Судьба советских военнопленных в годы отечественной войны

16 августа 1941 – издан приказ № 270 Ставки Верховного Главного командования Красной Армии "О случаях трусости и сдачи в плен и мерах по пресечению таких действий".

Во время Второй Мировой Войны, плен был не исключительным событием, а повседневнейшим делом. Даже в 1944 году, когда Советская Армия наступала, в плен попало 203 тысячи бойцов и командиров Советской Армии.

За годы войны 376 тысяч военнослужащих Красной Армии было осуждено за дезертирство.

Имеет смысл сравнить с цифрами по армии противника… Число дезертиров в вермахте с января по май 1945 года ставило 722 человека (Мюллер–Гильдебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933–1945. М., 2002. С. 712).

За три первых года войны перебежчиков из вермахт было 29 человек.
СССР не присоединился к Красному Кресту. Тем самым он обрёк пленных советских солдат на чудовищные страдания и гибель. Ведь теперь они не получали никакой продовольственной и медицинской помощи от международных организаций. Они полностью зависели от воли нацистов. А те могли кормить их, а могли и вообще не кормить. И вообще делать с ними все, что им только заблагорассудится. Разумеется, это решение советского руководства было преступлением – в первую очередь по отношению к тем, кто воевал за советскую власть. В плен попадали, оказавшись в безвыходном положении, раненными и заболевшими. Руки поднимали те, кто расстрелял все патроны и оставался в траншее под наведенными стволами. В плену оказывались те, кто не успел выйти из окружения. А когда корпус Гудериана шел со скоростью 50–60 км в сутки, выйти из окружения пешком было не просто. Начальство–то драпало на машинах.

Все эти люди, готовые воевать за СССР, были преданы своим политическим руководством.

К октябрю 1941 года в плену оказалось 3,8 млн бойцов и командиров Красной Армии По данным немецких историков, число советских военнопленных составляет не менее 5 200 тысяч человек. Многие историки полагают, что их было 5,7–5,8 млн. Авторитетный справочник сообщает, что «неучтенные потери первых месяцев войны» – 4559 тысяч человек (Гриф секретности снят. М., 1993, С. 40–41).

Нацисты не были связаны никакими обязательствами сохранять жизнь и здоровье пленных. СССР официально отказался от них. Все они для СССР были предатели. СССР отказался от Женевской конвенции о военнопленных и от взноса денег в Красный Крест.

Уже 29 июня 1941 года, всего через неделю после начала войны, вышел приказ НКГБ, НКВД и Генерального прокурора СССР о том, что все сдавшиеся в плен приравниваются к изменникам Родины и предателям.

В своих выступлениях и интервью Сталин заявлял, что у нас нет пленных, у нас есть только изменники Родины.

Никто в Третьем рейхе не был готов к такому изобилию военнопленных. Армейское начальство торопливо готовило лагеря: куски чистого поля, окруженного колючей проволокой. Загнанные в эти поля бойцы были полностью предоставлены своей судьбе и произволу местного армейского начальства.

Начальство же было весьма разнообразно по своим политическим взглядам, отношению к славянам и личным нравственным качествам.

В СССР предпочитали, конечно, писать о «зверствах немецко–фашистских захватчиков». О садистском обращении с пленными, массовых расстрелах. О том, как втаскивали дохлых лошадей и швыряли гнилую картошку в лагерь, хохоча над умирающими с голоду людьми. Как прикапывали умерших на такой глубине, что торчали коленки. Как в лагерях съели всю траву, жуков и червей, оставшись на загаженной пустой проплешине, ограниченной колючкой.

Разумеется, в СССР никогда не писали о тех нацистских военачальниках (как немецких, так и венгерских и скандинавских), которые помогали пленным, чем могли. Рискуя вызвать недовольство и начальства, и собственных солдат… Ведь каждый кусок хлеба и каждый моток бинта они могли дать пленным, только отрывая от военнослужащих Рейха.

