Он умер, но сидел рядом с Адой…

Мы сидели в гостиничном номере «Одесского дворика», говорили о женском счастье и, всхлипывая, плакали, периодически протягивая друг другу – утереть слезы - бумажные салфетки.  Ада Николаевна рассказывала о том, как уходил ее первый и единственный мужчина – Кость Степанков. 

- Такая интересная вещь произошла, - закуривая очередную сигарету, говорила она, - ведь я себя взрослую без него не знаю. Я пришла к нему девчонкой, мне было восемнадцать, и мы прожили 48 лет. Жили по-разному: если не опиралась на него, то тянула за собой… А тут его не стало. Куда мне возвращаться? Но это - интимный процесс и его переживаешь в себе. А есть вещи, которые связаны с другими людьми…
Вся семья знала, что Кость Петрович смертельно болен, что ему осталось всего ничего. У Кати – его дочери, так к счастью сложился рабочий график, что два месяца она могла находиться дома. Никто уже ничего не мог изменить, даже облегчить боль: не помогал даже морфий. Единственное, что было в их силах – постоянно, каждую минуту находиться рядом, чтобы Степанков знал, чувствовал – он не один. Катя даже спала с ним, ни на минуту не выпуская из своей руки его руку: а вдруг во сне пропустит опять навалившуюся на отца боль…
Кость Петрович всех нас очень любил. Еще находясь в сознании, со всеми простился, перед каждым покаялся. Умирая,  смотрел на нашу внучку с такой нежностью, с таким светлым отчаянием, прощаясь с ней... Это забыть нельзя! Ему было многое жалко. В жизни было всякое, но за каждого из нас, не задумываясь, - в ту же секунду, он бы отдал жизнь, - говорит Роговцева.
- А хоронили мы его в моей деревне, у нас там есть домик, где в последние годы мужу нравилось жить. Так вот, в полдень похоронная процессия направилась к сельскому кладбищу и вдруг, на всю околицу стал кричать петух и тут меня кто-то толкает, чтобы я посмотрела, в самом хвосте процессии конь идет. Он всю дорогу до кладбища сопровождал нас, словно тоже со Степанковым хотел проститься. А когда могилу стали землей засыпать, друг Кость Петровича ко мне подходит и говорит: «Ада, что хочешь делай, но я ему туда бутылку водки положу, а то он меня на том свете не простит»… Кость Петрович же пил… Ну что делать, такой человек мне достался, надо было с таким жить. Ведь алкоголь – это болезнь, беда больших людей.
После похорон они вернулись в дом и стали разбирать старые письма, дневники, хранившиеся на чердаке.
- Нужно было чем-то заняться, иначе можно было сойти с ума, - объясняет Анна Николаевна.
Письма были мокрыми, и их пришлось сушить утюгом. А потом читали вслух, и плакали: «...Люблю тебя, живу тобой. А обижать меня не надо. Ей-ей, я хороший. Ты уже давно могла убедиться в этом, если еще не убедилась. Убедишься, уверяю, что это неизбежно. Жалеть я тебя не хочу и не буду. Безразлично к тебе относиться не умею. Пока люблю - так люблю. Разлюблю - ты первая узнаешь. Ясно?
Не злись, не сердись, не мучайся и пусть тебе не будет трудно.
Помни, родная, я ежесекундно с тобой, не покидаю, тебя в себе берегу, люблю. Будь здорова, девочка, до скорой, хорошей встречи. Твой, твой! Кот».
- О любви писал, но никогда не говорил, видимо не приучен был, ведь он без семьи вырос, в детстве не был обласкан… А я – как-то шли мы вместе – всю дорогу ему: «Как я тебя люблю, как я тебя люблю!». А Кость Петрович оборвал меня, посмотрел в глаза и говорит: «Любовь - она не словами, а делами мерится»… - Ада Николаевна замолчала и задумчиво добавила. - Костина смерть нас еще больше объединила. Дети встали стеной и говорят мне: «Ничего не изменилось, нас стало минус один, поэтому надо жить, как жили, делать каждый свое дело»…
И через три дня после похорон Роговцева уехала, нужно было работать – она в это время играла в спектакле.

Роговцева  никуда не ушла, даже узнав об измене мужа. Ада Николаевна пережила это очень тяжело.
-Я видела, как он смотрел на ту девочку. Этого взгляда я никогда не забуду… - говорит  она. – Но и это я ему простила. Я его просто любила…
- Ада Николаевна, а как Кость Николаевич переживал ваших многочисленных поклонников и любовные сцены в спектаклях, в кино?
- С поклонниками все было просто. У меня, наверное, характер такой, что я все любовные ухаживания всегда переводила в дружбу. Конечно, я не была монашкой-затворницей, но все дело в том, как эти романы начинаются и как они заканчиваются. Лишнего себе никогда  не позволяла – Кость Петрович был моим первым и единственным мужчиной. Да, мы не просто жили. Он пил. Иногда много. Не раз давал повод для ревности. Мы ссорились, но при этом, уважение друг к другу у нас оставалось, что очень важно. А что касается любовных сцен, которые приходилось играть, - Ада Николаевна улыбается воспоминаниям, - муж умом понимал – что это моя работа, но когда по телевизору что-нибудь такое показывали, всегда старался отвлечь внимание от экрана, предлагал угоститься печеньем, конфетами или придумывал еще что-нибудь.
- Вы сыграли множество ролей, и признание поклонников и властей не обошло вас стороной: в восемнадцать лет вы - сталинская стипендиатка, в двадцать три - заслуженная артистки Украины, в тридцать - народная Украины, а в сорок лет - народная артистка СССР. О чем вы мечтаете сегодня?
-Я не мечтаю. И это божий дар. То, что я раньше играла, я уже не буду играть. Не буду играть страсть, любовь. Мне это уже не дано. Значит, я должна довольствоваться тем, что мне дано. Если ты на закате и понимаешь, что это может быть твоя последняя роль, то всегда цепляешься, не хочешь упустить возможность поучаствовать в кинопробах, выехать в киноэкспедицию – получить от всего этого радость. Поэтому ко многим предложениям начинаешь и относиться по-другому. Это вы со стороны удивляетесь: «Ах, зачем же она?» А затем!
Наш разговор оборвал телефонный звонок:
- Да, у меня все в порядке. Да, да, все в порядке, да не волнуйся ты! Да, я тебя тоже очень люблю… - говорила в трубку своему сыну Анна Николаевна Роговцева.
Закончив разговор, она на мгновенье замолчала, а потом задумчиво произнесла:
- Вот это и есть счастье, когда есть, кому сказать, что любишь и в ответ услышать, что любят тебя...

Сегодня Ада отдает любовь Украине, ее защитникам. Ей хватает сил раздаривать себя тем, кто любит, кто умеет любить. Кто может так же, как Кость, отдать жизнь за любимых.

Веб-мани: R477152675762