Седьмой континент

«Тихоокеанскую свалку», ещё именуемую «Седьмым континентом», случайно открыл яхтсмен Чарльз Мур в 1997 году. Год спустя Мур пришёл сюда вместе с океанографом Кертисом Эбессмайером, который впоследствии стал главным исследователем этой аномалии. В этом месте находится т.н. «Субтропическая зона конвергенции», или Северо-Тихоокеанский субтропический водоворот. Причина его возникновения – встреча течения Куросио, северных пассатных течений и межпассатных противотечений.

Это место площадью около 10 млн. кв. км океанологи ещё называют «океанической пустыней». Сюда почти со всего Мирового океана сносится разнообразный природный мусор – водоросли, древесина, трупы крупных животных (китов и тюленей), и т.д. Тут почти всегда стоит штиль из-за преобладания высокого давления. Из-за обилия гниющей массы вода в этом районе насыщена сероводородом, поэтому Северо-Тихоокеанский водоворот крайне беден жизнью — здесь нет ни крупных промысловых рыб, ни млекопитающих, ни птиц.

Именно поэтому в данную зону почти не заходят промысловые корабли, а яхты избегают её из-за безветрия. Из-за особенностей течения именно сюда стал сноситься плавучий мусор, в первую очередь из Китая и стран Юго-Восточной Азии. Что из себя представляет первоисточник плавучей грязи – на фото ниже (это трущобы в районе дельты Меконга во Вьетнаме). В целом, до 70% мусора тут «производства» данного региона.

Эбессмайер пришёл к выводу, что на поверхности «Седьмого континента» находится лишь 15-20% принесённого сюда мусора – остальная масса уже покоится на дне. Кроме экологического и океанологического интереса, этот «Плавучий мусорный остров» аномален и тем, что в здешних условиях пластик, который вроде бы не должен разлагаться столетиями, через 15-20 лет подвергается изменениям, благодаря которым опускается на дно. Одна из возможных причин этого – высокая концентрация диоксинов (выделяемых самим пластиком) и природного сероводорода.

На каждом квадратном километре тут в среднем находится 18 тысяч пластиковых вещей (от пакетов и флаконов до детских сосок). Но в некоторых зонах (их общая площадь около 200 тысяч кв. км) – до 200 тысяч штук.

Эти воды являются нейтральными, а потому ни одна страна не собирается в «государственном порядке» ликвидировать свалку. Сам Чарльз Мур на деньги отца (бизнесмена средней руки, владельца химической компании) основал фонд Algalita Marine Research Foundation с капиталом в 12 млн. долларов. Это самый большой «экологический взнос» в ликвидацию данного бедствия. Сам Мур рассказывал, что в крупных международных фондах, куда он обращался, ему отвечали, что «сначала нам надо разобраться с насущными проблемами, волнующими каждого. А эта свалка непосредственно на жизнь людей не влияет».

Мур смог подключить только лишь чудака Дэвида де Ротшильда , да внука Тура Хейердала Олава.

Из своих 32 лет Дэвид 17 лет наблюдается у психиатра, но это не помешало ему пересечь пешком всю Арктику через Северный полюс и прожить год среди индейцев Эквадора. Ротшильд большую часть времени живёт на своей экоферме в Новой Зеландии, и лишь 3-4 раза в год приезжает в Лондон навестить своего врача.

По подсчётам Дэвида де Ротшильда, на расчистку свалки потребуется минимум 4 млрд. долларов, и это не считая затрат на ликвидацию донных отложений. Одна из идей Ротшильда – перерабатывать здешний мусор на какие-то нужные пластиковые вещи, и продавать их сердобольным западным людям с «экологической наценкой». Сам Дэвид уже сделал себе яхту из 12,5 тысяч пластиковых бутылок, выловленных из океана.

источник

Веб-мани: R477152675762