Судьбы большинства пленных ужасны. 504 тысячи освобождено из плена в связи с зачислением в «добровольческие формирования». Часть была «передана для работы на промышленных предприятиях». Сколько? Называют цифры от 100 тысяч до 3,6 млн человек. Опять никто ничего точно не знает.

Судя по всему, погибло в лагерях порядка 2,5 млн. Из них в первую же зиму 1941–1942 годов – до 1,8 млн. То есть от половины до двух третей всех сдавшихся.

Причем существует по меньшей мере 2 140 тысяч человек о судьбе которых никто ничего определенного не знает (Солонин М. 22 июня, или Когда началась Великая Отечественная война? М., 2007. С. 266).

Сдача в плен советской элиты

Во всех армиях сдаются в плен в основном солдаты. Реже – младшие офицеры. Совсем редко – кавалеры орденов, обладатели наградного оружия. Так же редко – служащие элитных родов войск.

В июне-августе 1941 года десятки летчиков Красной Армии перелетели к нацистам. В их числе два Героя Советского союза: капитан Бычков и старлей Антилевский. Будущий гитлеровский ас Мальцев тоже получал Героя, но потом пострадал «по анкетным данным».
Начальник Оперативного управления штаба Северо–Западного фронта генерал–майор Трухин сдался в плен 26 июня 1941 года. В 1941 году сдались: командующий 2–й ударной армией Власов; начальник штаба 19–армии Малышкин; член Военного совета 32–й армии Жиленков; командир 31–й армии Егоров; командир 21–го стрелкового корпуса Закутный.

22 августа 1941 года к немцам почти в полном составе ушел 436–й стрелковый полк 155–й стрелковой дивизии 13–й армии Брянского фронта. Во главе с командиром майором И. Кононовым, выпускником Военной академии им. Фрунзе, кавалером Ордена Красного Знамени, членом ВКП(б) с 1929 года. Ушёл вместе с комиссаром полка Д. Панченко, с боевым знаменем и всем оружием. В сентябре 1941 года 102–й казачий дивизион вермахта под командованием Кононова составлял 1799 человек (Ибатуллин Т.Г. Война и плен. СПб., 1999. С. 119).

Генерал–майор Богданов П.В. командир 48–й стрелковой дивизии 11–го стрелкового корпуса 8–й армии Северо–Западного фронта. 17 июля 1941 года сдался в плен немецкому разъезду. 22 июля Богданова поместили в лагере военнопленных в Сувалках. 18 сентября Богданова перевели в одну из берлинских тюрем, где он написал заявление с предложением сформировать из военнопленных отряд для борьбы с Красной Армией. После этого его перевели в лагерь Министерства пропаганды в Вульхайде, а летом 1942–го в агентурно–политическую организацию «Боевой Союз русских националистов», который опекал «Цеппелин» (отдел VI Управления РСХА). В августе Богданов написал два воззвания, а в декабре 42–го вступил рядовым во «2–ю русскую дружину СС». В марте после объединения 1–й и 2–й русских Дружин в 1–й русский национальный полк СС Богданов был назначен начальником контрразведки и произведен в майоры. Уже в апреле он становится генералом и принимает участие в карательных операциях против партизан и местного населения. В июне 1943 года Богданова назначают начальником контрразведки «1–й русской национальной бригады СС». В середине августа командир бригады Гиль–Родионов накануне перехода к партизанам арестовал своего зама и благополучно доставил командиру партизанского отряда. К расстрелу он был приговорен лишь 24 апреля 1950 года.

Почему они сдавались в плен?

В январе 1941 года в ГУЛАГе находилось 1 930 тысяч заключенных, и еще 462 тысячи – в тюрьмах. На спецпоселении – более 1 200 тысяч. С 1934 по 1940 год за решеткой побывало 6 млн.
Каждый житель СССР имел реальные шансы угодить в ГУЛАГ. Разве они не знали о такой возможности?

