Вторая жизнь немецкой радиостанции «ГОЛИАФ».

Если ехать из Нижнего Новгорода по Арзамасской трассе, то вблизи посёлка Дружный Кстовского района можно увидеть два десятка очень высоких ажурных мачт, между которыми натянуты провода. Издалека может создаться впечатление, что это какой-то объект электроэнергетики или даже военное сооружение. Последняя версия соответствует действительности – это войсковая часть №36026, куда более известная под своим немецким названием – сверхдлинноволновая радиостанция «Голиаф». История её началась 75 лет назад, и тогда «Голиаф» служил подводникам кригсмарине в Германии.

Радиосвязь в Императорских военно-морских силах Германии использовалась с самого начала Первой мировой войны. Была она и на немецких подводных лодках. В своей книге «Десять лет и двадцать дней» гросс-адмирал Карл Дёниц, бывший в Первую мировую командиром субмарины, даёт следующее описание ситуации с радиосвязью на подлодках, сложившейся к 1918 году: «Подводные лодки воевали только в одиночку. Они выходили в море, бороздили тёмные глубины, прорывались сквозь противолодочные заграждения, разыскивали противника, вступали в бой – каждая сама по себе, не поддерживая друг друга. Радиотелеграфия – единственное доступное в то время средство связи между подлодками – не позволяла наладить совместные действия. Тогда ещё не было ни длинноволновых, ни коротковолновых передатчиков. В подводном положении мы были полностью отрезаны от мира, и чтобы передать длинноволновый сигнал, находясь на поверхности воды, необходимо было наскоро натянуть между двумя мачтами антенну. Сигнал, несмотря на используемую максимальную мощность, был очень слабым и передавался на небольшое расстояние. А во время его передачи подводная лодка находилась в состоянии лишь частичной готовности к погружению, то есть, была более чем обычно, уязвима для атаки противника, в то время как сама вообще не могла атаковать».

Став в межвоенный период командующим подводными силами кригсмарине, Карл Дёниц приложил максимум усилий для их развития. Одной из своих основных задач он считал организацию управления действиями подлодок, которая была бы невозможна без наличия высококачественной радиосвязи, позволяющей командирам лодок принимать радиограммы из штаба подводной войны и следовать его указаниям. По мнению Дёница, ему удалось достичь в этой области значительных успехов. В упомянутой книге он приводит цитату из своего доклада гросс-адмиралу Эриху Редеру от 28 октября 1939 года: «На подводном флоте значительный прогресс достигнут в организации связи. Теперь стало возможным координировать перемещения подводных лодок на огромных морских пространствах и собирать их в одном месте, если этого требует план совместной операции».

К началу войны в распоряжении кригсмарине уже имелись СДВ-радиостанции, самой мощной из которых была «Науэн» (Nauen), находившаяся в одноименном районе в Бранденбурге. Однако она уже тогда считалась устаревшей и по своим показателям не устраивала немецкий флот, а модернизировать её не представлялось возможным: для постройки нового сверхдлинноволнового передатчика требовалась бы дополнительная территория площадью минимум три квадратных километра. На этом месте, кроме СДВ-станции, уже находились и коротковолновые передатчики со своими антеннами, и возможности для монтирования новых крупных конструкций попросту не было.

По мере того, как немцы захватывали другие европейские государства, в оккупированных странах также начинали свою работу местные СДВ-станции, «мобилизованные» на службу вермахта – в Польше, Голландии, Франции. Однако данная ситуация всё же полностью не удовлетворяла немецкое командование, и в 1941 году неподалёку от городка Кальбе  в Саксонии было начато строительство нового сверхдлинноволнового передатчика, который по своей мощности и производительности должен был наголову превзойти всех своих предшественников и потому получил название «Голиаф».

