ЗВЕЗДА, отказавшая КГБ.

Людмила Гурченко, Людмила Марковна, Люся...
Как-будто вчера её не стало...
Нет, она осталась - всегда живая, необыкновенно харизматичная и
эффектная в своих фильмах и песнях...
Она всегда с нами, ибо равных ей - нет.

Людмила Марковна Гурченко — синтетическая актриса: ей были подвластны все жанры от водевиля, буффонады и мюзикла до мелодрамы, трагикомедии, военной драмы; актриса прекрасно пела, танцевала — она была и театральной и эстрадной актрисой.
Но её любовь и жизнь были отданы кинематографу.
В 1956 году на экраны страны вышла новогодняя комедия режиссёра Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь», в которой главные роли, по настоянию Ивана Пырьева, сыграли известный Игорь Ильинский и студентка Людмила Гурченко. 

Фильм «Девушка с гитарой» был первой картиной, в которой снялся в эпизодической роли инженера-пиротехника Юрий Никулин. Именно благодаря тому, что его в этой роли увидел Леонид Гайдай, Никулин впоследствии был приглашён на роль Балбеса.

Материальное положение Гурченко в то время было сложным, поэтому она принимала предложения об участии в творческих встречах со зрителями, так называемых актёрских «халтурах». Это послужило поводом для травли, и в советской прессе появились «разоблачительные» статьи. Гурченко оказалась изгоем, ее не приглашали сниматься девять лет. Как сообщала русская редакция Би-Би-Си, со ссылкой на неназванные историки и искусствоведов, «Карнавальная ночь» вызвала недовольство советской номенклатуры, многие представители которой узнали себя в сатирическом образе директора дома культуры Огурцова. В интервью, опубликованном после её смерти в 2011 году, Гурченко называла причиной своей травли отказ от предложенного ей сотрудничества с КГБ и последовавшего гнева министра культуры СССР Николая Михайлова.
«С лица земли сотрем! Имени такого не будет!» — это слова министра. То было жестокое время. И это был настоящий приговор. И очень скоро такой фамилии не стало. Очень скоро. Долго над ней будут витать: «однодневка», «несерьезно», «не советуем», «не следует», «не желательно». Перестали снимать в столице. Перестали снимать на других студиях. Забыли. Предали забвению. Тихо похоронили. Забальзамировали.
В образовавшейся тишине актриса Людмила Гурченко была вынуждена зарабатывать, выступая с концертами на заводах, на шахтах, в поездках по стране, и жила в общежитиях — первая квартира, по её словам, у неё появилась лишь после развода в тридцатилетнем возрасте.

В 1963 году Гурченко поступила в труппу театра Современник. «А что она будет у нас играть?» - вопрос, который сопровождал ее все годы пребывания в театре. Ролей ей не давали, или давали роли на пару слов.

И она опять ездила по стране с концертами и встречами со зрителем, чтобы обеспечить себе, ребенку и родителям достойную жизнь, и, конечно же, видеть глаза зрителей, чувствовать их энергетику и понимать: «Нужна! Нужна!».

В 1965 году она ушла из «Современника». Гурченко рассказывала: «Итак, в один прекрасный день я вдруг подала заявление об уходе из театра по собственному желанию. Тихо и спокойно. Как будто это было давно решено. Хотя еще утром, идя на репетицию, об этом даже не думала. Я просто представила, что сейчас, на репетиции новой пьесы, я буду долго сидеть в ожидании своих двух реплик... И... ноги, помимо сознания — красиво или некрасиво, удобно или неудобно, раньше или позже, деликатно или нет — сами повернули в фойе направо, к главному режиссеру. И как пелось: «...Но бывает, что минута все меняет очень круто...». И от сознания своей свободы и победы стало так легко! Победы? Я ведь не справилась, потерпела поражение, не сумела стать незаменимым винтиком. Но почему же радость облегчения била через край? Все четыре стороны света для меня свободны — выбирай любую. Ничего впереди не ждет. А я счастлива. Но ведь тогда, в Харькове, в больнице, когда во мне мучительно умирала моя любовь, я ведь была счастлива. Потому что одновременно с этим я приобретала облегчение. И где-то впереди брезжил свет. Я знаю, что выхожу из увлечённостей в работе, из самых поначалу необыкновенных увлечений, как только чувствую насилие над своим внутренним миром, о котором не расскажешь словами. Он вдруг бастует, кричит, бьется и физически направляет движение в нужное русло. Своей, только своей дорогой. Позже я часто возвращалась к этому важному периоду жизни. Да и не было ни одного выступления, где бы зрители не интересовались причинами моего ухода из «Современника». Почему же я все-таки ушла из лучшего театра? Уязвленное самолюбие? Непризнанный талант? О, как же я изо всех сил подавляла в себе все негативное, и подавила, в конце концов. Тогда и стало легче. Но прежде мне нужно было научиться терпеть. А порой я думала так: первый успех пришел «вдруг», без вклада. Без труда выловила рыбку из пруда. А после была неминуемая расплата. Научиться терпеть и воспитать в себе волю».
А дальше были пробы в кино, просмотр в Театр Сатиры, съемки в фильме «Рабочий поселок» и новые бесконечные концерты по стране. Так Людмила Марковна стала артисткой Госконцерта.
В 1969 году Людмиле Гурченко было присвоено звание Заслуженной артистки РСФСР.
С 1973 года началась вторая жизнь Людмилы Гурченко. Весной она была приглашена сниматься в фильме «Старые стены», где она исполнила роль Анны Георгиевны.

