Учителя в Бурятии получают копейки из-за жадности директоров

Положение с зарплатами учителей очень сложное. Например, в половине школ Улан-Удэ они недотягивают до положенного уровня. Бедствуют и сельские педагоги. Кризис даже обсудили на сессии Хурала. «Образовательные» расходы составляют большую часть в бюджете республики. Зарплата школьных учителей, в свою очередь, – солидный сегмент отраслевого финансирования. При этом, чтобы улучшить зарплатные дела даже при существующем финансировании, надо сделать простые шаги. Но чиновники не хотят это делать. Что возмутительно втройне.

Бюджетные миллиарды «осваивают», как вздумается. Своя рука – владыка Фонд оплаты труда в школах не бесконечен. Он формируется исходя из подушевого норматива. На каждого ученика в год бюджет дает определенную сумму. Количество школьников умножается на норматив – вот вам и фонд оплаты труда. Из него получают зарплату все, кто состоит в штате школы, – учителя, уборщицы-технички, дворники, повара, электрик, секретарши, управленческий аппарат. Больше работников – меньше зарплаты. Сначала из фонда берется зарплата директора, замов и так далее. В последнюю очередь доходит до учителей. Зарплата технического персонала основана на МРОТе. Учительская базируется на нагрузке согласно учебному плану и стоимости часа работы. Стоимость ученико-часа устанавливают на основе суммы, оставшейся после выплат директорских и «технических» зарплат.  В каждой школе она своя. В отдельных районах весь или почти весь персонал вывели за штат, тем самым защитив заработную плату учителей.

С зарплатами давняя проблема. К независимой экспертизе РОО «Учителя Республики Бурятия» обращаются даже главы районов. Например, глава Тарбагатайского района Виктор Максимов. Организация провела мониторинг. – Результатом мониторинга стало приведение в соответствие фонда заработной платы, и заработная плата учителей района повысилась почти на 22 процента. И за классное руководство учителям стали платить три тысячи рублей, – говорит Геннадий Федик, председатель организации. В другой школе Бурятии, откуда в свое время обратились возмущенные учителя, обнаружились шесть заместителей директора. Учеников было сто «с хвостиком». Геннадий Федик называет это рекордом, который ранее в республике ему встречать не доводилось. – Так как базовая зарплата замов составляет от 70 до 80 процентов от базовой директора школы, они «съедали» львиную долю бюджета школы. Учителя получали пять-шесть тысяч, максимум семь тысяч. Включая стимулирующую часть, – возмущен он нерациональным отношением к бюджетным ассигнованиям.

Был еще похожий случай. В школе 850 учеников, а у директора пять замов. Зачастую директора абсолютно необоснованно «раздувают» штаты не только по своим замам, но и по прочему персоналу. – В некоторых школах директор хочет, чтобы у него был советник, и делает так. Это что такое – советник директора?! Совесть-то имейте! И еще секретарь-машинистка, делопроизводитель… Все официально, по приказам, за счет учительского фонда. Директору действительно дано право самому формировать штатное расписание, он и формирует. Говорит: «Я хозяин, закон разрешает». Ни с кем не советуется… Тут выход один. Решением учредителя снимать директоров с работы, – констатирует наш собеседник.

Сытые директора, голодные учителя.

Правительство республики равнодушно взирает на неприглядную картину, которая встречается все чаще, – пирующие школьные директора и бедные учителя. «Зачем о них заботиться… И так проголосуют как надо», – наверное, думают про учителей руководители Бурятии. Только вот кто останется работать в бурятских школах, когда уйдут учителя-пенсионеры? В среднем по Бурятии их практически 50–60 процентов, а на селе – почти все сто. Мониторинг идет по разным районам республики. Анализируется трехлетний период. Подходит к концу мониторинг по образовательным организациям Тункинского района. Но уже сейчас можно сказать, что заработная плата педработников там самая низкая по республике.

Руководство школ еще ведет уроки как учителя.

