Бойня №333 или начало войны в Афганестане

Разговор между председателем Совета Министров СССР Алексеем Косыгиным и Нур Мохаммад Тараки состоялся в марте 1979 года. Обострение ситуации в Афганистане не могло не вызывать беспокойство у советских верхов. Амин, который сумел отстранить от власти Тараки, начал уничтожать как и исламистов, так и сторонников бывшего Генерального секретаря НДПА.

Вмешиваться в дела соседнего государства было опасно, но пустить все на самотек — еще опаснее. Поэтому председатель КГБ Юрий Андропов дал добро на устранение неудобного Амина. Заменить его планировалось лояльным к СССР Тараки.

И в конце апреля 1979 года появилась директива № 314/2/0061, в которой говорилось о формировании на базе 15-й отдельной бригады специального назначения ТуркВО, в городе Чирчик Узбекской ССР. Она и получила название «мусульманский батальон».

Предполагалось, что военнослужащие из азиатских республик СССР (всего более 500 человека) сначала станут личной охраной Тараки, а после примут самое активное участие в ликвидации Амина. Почему выбор пал именно на узбеков, таджиков и туркменов, объяснить просто. Все эти народы проживали на территории Афганистана, поэтому никаких подозрений вызвать не смогли бы.

Но этим планам не суждено было сбыться — Тараки был захвачен солдатами Амина, а потом убит. Руководство СССР начало поиски новой марионетки. На эту роль идеально подошел один из сподвижников погибшего политика — Бабрак Кармаль.
Дальше медлить с вмешательством было нельзя. Поэтому 7 декабря 1979 года советские солдаты-мусульмане, предварительно переодетые в форму вооруженных сил Демократической Республики Афганистан, были переброшены на авиабазу под Баграмом. Чуть позже их перекинули непосредственно к дворцу Амина Тадж-Бек.

Штурмовую команду разделили на две группы: «Гром» и «Зенит». Первая насчитывала двадцать четыре бойца «Альфы», вторая — три десятка офицеров специального резерва КГБ СССР. Их поддерживала 9-я рота отдельного гвардейского парашютно-десантного полка (80 солдат) и, собственно, самый многочисленный «мусульманский батальон».

Все они были переодеты в афганскую форму с белой повязкой на рукаве. В качестве паролей опознания выбрали окрик «Яша"-"Миша». Чтобы отвлечь внимание охраны дворца от звуков БТРов, за несколько дней до начала операции неподалеку от Тадж-Бека «поселили» непрерывно тарахтящий трактор.

Вечером 27 декабря начался штурм дворца. Советские солдаты шли напролом, уничтожая попутно все, что движется. Оставляли в живых лишь тех, кто сдавался. За короткое время был полностью очищен первый этаж, затем второй. Ожесточенные бои развернулись на третьем, но и здесь охрана Амина потерпела поражение. Кстати, когда правитель Афганистана узнал о нападении на свою резиденцию, он решил обратиться за помощью к военным советникам из СССР, мол «Советские помогут». На что адъютант ответил: «Атакуют советские». Амин кинул в него пепельницу, окончательно осознав, что все…

Руководить непосредственно штурмом Тадж-Бека, так назывался дворец Амина, было поручено полковнику КГБ Бояринову Г.И., тогда начальнику Курсов усовершенствования офицеров КГБ СССР. В его подчинении находилось две группы: «Гром», из 24 бойцов группы « Альфа» под командованием Романова М. М., и «Зенит», состоящий из 30 офицеров специального резерва КГБ СССР с командиром Семеновым Я.Ф. «Вторым эшелоном» прикрытия были 520 бойцов «мусбата» под командованием Халбаева Х.Т. и 9-я рота 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка, 80 бойцов с командиром Востротиным В. во главе. На всех советских бойцах, участвующие в штурме , была афганская военная форма, не имеющая знаков различия.

27 декабря, днем, во время торжественного обеда по случаю возвращения из Москвы секретаря ЦК НДПА Панджшири, многие гости и сам Х. Амин почувствовали себя плохо, некоторые, в том числе и Амин потеряли сознание. Это дало о себе знать так называемое «спецмероприятие» КГБ. Поскольку о дате проведения торжественного обеда было известно заранее, и была возможность подготовиться, внедренный в окружение охраны Амина нелегал в ходе приема подмешал в еду порошок, вызвавший пищевое, не смертельное отравление афганского Президента и его ближайших сподвижников. Перед началом операции нужно было вывести руководство страны из строя хотя бы на время. Была срочно вызвана медицинская помощь из Центрального военного госпиталя и поликлиники советского посольства. Продукты и напитки были отправлены на срочную экспертизу, а повара были задержаны. Произошедшее насторожило охрану и была объявлена тревога.

