Способы воровства на государственном уровне

Узаконенное воровство — это способ обеспечить безбедное существование себе и потомкам в третьем и последующих поколениях, как бы они ни кутили, ни проигрывали в казино, старое название которых — катран, где Германн, наивный человек, пытался сделать себе состояние.

Мы привыкли смотреть на богатство с подозрением. Наследование крупного состояния воспринимается как незаслуженное везение, а если разбогател за счет предприимчивости, то подозреваем его в махинациях. Для российского гражданина единственная возможность разбогатеть сопряжена с обманом и воровством.

Делать деньги — занятие не из самых благородных, но еще меньшее уважение вызывает то, как это делают государственные люди. Не вызывает восторга «изобретательность» российских политиков, пожелавших стать бизнесменами. Тем более что их деяниям сопутствуют безнаказанность, клановая и депутатская неприкосновенность, вседозволенность.  Чаще всего воруют нагло, не заботясь о том, чтобы замести следы и сохранить имидж. К тому же им не приходится генерировать идею, разрабатывать технологию хищения, скрываться после совершения операции. Все гораздо проще. Ушлые люди, разделившие бывшее «народное» имущество на неравные части: себе — много, народу — остатки, воспользовались приватизацией. Идея и технология разработаны на государственном уровне. Посвященным оставалось только разыгрывать со своими сообщниками — руководителями предприятий, объединений, отраслей — спектакль на тему акционирование. В начале 1990-х годов эта постановка проигрывалась во всероссийском масштабе. В итоге главными акционерами, а следовательно, и собственниками предприятий стали их руководители и власть.

Приватизация поставила все на свои места. Руководители федерального и муниципального уровня, высшая чиновная элита распоряжаются подопечными им регионами и предприятиями как своей вотчиной. У них есть земли, особняки и зарубежные счета. Государственные служащие России получают миллионы долларов в виде взяток при решении вопросов о регистрации предприятий, аренде помещений, выдаче лицензий, оказании содействия в вывозе сырья в обход легальных каналов. Ежегодно на зарубежных счетах воров всех категорий оседают миллиарды долларов.

Способами узаконенного воровства стали:

— приватизация;

— невозвращаемые кредиты;

— пирамиды;

— перепады банковских курсов валют в условиях инфляции;

— распродажа государственной собственности за рубежом;

— банкротство предприятий;

— теневое производство.

Все это вывело управителей, теневиков и членов криминального сообщества в число самых богатых людей России. Сначала они вкладывали деньги в конфискованные у партаппаратчиков дачи и особняки, позднее стали вкладывать в коммерцию и производство. Сегодня можно точно сказать — там, где раньше отдыхала партгос-номенклатура, за забором, выросшим в высоту и с проволокой под напряжением, живут воры.

Этими воровскими методами пользуются и крупные деятели, и прочая мелочь, но все обязательно приобщенные. Почуяв безнаказанность, через год-два многие, обнаглев и торопясь, не делали даже нескольких промежуточных движений, а сразу перечисляли деньги на зарубежный счет. Тоже сходило. Коммерческие банки, которые позже банкротились, предпочитали давать невозвращаемые кредиты государственным ворам, получая с них долю, возлагая долги на государство и бесчисленных вкладчиков.

Для деятелей отраслевого уровня типичным было взять кредит в банке под государственные гарантии и распылить деньги по множеству частных фирм, концентрируя свою долю на зарубежном счете. Потом следовала реорганизация госпредприятия в акционерное общество с изменением юридического лица, и избавление этим от тягостной необходимости возмещать государственный долг. Акционерные общества в большинстве случаев не стали правопреемниками государственных предприятий, из которых они вышли. Здесь была двойная нажива: бывшие хапнули себе все, что можно, под прежний титул и под закрытие госпредприятия, новые списали все убытки на прежних и записали на себя, воспользовавшись государственной неразберихой, земли, предприятия, автомашины, деньги.

Один из освоенных банкирами и политиками способов — финансовая игра на перепадах курсов валют, искусственно создававшихся в разных городах. Перегоняя из одного города в другой чемоданы и автомашины, набитые долларами, наращивали за один вояж десятки и сотни тысяч долларов; за год прирост капитала достигал 1000 %. Сумасшедшая инфляция была выгодна. Когда общество было на грани возмущения, власть отказалась от этой воровской технологии, введя фиксированный курс доллара.

Для хозяйственников и дипломатов существовал другой способ: распродажа заграничной собственности бывшего СССР, принадлежащей министерствам и ведомствам. Половина строений за границей после распада Союза чудесным образом оказалась бесхозной. Чтобы ликвидировать этот диссонанс, у них появлялся владелец, исчезавший сразу же после аукционных торгов. Самым богатым собственником за рубежом было МО СССР. Как утверждает И. Бунич, вырученных за продажу имущества и недвижимости средств, если бы они поступили в государственный бюджет, хватило бы на 10 лет безбедного существования всей страны. Но эти сокровища оказались распроданы даже не за полцены, за десятую ее часть. Первоклассный военный городок с системой бензоколонок и ремонтным заводом проходил по документам как скопление полуразрушенных халуп. Благодарный покупатель переводил за это на секретный счет чина в погонах круглую сумму. Механизм купли-продажи воинского добра работал надежно и бесшумно, обеспечив не одно поколение потомков генералов. Лидеры перестройки тоже торжествовали, получая свою долю, создавая фонды.

В выигрыше от всех российских экономических «изысков» оказался Запад, который ничего не потерял, поскольку деньги, вырученные генералами и дипломатами за продажу, так и остались в местных банках на анонимных счетах российских воров.

Главным методом управителей является государственный рэкет через произвольную налоговую политику, раздачу лицензий и квот, создание коммерческих банков и структур для отмывания награбленного золота. Нет разницы между теневой и реальной экономикой — это сообщающиеся сосуды, превращающие государство в бесплатного донора для чиновников и преступных сообществ.

Но трагедия богатого российского человека заключается в том, что он должен скрывать свое богатство. Капиталы нуворишей России, этой новой категории богачей, не уступающие по объему западным, не легитимны, как, например, богатства колумбийских наркобаронов. Всего в мире около пятисот миллиардеров, из них примерно пополам азиаты и граждане США. Один из богатейших людей мира Б. Гейтс свое состояние в 18 млрд долл. за 1996 год увеличил на 40 %. Наши миллиардеры наращивают состояния еще более высокими темпами, мечтая о катастрофах, природных катаклизмах, террористических актах, которые так вовремя отвлекают внимание сограждан.

Данилов Александр Александрович

Веб-мани: R477152675762