Так, в одной из школ района в 2014 году за три часа педнагрузки директор получал стимулирующую часть – в октябре 9,6 тысячи рублей; в ноябре – 3,6 тысячи рублей, а в декабре получил 35,9 тысячи рублей. Завуч в октябре – 9,6 тысячи рублей; в ноябре – 5,6 тысячи рублей; в декабре получила 65,8 тысячи. Это, повторю, только стимулирующая часть, – показывает Геннадий Федик столбик в одной из итоговых таблиц. Простому школьному учителю такие стимулирующие выплаты к базовой зарплате даже не снятся. На сегодня в этой школе сменился директор, и новый полностью отказался от учительской стимулирующей части. В другой школе Тункинского района мониторинг показал, как директор вел шесть часов и получал стимулирующие выплаты в размере от 4,5 до 17 тысяч рублей в месяц. Как в школах Бурятии распределяются средства между базовой и стимулирующей частями, не очень ясно. – Решение о соотношении между ними принимает сама школа. Стимулирующая часть должна составлять от 10 до 30 процентов фонда. Каждый коллектив сам принимает решение.

Вскрылось, что зачастую учителя никакого отношения к этому не имели. Их никто не спрашивал. Несмотря на это, работники бухгалтерии чаще всего сами определяют процентное соотношение. Даже многие директора школ не могли добиться разъяснений от бухгалтерии, – говорит Геннадий Федик о реалиях сельских районов. Администрации учебных заведений, как видим, плохо контролируют свои желания. Выход видится в том, чтобы помочь им взять себя в руки. Минобразования должно разработать и разослать по муниципалитетам (они – учредители школ) штатные расписания с учетом количества и контингента учащихся – установить рекомендованные границы достаточности. Муниципалам же – внедрить рекомендации.

Это рецепт номер один. Иначе «размножение» ставок заместителей, советников, делопроизводителей и другие излишества остановить невозможно. В какой-то школе обнаружен даже «работник по текущему ремонту». Работник-бюджетник должен быть плотно занят работой. На деле «лишним людям» в небольшой школе нечего делать. Разве что получать зарплату.

Чем больше замов, тем меньше зарплата рядового учителя. Подушевой норматив, который получает школа, не меняется от числа замов. Хоть пять замов, хоть ни одного – объем поступающих средств прежний, – по-простому разъясняет наш собеседник.

Как Бурятия «кинула» своих учителей.

Сейчас здравомыслящие директора школ и даже ряд глав районов заинтересованы в объективном мониторинге РОО «Учителя Республики Бурятия». Да, есть пирующие руководители. Но немало и болеющих за школы. – Я объездил почти все школы Тункинского района. Там работают хорошие, творческие учителя! Замечательные люди. Четыре раза там был. Недавно вернулся из очередной поездки. Директора школ тоже высказали интерес к проведению мониторинга. Сами проявляют инициативу, – отмечает Геннадий Федик. Во многих школах района принято разумное штатное расписание, но учительские зарплаты все равно низкие. Почему?

В свое время, еще в 2012 году, власти Бурятии заявляли, что весь персонал, который не связан с образовательным процессом, будет выведен за штат школ, и весь поступающий подушевой норматив пойдет только на зарплату учителям, осуществляющим основной образовательный процесс. Однако в октябре вышло решение о частичном выводе персонала. – В результате пошла неразбериха. Кто-то вывел десять процентов, кто-то – 30 или 50 процентов. А кто-то вообще не вывел, – говорит Геннадий Федик. Он написал в правительство Бурятии несколько писем. Хотел лично выяснить, почему принято решение только о частичном выводе. Реакции не последовало. Школьный техперсонал, повторим, получает зарплату на базе МРОТа. Власти региона постоянно увеличивали его размер. В школах без всякого ущерба исполняли бы эти решения, если власти одновременно давали бы деньги на увеличение зарплат техничек, поваров, электриков школ. Однако МРОТ приказывали повышать, но понесенные затраты не компенсировали.

Школы вынуждали исполнять новые МРОТы за счет своего фонда оплаты труда, сформированного из подушевых денег. К примеру, для Тункинского района до 2015 года включительно компенсаций по теме МРОТа республика не выделяла. Подушевой норматив на ученика за весь период индексировался незначительно. А МРОТ для персонала рос и рос. Невозможно одной ногой стоять на твердой основе, а другой – на бегущем вверх эскалаторе. Тункинские школы увидели, как МРОТ техперсонала ударил по зарплатным фондам. Находящиеся в штате «технари» привели учителей к маленьким зарплатам. Известны факты, когда техничка получает больше учителя с полной нагрузкой в 18 часов. Такая финансовая картина – даже во многих школах с оптимальным штатным расписанием. Проблему тоже легко решить. Есть рецепт номер два. Сделать то, что давно было обещано, – полностью вывести персонал, не связанный с образовательным процессом, за штат. На аутсорсинг. МРОТ прекратит опустошать зарплатные фонды.
источник

Веб-мани: R477152675762