Город Кальбе, расположенный на реке Мильде , был выбран для месторасположения новой радиостанции не случайно: местная почва с повышенной влажностью создавала хорошие условия для заземления. Наличие неподалёку от Кальбе крупного железнодорожного узла, а также развитая дорожная сеть упрощали доставку необходимых стройматериалов. Основным подрядчиком была немецкая фирма «Карл Лоренц АГ» , победившая в тендере на постройку новой радиостанции, объявленном строительным отделом кригсмарине. Компания была одним из крупнейших немецких производителей электротехники и электроники того времени. В годы войны эта фирма выпускала радиоприёмники, магнитофоны, радиостанции, радиолокаторы и даже системы шифрования. Помимо «Карл Лоренц АГ», в создании «Голиафа» участвовала крупная строительная компания «Людвиг Шнайдер» , а также многие другие немецкие фирмы. Главным конструктором станции был назначен доктор Фриц Гутцман.
Рабочие чертежи будущей радиостанции были завершены в ноябре 1940 года. В дальнейшем доктор Гутцман практически не покидал место строительства, решая прямо на месте все возникающие трудности. Как и на многих других стройках Третьего рейха, широко применялся труд военнопленных – французских и советских, и если первые выполняли в основном квалифицированные работы и питались в немецких столовых, то вторых использовали для самых тяжёлых физических работ. Первая партия из 300 советских пленных была доставлена прямо с фронта в вагонах для перевозки скота. Когда открыли двери, выяснилось, что восемь из них уже умерли, а остальные были в тяжёлом состоянии. Смертность по причине непосильного труда и скудного питания была высокой. Умерших военнопленных хоронили за оградой местного кладбища.

Строительство «Голиафа» велось более двух лет, круглосуточно и без выходных. Оно было усложнено высоким уровнем грунтовых вод, создававших большие проблемы – особенно при рытье котлованов и подвалов под здания. В ходе этих работ использовался экскаватор весом свыше 50 тонн, который был установлен на специальную деревянную несущую конструкцию. Дорожная сеть в районе Кальбе была хорошо развита, однако перед началом строительства дороги были посыпаны доменным шлаком, чтобы улучшить их пропускную способность. Шоссе от Кальбе до бывшего местонахождения «Голиафа» местные жители и поныне называют «черным». Территория строительства и бараки для военнопленных были под постоянной охраной. Для всех строителей и инженеров действовала пропускная система. Площадь стройки занимала около 240 га, была полностью огорожена двухметровым забором из колючей проволоки и опоясана широким рвом. В строительных работах участвовало более 1000 человек, из них примерно половина была военнопленными. Охрана состояла из ландштурмистов и солдат, которые были комиссованы по причине болезни или преклонного возраста.

Весной 1943 года, после 27 месяцев строительства, «Голиаф» был введён в эксплуатацию. Общая стоимость объекта, включая все технические устройства, здания и территорию, составила примерно 15 миллионов рейхсмарок. После ввода «Голиафа» в строй начальником станции стал специалист из отдела радиосвязи кригсмарине Карл Вракмайер. . Основной задачей «Голиафа» было поддержание надёжной связи с немецкими подводными лодками, и для этой цели он подходил идеально, позволяя связываться с ними практически в любом районе земного шара, за исключением случаев, когда субмарины находились в глубоких норвежских фьордах. Поражения гитлеровских войск придвигали фронт всё ближе к «Голиафу». Центральный павильон радиостанции был единственным зданием, в котором можно было укрыться от удара с воздуха. Это не было специализированное бомбоубежище, а просто подвал, в котором техники могли укрыться в случае налёта. Кроме него, на станции не было больше вообще никакой защиты от возможных атак самолётов. Как ни удивительно, их и не последовало: за всю войну «Голиаф» не был ни разу атакован ни английскими, ни американскими бомбардировщиками.

Когда к Кальбе подошли американские войска, часть оборудования «Голиафа» и вся документация на станции были уничтожены. На мачтах были установлены подрывные заряды, но приказа на взрыв так и не последовало. Большая часть персонала передающей станции была в начале апреля 1945 года эвакуирована в городок Хайде в Шлезвиг-Гольштейне, чтобы продолжить работу в качестве персонала мобильного СДВ-передатчика «Феликс», который также использовался для передач сообщений на немецкие подводные лодки.
Американские войска заняли район «Голиафа» 11 апреля 1945 года и сразу превратили его в лагерь для военнопленных: местность, окружённая двухметровой оградой с колючей проволокой и рвом, идеально подходила для этого. В течение апреля и мая 1945 года на этой территории под открытым небом находилось более 85 000 пленных немецких солдат, причём, по воспоминаниям очевидцев, им даже приходилось голодать. Впрочем, их хотя бы не заставляли рыть глубокие котлованы и выполнять другую непосильную работу.
Американцы не проявили какого-то особого интереса к «Голиафу» – вероятно, вследствие его разрушенного состояния. Через несколько недель американские части были заменены британскими подразделениями, пока в июне 1945 года согласно договорённостям между союзниками о разделе Германии на оккупационные зоны район Кальбе не перешёл под контроль советских войск. Немецкие военнопленные были вывезены в лагеря на восток.