Когда Красная Армия стремительно отступала, у НКВД нашлось время для важного дела: для убийства заключенных во всех тюрьмах. Убивали поголовно всех – в том числе и подследственных, чья вина вообще не была доказана. Это называлось «убытие по первой категории».

Масштабы истребления людей поражают. В Витебске убили 916 человек, из которых 500 были подследственными (Скрытая правда войны. М., 1992). Во всей Белоруссии – до 20 тысяч человек.

«Из тюрем Львовской области убыло по 1–й категории 2466 человек. Все убывшие по первой категории заключенные погребены в ямах, вырытых в подвалах тюрьмы, в городе Злочеве – в саду» (Соколов Б.В. Оккупация. Правда и мифы. М., 2002).

В городе шли бои сразу между несколькими силами – в сопровождении смрада трупов на 30–градусной жаре.

Заняв город, нацисты поступили разумно: они запустили в тюрьму и местное население, и своих собственных солдат. Позже опубликовали книгу писем немецких солдат о впечатлениях, которые они испытывали в Львовской тюрьме. На немецких мальчиков произвели сильное впечатление прибитые гвоздями к стенам, четвертованные трупы с выколотыми глазами и отрубленными конечностями.

Если даже необходимо было убивать заключенных, включая подследственных, то почему с такой жестокостью? Между прочим, преступление прекрасно документировано. В книге приведены были не только письма солдат, но и адреса, даже телефоны (у кого были).

Глупость Гитлера не позволила ему выиграть войну? Но и глупость и жестокость Сталина толкала на войну с ним даже его функционеров.

Советские способы борьбы с коллаборационизмом

Уже до 10 октября 1941 года расстреляны 10 201 советский военнослужащий. Всего же за время войны осуждено 994 тысячи военнослужащих, из них расстреляно 157 593 человека (Яковлев А.Н. По мощам и елей. М., 1995. С. 139).

Стоит сравнить: в вермахте до сентября 1942 года расстреляно 2271 военнослужащий. В том числе 11 офицеров.

Всего расстреляно 7810 солдат и офицеров – за все время войны (Литвин Г.А. Сломанные крылья люфтваффе // Авиация и космонавтика – вчера, сегодня, завтра. 1998. № 7–8).

В условиях войны не так легко арестовать «крамольников». Знаменитый и много лет скрывавшийся Приказ Ставки № 270 от 16 августа 1941 года «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах пресечения таких действий», который подписали Сталин, Молотов, Буденный, Ворошилов, Тимошенко, Шапошников и Жуков:

«Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту…

Если часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться ему в плен, – уничтожать их всеми средствами как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи» (ВИЖ. 1988. № 9).

12 сентября 1941 года издана Директива Ставки № 001919 о создании заградотрядов: не менее одной роты на стрелковый полк.

«Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать «нас окружили» и увлекают за собой остальных бойцов. В результате дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах» (Русский архив… С. 180).

Соответственно действовали и советские генералы. Командующий Ленинградским фронтом Г. К. Жуков в октябре отправил в войска шифрограмму № 4976 «Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны, и по возвращении из плена они также будут все расстреляны» (Соколов Б.В. Тайны Второй мировой. М., 2000. С. 429).

Как прокомментировать эти документы? Очень просто: как проявление психологии гражданской войны. Ведь в гражданских войнах не бывает военнопленных. Взятый в плен или немедленно уничтожается, или входит в захватившую его армию.

Коммунисты в Гражданской войне 1918–1922 годов строили систему заложничества в Красной Армии. За дезертирство расстреливали семью красноармейца. Теперь опять семьи пленных отвечали за сдачу в плен их главы семьи или их сына.

Но и эти приказы мало чему помогали: красноармейцы сдавались в плен даже в 1944 году.

Источник: А. М. Буровский Великая Гражданская война 1939-1945

Веб-мани: R477152675762