Кен Алибек: если это достанут чеченцы, то они в миг это применят в Москве…

9 июля в Вашингтоне cпециальный корреспондент агентства "Хабар" Григорий Беденко встретился с выдающимся микробиологом Кеном Алибеком. Этот человек был одним из главных разработчиков советского оружия массового поражения на основе сибирской язвы. В 1992 году он эмигрировал в США, теперь возглавляет Национальный центр по защите от биологического оружия при Университете им. Джорджа Мэйсона. 

Кен Алибек (Канатжан Алибеков) - полковник Советской армии, военный биолог, один из разработчиков бактериологического оружия. В 1975 году закончил Томский военно-медицинский институт, изучал военную эпидемиологию. Работал в главном управлении "Биопрепарата", созданного для разработки биологического оружия. В 1983 году разработал оружие на основе туляремии. Был переведен в Степногорск и возглавил работы над созданием оружия на основе сибирской язвы. В США эмигрировал в начале 90-х годов прошлого века. Вот как он описывает в своей книге, изданной в США, одно из испытаний, проведенных на острове Возрождения: "К колышкам привязаны десятки павианов, а высоко над ними разрывается снаряд, оставляя после себя коричневатое облачко. Животные ничего не знают о биологическом оружии, но, словно чувствуя смерть, инстинктивно закрывают лапами носы и пасти". Экс-полковник пишет, что помнит их глаза до сих пор… 

- Раньше на Западе активно обсуждали успехи Советского Союза в создании биологического оружия. Какое общее мнение в США сейчас? 

- Советский Союз имел самую мощную в мире программу создания биологического оружия. Я не считаю, что это могло быть предметом для особой гордости, но страна имела ученых, которые были в состоянии разработать технологию производства биологического оружия огромной силы. Программа биологического оружия в СССР началась во время гражданской войны. Тогда сыпной тиф убивал больше людей, чем в ходе боевых действий. Так к большевикам пришло понимание, что существует оружие, которое значительно лучше, чем стрелковое. Работы начались в военно-медицинской академии и в лагерях: на Соловецких островах и так далее. Первые образцы биологического оружия были испытаны в конце 30-х годов. Для этого был выбран отдаленный безлюдный остров Возрождения в Аральском море. Здесь испытывались первые образцы биологического оружия на основе туляремии, сапа, чумы, сибирской язвы. Остров Возрождения несколько десятилетий был основным полигоном для советской программы биологического оружия. А производилось это оружие в Степногорске, неподалеку от нынешней столицы Казахстана Астаны. Организация называлась "Биопрепарат". С 1983 по 1987 год я был директором этого комплекса. Моя задача была разработать новый вариант оружия на основе сибирской язвы. Она была выполнена в 87-м году. Существовало только одно ведомство, заинтересованное в этой задаче - министерство обороны. Сейчас, скорее всего, Россия не имеет какой-то развитой программы, связанной с биологическим оружием.

- Для проведения специальных работ на острове Возрождения США выделили Узбекистану шесть миллионов долларов. Что можете сказать вы? 

- К 1990 году в Советском Союзе было наработано порядка 200 тонн оружия на основе сибирской язвы. Оно было разработано в Свердловске. Там был Институт инженерных и технических проблем защиты от биологического оружия, который в конце 80-х годов был демонтирован по приказанию генерал-лейтенанта Лебединского. Он был начальником 15-го управления министерства обороны СССР в то время. Причиной демонтажа стал скандал из-за вспышки сибирской язвы в Свердловске в 1979 году. Очень сильное давление было со стороны США, Великобритании. Сначала все биологическое оружие перевезли на железнодорожную станцию Зима, в район озера Байкал. Там было специальное хранилище для биологического оружия. Оно просуществовало там недолго, по каким-то причинам был дан приказ уничтожить все запасы сибирской язвы. В 89-м году была создана специальная группа из офицеров 15-го управления министерства обороны. Насколько мне известно, возглавлял эту работу генерал-майор Евстигнеев Валентин Иванович. Сибирская язва в специальных контейнерах была доставлена в город Аральск, оттуда - на остров Возрождения. Контейнеров (они назывались "ТР-250") было огромное количество. Каждый вмещал 250 килограммов сибиреязвенной рецептуры. Бактерии были инактивированы и закопаны. Но у сибирской язвы есть одна особенность: ее невозможно таким образом уничтожить на сто процентов. И поэтому, если взять анализ в местах захоронений, безусловно, выявятся споры сибирской язвы в достаточно большом количестве.

- Насколько это опасно сейчас? 
-  По большому счету в Казахстане много мест, зараженных сибирской язвой. Их можно найти в любом скотомогильнике с останками животных, умерших от этой болезни десять, двадцать и даже пятьдесят лет назад. И нет нужды эти скотомогильники дезинфицировать: споры сибирской язвы, если они находятся в почве, не могут взлетать в воздух, создавать аэрозоли и перелетать на сотни километров. Поэтому, если не тревожить скотомогильники, вероятность заражения достаточно низкая. Но одна деталь, связанная с островом, заставляет волноваться. Если это озеро высыхает и есть опасность, что остров Возрождения соединится с материком, могут возникать эпидемии сибирской язвы среди стад сайги. Это самая большая опасность. Но если люди не будут ходить на остров, вероятность большой эпидемии сибирской язвы малореальна.

- Но ведь люди могут попасть туда с вполне определенной целью - найти эти могильники и завладеть этим смертоносным оружием? 
- Есть страны, которые теоретически заинтересованы в подобном. Я считаю, что Ирак до недавнего времени был заинтересован, сейчас - Иран, Ливия, некоторые другие страны. Если бы у боевиков из Чечни была возможность получить сибирскую язву, они применили бы ее в Москве не задумываясь.

- К вопросу о биотерроризме. Как известно, Соединенные Штаты стали первым государством в истории, которое испытало на себе последствия биотеррористической атаки. Что испытывает Америка сейчас, два года спустя после того, как конверты с белым порошком разошлись по стране? 
- Тогда мы поняли, что биологический терроризм не только убивает людей. Он обладает мощнейшим психологическим эффектом. Люди боятся открывать письма, ходить в магазины… И вот интересный момент. По нашим подсчетам, только прямые потери составили сотни миллионов долларов. Но с учетом непрямых потерь - многие миллиарды. Сравните это с количеством сибирской язвы, которое было послано в этих письмах: три, четыре, может, пять граммов! Поэтому сейчас мы очень интенсивно работаем в области защиты от биологического терроризма.

- Что делается в США сейчас, чтобы исключить возможность биотеррористической атаки? 
- Биологический терроризм может создавать условия, когда люди будут умирать каждый день. И страна будет находиться постоянно в состоянии напряжения. Биологический терроризм - это непрерывный терроризм. Он продолжается дни, недели, а может продолжаться месяцы. Поэтому в США существует несколько правительственных департаментов, которые отвечают за защиту от биотерроризма. Министерство обороны отвечает за защиту от биологического оружия для войск. Министерство собственной безопасности, которое недавно было создано, - за защиту населения. Создана система, которая включает в себя все аспекты защиты от биологического оружия. Главная наша проблема - отсутствие хорошо подготовленных экспертов в области защиты от биологического терроризма. Поэтому наш Национальный центр по защите от биологического оружия готовит новую генерацию таких специалистов.

9 июля 2003 года, Университет им. Джорджа Мэйсона, биотехнологическое отделение, Вашингтон. 

Веб-мани: R477152675762