После ликвидации лагеря для военнопленных советские специалисты приступили к восстановлению передатчика. К этой работе были привлечены немецкие инженеры, в том числе и главный конструктор передатчика доктор Гутцман. В мае 1946 года состоялся пробный пуск станции, а в июне того же года начался её демонтаж. Полковник в отставке Валериан Константинович Кузьмин писал в своих воспоминаниях: «Демонтаж оборудования проводился нашими специалистами с привлечением группы сотрудников НИИ связи ВМС из Ленинграда. Работами руководило Управление связи ВМС, районный инженер инженер-майор Гольдфельд Матвей Маркович. Для демонтажа и упаковки оборудования привлекались немцы. Они практически демонтировали всё и упаковали в ящики. ».

К маю 1947 года всё оборудование «Голиафа», включая и антенно-мачтовую систему, было демонтировано и упаковано в ящики, после чего его на нескольких эшелонах перевезли в СССР, в город Выборг, и выгрузили на склад Управления связи Военно-морских сил СССР. В августе 1947 года все здания, где прежде размещался «Голиаф», были взорваны, а территорию отдали местным жителям под сельскохозяйственные нужды. Заземление советские специалисты разбирать не стали, и оно так и осталось в почве. Однако металлические ленты мешали обрабатывать землю, и местные фермеры при помощи тракторов впоследствии их извлекли. Немецкая история «Голиафа» закончилась, и он на десятилетия выпал из поля зрения зарубежных специалистов и любителей истории.

Для всех, кому была небезразлична история «Голиафа», его судьба, казалось, так и останется загадкой. Возможно, так было бы и до настоящего времени, если бы не Б.Г. Чурочкин, который 20 лет прослужил мичманом на разных должностях в войсковой части №36026. Ставший после выхода на пенсию краеведом посёлка Дружный, где располагалась эта часть, Борис Григорьевич организовал работу по созданию летописи посёлка. Зная, что основное оборудование СДВ-радиостанции сделано в Германии, он в 2007 году в поисках информации обратился на интернет-форумах к немецким любителям истории, для которых известие о том, что «Голиаф» уцелел и даже функционирует, стало сенсацией. Так широким кругам стала известна дальнейшая история «Голиафа». После того, как он в 1947 году был выгружен на склад в Выборге, в 1949 году было принято решение о восстановлении радиостанции. Местом новой дислокации «Голиафа» была выбрана пойма реки Кудьмы в Кстовском районе тогдашней Горьковской области. Местная почва наиболее походила по своим свойствам на немецкую, на которой изначально стояла станция. За три года на новом месте всю систему радиостанции полностью восстановили.

27 декабря 1952 года радиостанция впервые вышла в эфир, и этот день стал днём рождения первой советской сверхмощной СДВ-радиостанции «Голиаф». Войсковая часть №36026 была переподчинена от отдела строительства управления связи ВМС узлу связи генштаба ВМС СССР и получила наименование «Передающий радиоцентр №1 узла связи ГШ ВМС СССР». Да и сам посёлок Дружный возник благодаря войсковой части №36026, рядом с которой сначала построили несколько домов офицерского состава, а со временем вырос и целый населённый пункт. За всё время с момента возобновления своей работы радиостанция практически не простаивала, за исключением нескольких остановок для модернизации устаревшего оборудования. В 60-х годах радиостанция в Дружном была включена и в систему наблюдения за космическими аппаратами.

Станция «Голиаф» была передовой для своего времени конструкцией. Перед главным конструктором Фрицем Гутцманом стояла задача создать передатчик, который во всём диапазоне излучаемых частот имел бы стабильно высокий КПД. Существовавшие тогда традиционные конструкции антенн с их частотой излучения в относительно узких пределах не годились, нужно было создать нечто принципиально новое. Специалисты компании «Карл Лоренц АГ» смогли решить эту проблему, остановившись на концепции множественно настраиваемой антенны, которую описал шведско-американский изобретатель Эрнст-Фредерик-Вернер Александерсон  ещё на заре развития радиотехники. Впервые на практике эта концепция была реализована именно при создании «Голиафа».

Вместе с крахом Третьего рейха закончилась и первая, германская, часть жизни «Голиафа».  Сам же передатчик вот уже почти 70 лет находится на новом месте, неподалёку от посёлка Дружный Кстовского района, в 30 километрах от Нижнего Новгорода. Он по-прежнему является военным объектом, обеспечивая связь с российскими подлодками, так что никаких экскурсий в ближайшее время сюда водить не будут. Вторая жизнь «Голиафа» продолжается и сегодня, станция по-прежнему находится в строю и несёт ежедневное боевое дежурство, работая в интересах армии, флота и всего государства.

Виталий Торопцев

Веб-мани: R477152675762