Америка смогла — и мы сможем! Но…. смогли только похоронить…

Космонавты Георгий ДобровольскийВладислав Волков и Виктор Пацаев погибли 30 июня 1971 года при возвращении с первой орбитальной станции "Салют-1",  при спуске, из-за разгерметизации спускаемого аппарата космического корабля "Союз-11".

На космодроме перед стартом основной экипаж (Алексей Леонов, Валерий Кубасов и Петр Колодин) был заменен дублирующим (Добровольский, Волков, Пацаев). Трагедии могло не быть, если бы не политические амбиции. Поскольку американцы уже летали на Луну на трехместных кораблях Apollo, требовалось, чтобы и у нас летело не менее трех космонавтов. Если бы экипаж состоял из двух человек, они могли быть в скафандрах. Но три скафандра не проходили ни по весу, ни по габаритам. И тогда было решено лететь в одних спортивных костюмах.

12 октября 1964 года Владимир Комаров, Константин Феоктистов и Борис Егоров тоже отправились в полет на "Восходе" в тесной кабине, изначально рассчитанной на одного человека (точно в такой летал Гагарин). Из нее в целях экономии пространства убрали единственное кресло для катапультирования, а сами космонавты полетели не в защитных скафандрах, а налегке - в спортивных костюмах. Провожая их, Королев обнимал каждого и говорил: "Уж ты прости меня в случае чего. Я человек подневольный". Тогда пронесло.

За трое суток до старта космонавты проходили медицинское обследование. Все чувствовали себя замечательно, однако… У Кубасова было обнаружено небольшое воспаление. И, несмотря на протесты, он был отстранен от полета.

По правилам, даже если не мог лететь один космонавт, меняли весь экипаж. «Леонов был разъярен и готов был просто задушить Кубасова, — вспоминал известный журналист „Комсомольской правды“ Ярослав Голованов. — Он предложил заменить его Владиславом Волковым, но тот почему-то категорически отказался войти в основной экипаж». В итоге было принято решение отправить в космос дублеров. Кроме Волкова, это были Добровольский и Пацаев. Как потом выяснилось, у Кубасова не было ничего страшного — легкая аллергия.

Вдова Пацаева, Вера Александровна, вспоминала, что муж обрадовался, узнав, что отправляется в космос. А Волков, еще в бытность дублером, говорил ей: «Я доволен, что не полечу на первую станцию. И пояснил: «Мне предсказали, что я погибну».

Спуск "Союза-11" проходил нормально до высоты 150 км и момента обязательного перед входом в атмосферу разделения корабля на три части (при этом от спускаемого аппарата кабины отходят бытовой и приборный отсеки). В момент разделения, когда корабль находился в космосе, неожиданно открылся клапан дыхательной вентиляции, соединяющий кабину с наружной средой, который должен был сработать гораздо позже, у самой земли.

Почему открылся? По признанию специалистов, это точно не установлено до сих пор. Скорее всего - из-за ударных нагрузок во время разрыва пироболтов при разделении отсеков корабля (два пироболта находились недалеко от клапана дыхательной вентиляции, микровзрыв мог привести в движение запирающий шток, из-за чего и открылась "форточка"). Давление в спускаемом аппарате падало столь стремительно, что космонавты потеряли сознание, прежде чем смогли отстегнуть ремни и вручную закрыть дырку размером с пятикопеечную монету.

У погибших были обнаружены следы кровоизлияния в мозг, кровь в легких, повреждение барабанных перепонок, выделение азота из крови. Трагедия поставила под сомнение надежность советской космической техники и на два года прервала программу пилотируемых полетов. После гибели Добровольского, Волкова и Пацаева космонавты стали летать только в специальных костюмах.

Вернемся к роковому дню — 30 июня 1971 года.

Среди тех, кто встречал космонавтов, был Шаталов.

Когда корабль приземлился, позвонила жена одного из космонавтов, и Шаталов поздравил ее с успешным завершением полета. Но женщина уже почувствовала беду. «Почему они так долго не появляются?!» Шаталов ответил, что сейчас подойдут врачи, помогут им выйти. И тут его заместитель сообщил, что все очень плохо…

«Когда их вытаскивали, они были еще теплые, — вспоминал Голованов. — Их клали на носилки. Помню, у Добровольского рука свесилась с этих носилок. Врачи дули им в рот, старались делать искусственное дыхание… Космонавты были румяные, и никаких гримас ужаса на их лицах не было. Они выглядели совершенно спокойными. Это было потрясение».

 

 

 

Веб-мани: R477152675762