогда находившийся на командирском мостике крейсера командир соединения контр-адмирал Варганов разрешил провести зачетную стрельбу. Мне было поручено сопровождать по крейсеру корреспондента газеты "Красная звезда" Леонида Климченко. Проводил его на время учебного боя в носовую башню главного калибра, а сам на короткое время отлучился по неотложным служебным делам. Услышав взрыв, я выскочил на верхнюю палубу. Смотрю — носовая башня окутана дымом. Когда отдраили бронированную дверь, живых там уже не было. 37 человек — боевой расчет башни, а также присутствовавшие на стрельбе — погибли.

Как вспоминали очевидцы, гостей, которые попытались выйти на палубу, отправили вниз. Они собрались в каюте, все были в шоке. Через некоторое время узнали: отдраив дверь в башню, моряки выносят трупы и складывают их на юте. Одним из первых вынесли тело корреспондента "Красной звезды" Леонида Климченко. Наступила ночь, а останки погибших все выносили и выносили. У кого-то из матросов, очевидно, не выдержали нервы, и с палубы донеслось истеричное: "Не могу, не могу больше носить, смените меня...". Все были подавлены произошедшим.

Под утро крейсер пришел в залив Стрелок, пришвартовался к новому пирсу. Когда "пассажиры" вышли на палубу, трупы с юта уже убрали. Всего, тогда сказали, погибли 37 человек. Все, кто находился в башне, а также те моряки, что не успели выбраться из погребов боезапаса и задохнулись от дыма. Внутри этой страшной башни стены были черные, в копоти, все, что могло сгореть или обгореть, — сгорело и обгорело.
Журналистам передали "командирские" часы Леонида Климченко с обгоревшим ремешком, оплавленным корпусом и совсем расплавленным стеклом, чтобы кто-либо передал их его жене...

Как потом установила специальная комиссия, "при подаче электросигнала на производство девятого залпа правое орудие башни № 1 не выстрелило. Ошибочно в заряженное орудие был послан очередной снаряд. В результате произошло воспламенение заряда в каморе — части зарядного механизма орудия. От вылетевшей струи газов воспламенились приготовленные к стрельбе заряды, в башне возник пожар, быстро перекинувшийся на верхнее перегрузочное отделение... Причиной происшествия явились ошибочные действия расчета правого орудия башни и недостаточная натренированность личного состава по устранению возможных неисправностей и задержек при стрельбе... Происшествию способствовали серьезные упущения со стороны командования соединения и корабля…".
После того, как орудие не выстрелило, вопреки требованиям безопасности при "затяжном выстреле" (определенное время сохранять затвор орудия закрытым в ожидании возможного развития выстрела), расчет орудия открыл затвор, механизм подачи дослал в ствол очередной снаряд, который буквально впечатался в находящийся в стволе несработавший заряд, а дальше… а дальше несколько десятков килограммов пороха в закрытом пространстве полыхнули в одно мгновение.

Пожар молниеносно распространился по всей башне, форс пламени проник в верхнее перегрузочное отделение, туда, где находилось несколько подготовленных для стрельбы пороховых зарядов. В башне и верхнем перегрузочном отделении погибли все, кто там находился – люди просто сгорели во взрывоподобном огне. В нижнем перегрузочном отделении из восьми человек погибли четверо – задохнулись в дыму. Еще несколько человек задохнулось в зарядном и снарядном погребах – не смогли своевременно выйти наружу.
Командира корабля, капитана второго ранга Владимира Плахова и замполита капитана третьего ранга Игоря Спицина (в момент трагедии отсутствовал на корабле — был в отпуске), которым еще в апреле за успешную стрельбу Леонид Ильич лично вручал платиновые часы с памятной гравировкой, сняли и понизили в должности. Погибших похоронили на территории военно-морской базы в Абреке. На этом была поставлена точка в трагедии. После чего её, по обыкновению того времени, предали забвению. Архивные документы, касающиеся этой катастрофы, были уничтожены.

В мае 1989 года крейсер исключен из боевого состава ВМФ. 7 сентября 1989 года на корабле спущен военно-морской флаг, а 15 декабря экипаж был расформирован. 7 ноября 1991 года "Адмирал Се­нявин" под буксирами ушел в Ин­дию на разборку.

источник

Веб-мани: R477152675762