Страна, переплюнувшая Ирода.

До недавнего времени уральский городок Невьянск, бывший когда-то старообрядческим центром Урала, более всего был известен образованной публике, как центр традиционной невьянской школы иконописи.  22 июля 2012 г. под Невьянском останков 248 младенцев, погибших или убитых до своего рождения, принесло городу новую, трагическую славу. Останки детей, подвергнутых каким-то исследованиям, выброшенные на обочину лесной дороги, яркой вспышкой на мгновение осветили одну из самых табуированных в современном обществе тем массового легального детоубийства и надругательства над телами умерших детей.

В экспозиции Свердловского областного краеведческого музея хранится замечательный пример невьянской иконы – образ Рождества Христова. В нижней трети иконы изображено убийство вифлеемских младенцев по приказу нечестивого царя Ирода.  Груды окровавленных детских тел. Рыдающие матери. Безжалостные воины-убийцы, убивающие не только детей, но и праведного отца – Захарию, который предпочёл смерть выдаче на заклание Ироду своего сына – младенца Иоанна Предтечу. Что изменилось за прошедшие более чем две тысячи лет со времён этих евангельских событий? Воины больше не охотятся с оружием в руках за младенцами «от двух лет и ниже» , «матери» несут их сами на заклание врачам в своих собственных утробах. 

При Ироде младенцы были погребены, их захоронение до сих пор показывают паломникам и туристам в Вифлееме. Тела современных младенцев утилизируются, как медицинские отходы или служат материалом для научных исследований, а то и сырьём для производства лекарств и косметики. Масштабы современного легального детоубийства многократно превосходят преступление Ирода, обрёкшего на смерть 14 тысяч младенцев. В современной России до рождения едва доживает 1-2 из 10 зачатых детей. 

Только по официальной статистике ежегодно в России совершается 1,2миллионов искусственных абортов на разных сроках беременности. 9 миллионов женщин применяют абортивные внутриматочные и гормональные средства контрацепции. Процветает бурная, почти неконтролируемая государством деятельность частных предпринимателей на ниве прерывания беременности и продажи средств для производства выкидышей в домашних условиях.

На сегодняшний день в России сложилось общество детоубийц, которые сами чудом дожили до своего рождения, но при этом с упорством, поставившим уже весь народ на грань вымирания, продолжают убивать собственных детей. Легализация абортов правительством Ленина-Троцкого в 1920 г., а затем, после сталинского запрета 1936 года, Хрущёвым в 1955  привела к тому, что на каждом человеке, на каждой семье в современной России есть кровь нерождённых детей. Даже если кто-то чудом не убил никого из своих собственных детей, то он хоть невольно, но способствовал убийству детей чужих. Ведь убийство большинства детей до рождения оплачивается налогами, которые собираются со всего населения. (В тех же США это законодательно запрещено).

Общество шокирует вид убитых до рождения детей, а не факт самого убийства, в котором принимает участие всё общество.

Тема эта табуированная, запретная.  Соучастие в детоубийстве находится в конфликте не только с совестью человека, нравственным законом внутри него, но и с основным биологическим инстинктом продолжения рода, который неотделим от психофизиологической природы человека.

У большинства людей такие события, как под Невьянском, к сожалению, лишь включают следующий уровень психологической защиты – вытеснение. Вытеснение заключается в активном, мотивированном устранении чего-либо из сознания, в случае абортов, из массового сознания. Вытеснение проявляется в виде мотивированного забывания или игнорирования проблемы, сознательном сокрытии её от себя самого и других. Оно проявляется в виде агрессии по отношению к тем, кто пытается, несмотря на болезненную реакцию, вытащить проблему наружу, трезво её исследовать и решить в свете совести, призывает посмотреть правде в глаза. В нашем случае – посмотреть в глаза убитого ребёнка, убитого нами или по причине нашего молчаливого равнодушия.

Вышесказанное иллюстрирует отражённая в СМИ реакция общества на находку под Невьянском – от первого шока, взломавшего отрицание проблемы, до попыток всё свести к нарушению правил утилизации медицинских отходов.

Иродовы законы

Находка детских останков, прежде всего, поднимает тему отношения современного общества к жизни ребёнка до рождения. И, соответственно, тему детоубийства. В свете иродовых законов современной России, резюме юридической стороны невьянского события следующее: «По итогам проверки, по согласованию с прокуратурой, вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Полицейские установили здесь административное правонарушение по ст. 8.2 КоАП РФ (нарушение утилизации медицинских отходов)…"По сообщениям СМИ, прокуратурой виновными были признаны МАУ «Детская городская клиническая больница №9» и Уральская государственная медицинская академия. Детской больнице, в числе прочего, было предписано установить и использовать «оборудование для изменения товарного вида отходов».

Убийство таких детей, как невьянские младенцы, в наши дни не только не считается нарушением принципов общечеловеческой морали. Оно гарантировано законом. Право на бесплатное, доступное, «безопасное» убийство своего ребёнка во время беременности рассматривается в качестве основного и неотъемлемого права современной российской женщины.

Любой аборт, на любом сроке, с любыми последствиями для женщины считается законным, если он произведён дипломированным врачом-гинекологом.

Поэтому в реальности мы имеем аборты на любых сроках в день обращения. Частные абортарии на каждом углу. Трупы абортниц в лесопарках. А когда речь идёт об официальном количестве искусственных абортов, мы должны понимать, что речь идёт только об операциях, оплаченных государством через систему обязательного медицинского страхования по счетам, выставленным Минздравом. Остальное остаётся в тени частного бизнеса и в карманах белых халатов.

А ведь ещё по Уголовному кодексу РСФСР, который действовал с 1960 по 1997 гг., незаконное производство аборта врачом наказывалось исправительными работами на срок до двух лет или штрафом до трёх минимальных месячных размеров оплаты труда, или лишением права заниматься врачебной деятельностью. А то же деяние, совершённое неоднократно или повлёкшее за собой смерть потерпевшей или иные тяжкие последствия, – лишением свободы на срок до восьми лет.

Любая попытка, не то, чтобы запретить аборты в России, но хотя бы ввести их в чёткие юридические рамки вызывает дружный гевалт представителей международных организаций, занимающихся сокращением населения России, отечественных чиновников от медицины, доморощенных феминисток и, конечно же, самих врачей, делающих аборты.

На сегодняшний день общество предпочитает не замечать массовое жестокое убийство большинства зачатых детей. Вместо этого Астахов и иже с ним пытаются построить в России на основе вышеуказанных международных договоров и более поздних протоколов к ним антисемейную ювенальную систему защиты прав детей от шлепков по попе и наказания в углу, окончательно уничтожив институт семьи, который и без того дышит на ладан. А на запросы представителей общественности о необходимости защиты права детей на жизнь «как до, так и после рождения» российские защитники прав детей отвечают лицемерными отписками.

Если царь, который отдал приказ убить младенцев, носил имя Ирод, то Россия имеет полное право называться страной ВЫРОДКОВ!

источник

Веб-мани: R477152675762