В России страшно родиться умным

На нас на всех лежит одна ответственность — за свою судьбу и за свою страну. Однажды мы поменяли местами два принципиально разных понятия — судьбу человека и судьбу человечества. Мы немедленно рассчитываем получить то, что цивилизация завоевывала столетиями — свободы, права, благосостояние, а не получая это теряем интерес к самой жизни. Мы либо спиваемся, либо уезжаем.

Я раньше не мог понять, почему в старой России было так мало каменных построек. Я полагал, что камня было меньше, что дерево легче отапливать, что в избе уютней. На самом деле все проще: деревянный терем строится за год, а замок — за тридцать лет. Заказчик может и не дожить. А если и доживет, то у него это беззаконно в любой момент может отобрать тот, кто сильнее.

Судьба человечества в русской душе спрессована до объема жизни одного человека. Все, что русский хочет оставить в этом мире должно быть сперва получено им самим. Отсюда и такое пренебрежение к другому человеку, к его правам. Чтобы что-то немедленно получить надо это что-то у кого-то немедленно отобрать. 

От рождения готовый стать и гонителем, и гонимым русский человек трансформировал под себя и христианство: русская вера вобрала в себя все оттенки мученичества и смирения, отвергнув главное, что дал человеку Господь — Закон, Любовь и Свободу. Что нужно сделать, чтоб развернуть теперь русского человека лицом к Богу и жопой к его рассохшейся треснувшей избе я точно не знаю.

Сам я каждый день воспитываю в себе своего внутреннего протестанта, — думающего, жертвенного, работящего, любящего, верящего. Бесстрашного. Он пока совсем маленький этот протестант. Трусливый, ленивый, поверхностный и туповатый, словом, очень русский. Но я уже почти научил его ценить чужую, а не только свою свободу, чужие, а не только свои права, чужую, а не только свою веру. А главное мы с ним вроде бы смирились с тем, что сами при этом не доживем до того дня, когда нашу свободу, веру и любовь тут будут уважать все остальные. Но работать над собой из-за этого мы с этим внутренним протестантом не перестанем.

Почему ты удивляешься, что людей, согласных на медаль больше, чем тех, кто добровольно лишится глаза в отделении, сядет по наветной статье, да просто тех, кто готов выходить на пикеты под криками и визгом гопоты? Гопник — это вообще такая человеческая доминанта, не только в России. Но только в России эта доминанта стала правящим классом. Путинские политологи рассказывают теперь, что это и есть демократия. Верят в это — правда — те же самые гопники и эти вот политологи, которые, как и все путинские элиты, — из гопоты.

Греки назвали бы нынешнюю систему в России — охлократией, но — боюсь — нынешним интеллектуалам это понятие не знакомо.

В любом случае этот вскормленный Путиным гопник, охлос, как сказал бы Аристотель, этого Путина и сожрет. Как сожрал вскормившего его когда-то Николая Второго. А потом придет либо тот, кто накормит гопника его же собственными кишками, либо тот, кто положит жизнь на то, чтоб гопничьи дети поняли, что не верить в любовь, и не ценить свободу — опасно для жизни. И для вечной, и для мирской. Тот, кто силой (а никаких способов, кроме силы нет) заставит русское большинство уважать меньшинства. Сильных — уважать слабых. Здоровых — больных. Гетеросексуалов — гомосексуалов.

Но произойдет это лишь тогда, когда глупых заставят уважать умных. Когда ум, а не сила, станет в России главной ценностью.

Умные — первое меньшинство, которое должно завоевать свои права. Более того, умные — то меньшинство, которое должно взять власть. То есть мы все должны сперва бороться за права только этого меньшинства — умных. Когда победят они, права получат и все остальные.

Настанут ли такие времена я не знаю, но знаю точно, если нет, то и самой России не будет.

Так получилось, что единственной этнической группой, культивирующей ум, как достоинство являются англо-саксы.

Они пронесли эту ценность через столетия, и вместе с этой первичной ценностью появились свободы, демократия, выборы. А вот в Германии ум не является главной ценностью культурного кода. Трудолюбие — да, терпение — да, добропорядочность — да, но не ум. И всё. Моментально сформировалась охлократическая система, выплеснувшая из себя Гитлера. Гитлеровская Германия — это ведь не чистое зло. Это просто власть глупых. От глупости — все беды. Все человеческие пороки, все преступления — от глупости.

И только невероятное унижение этой глупости, унижение, ценой 50 миллионов жизней, позволило Европе встать на современный путь. На путь свободы и любви. На путь разума.

Боритесь за умных!
Верьте в ум!
Не участвуйте в сговоре с мудаками.

Но самое главное уважайте чужую мудрость. Цените того, кто умнее вас. Эти люди многое пережили, — в России страшно родиться умным. 

Выдержки из ответов Антона Красовского

Веб-мани: R477152675762