По злой иронии судьбы спасением Амина занимались именно советские врачи, которые не имели не малейшего понятия о планируемой операции по свержению диктатора. Существуют воспоминания С. Коноваленко, полковника медицинской службы запаса, который был направлен в Афганистан в составе хирургической бригады в мае 1979 года по приглашению афганского правительства. С началом гражданской войны много местных врачей уехало из страны и Афганистан очень нуждался в медиках, особенно в хирургах. 27 декабря 1979 года доктор Тутохел, главный хирург Афганистана, подполковник медицинской службы, приехал за бригадой советских врачей, сказав что необходимо срочно ехать во Дворец. Военные хирурги Алексеев А. и Коноваленко С., анестезиолог Шанин А. и терапевт Кузниченко В. немедленно отправились туда. Проходя через зал заседаний увидели необычную картину — члены правительства, а их было где-то восемь человек, то ли спали, то ли были без сознания. На столе стояли различные напитки, закуска… Врачей быстро провели мимо, прямо в кабинет Амина, где в задней комнате тот лежал на кровати без сознания. Врачи начали приводить его в чувство, применяя все необходимые для этого средства. Когда минут через 20 Амин пришел в себя, он тут же, взяв автомат, направился куда-то в сопровождении охранников. По мнению врачей, и Амин и члены правительства не были отравлены, скорее всего, им дали снотворное, чтоб на какое-то время «выключить». Выполнив свою работу, врачи собрались покинуть дворец, но буквально сразу же началась стрельба и внезапно везде погас свет, раздались взрывы. С. Коноваленко вспоминал: «Стреляли все, со всех сторон, а мы лежали на полу. Темнота сплошная. Нападавшие, занимая каждую комнату, непременно стреляли. Ворвавшиеся в нашу кричали — «русские есть?» и услышав наш ответ очень обрадовались что наконец нас нашли». В этом штурме погиб врач Кузниченко В.

Штурм Тадж-Бека начался 27 декабря 1979 года в 19:30 по местному времени. Советскими снайперами были сняты часовые у танков, которые были вкопаны в землю рядом с дворцом. Затем самоходные зенитки «Шилка» открыли огонь по дворцу и по расположению афганского танкового батальона охраны, чтоб не дать афганским экипажам добраться к танкам. Бойцы «мусбата» плотным огнем заблокировали батальон охраны, не давая возможности тем выбраться из казармы. Под эти прикрытием спецназовцы КГБ на четырех БТР направились ко дворцу. Попав в здание, штурмующие «зачищали» этаж за этажом, ведя автоматный огонь и применяя гранаты в помещениях.

В ходе операции правителя Афганистана застрелили, как и его жену, и детей. Причем последних похоронили в общей безымянной могиле. А Амина зарыли рядом, не удостоив это место какой-либо надписи. В плен было взято более полутора тысяч солдат из дворцовой охраны. Правда, некоторые оказали ожесточенное сопротивление, и умудрись не только продержаться сутки, но и уйти в горы.

Параллельно со штурмом дворца, спецназовцы КГБ вместе с десантниками захватили генеральный штаб армии, узел связи и некоторые другие стратегически важные здания. Через сутки в столицу государства Кабул, явился и новый лидер — Кармаль. Примечательно то, что его денно и нощно охраняли сотрудники КГБ.

Государственный переворот в Афганистане осветили, конечно, по-разному. Например, советская «Правда» рассказала о том, как афганский народ смело ринулся против тирана и сумел уничтожить его кровавый режим. А самого Амина и его сподручных все тот же афганский народ сначала был осужден народным судом, после чего — казнен. В Европе и США к произошедшему в Афганистане отнеслись с возмущением и неодобрением.

После спецоперации батальон расформировали.
Когда операция завершилась, «мусульманский батальон» был вывезен из Афганистана на территорию Советского Союза. Вся его техника и военное имущество получила в наследство 103-я гвардейская военно-десантная дивизия. Затем батальон расформировали. Правда, уже летом 1980 года его оживили. Вот только служили там самые обычные солдаты, которых не отбирали по национальному признаку. Ну, а Советский Союз, устроив госпереворот, влез в затяжную и кровавую войну в Афганистане, поскольку Кармаль мало кому нравился и мало кто его поддерживал…

В соответствии с соглашениями вывод советских войск с территории Афганистана начался 15 мая 1988 года. 15 февраля 1989 года из Афганистана полностью выведены советские войска. Выводом войск 40-й армии руководил последний командующий ограниченным контингентом генерал-лейтенант Борис Громов. Это событие не принесло мира, так как различные группировки моджахедов продолжали бороться за власть между собой.

Потери. По уточнённым официальным данным, безвозвратные потери личного состава советской армии в Афганской войне составили 14 427 человек, КГБ — 576 человек, МВД — 28 человек погибшими и пропавшими без вести. В ходе войны было раненых — 49 984, пленных — 312, интернированных — 18 человек. Ранения и контузии получили св. 53 тыс. человек. Значительное число людей, которые поступали в госпитали на территории СССР, скончались от последствий тяжелых ранений и травм. Эти лица, скончавшиеся в госпиталях, не вошли в число официально озвученных потерь. Точное число погибших в войне афганцев неизвестно. Имеющиеся оценки колеблются  до 2 млн. человек.

Последствия войны. После вывода Советской армии с территории Афганистана просоветский режим Наджибуллы (1986–1992) просуществовал еще 3 года и, лишившись поддержки России, был свергнут в апреле 1992 года коалицией полевых командиров-моджахедов. В годы войны в Афганистане появилась террористическая организация Аль-Каида и окрепли группы исламских радикалов.

источник

Веб-мани: R477152675762