Во время съемок ее настигло страшное известие – умер отец Марк Гаврилович.

Новые роли в сложных, трагических картинах принесли актрисе не только удовлетворение в работе, но и международную славу. В 1976 году она снялась в фильме «Двадцать дней без войны» режиссера Алексея Германа, «Сибириада» режиссера Андрея Михалкова-Кончаловского, удостоенного в 1979 году специального приза жюри Каннского кинофестиваля. Гурченко рассказывала: «Уже до финала были аплодисменты, а перед концом картины и после они не смолкали и превратились в «скандеж» - как на концерте. И «браво», «браво», «браво»... Мы кланялись вперед, назад, влево, вправо. Никто не уходил, и мы стояли и кланялись, кланялись... А потом стали обнимать и целовать друг друга... Эмигранты кричали по-русски: «Молодцы! Мо-лод-цы! Людоч-ка! Мы так счастливы за вас!». Мы плакали от радости. Смешались звания, регалии, титулы, посты - мы были небольшим русским островком на прекрасной французской земле. Она нас приняла, она почувствовала нашу силу, на ней запахло Русью».

Долгое отсутствие ролей компенсировалось чередой звездных работ в фильмах «Пять вечеров» режиссера Никиты Михалкова, «Вокзал для двоих» режиссера Эльдара Рязанова, «Любимая женщина механика Гаврилова» режиссера Петра Тодоровского, «Полёты во сне и наяву» режиссера Романа Балаяна и «Любовь и голуби» режиссера Владимира Меньшова.

Людмила Марковна была потрясающей женщиной, неимоверно целеустремленной, она не могла сидеть без дела. После того, как актриса сломала бедро, уже через месяц она поднялась на ноги, как бы тяжело ей это не далось, но бездействие было для нее еще тяжелее. Гурченко, которая до этого никогда не занималась спортом, тренировала мышцы при помощи тренажеров, мячей и прочего спортивного инвентаря.

Из больницы Людмила Марковна была выписана в марте. Она радовалась, что, наконец, находится дома. Она горела новыми идеями и планами. Вечером 30 марта Людмила Гурченко и её муж Сергей Сенин смотрели музыкальный фильм о Людмиле Марковне, который снял телеканал «Интер». Внезапно Людмиле Марковне стало плохо. Она успела сказать супругу, что ей трудно дышать, пожаловалась на сильную боль в груди, а потом потеряла сознание. Сергей Михайлович подхватил супругу и отнес в комнату, бережно уложил на кровать и стал делать жене искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, но все было напрасно. «Люся умерла в течение одной минуты, - рассказал медикам Сергей Сенин. – Я пытался спасти ее, но у меня ничего не получилось. Врачи, осмотрев пациентку, зафиксировали признаки биологической смерти. На кардиографе шла прямая линия». По словам медиков, Людмилу Марковну можно было спасти, если бы квалифицированные специалисты подоспели вовремя. Вскрытие, по просьбе супруга Людмилы Марковны, делать не стали, но история болезни и симптомы позволили медикам максимально точно установить причину смерти – ее вызвала тромбоэмболия лёгочной артерии.

В 2012 году Людмиле Гурченко был снят документальный фильм
«Как я стала богиней…».

Последней работой Людмилы Марковны стал музыкальный видеоклип на песню Земфиры «Хочешь?», снятый в феврале 2011 года, за месяц до смерти актрисы. В клипе Гурченко исполняла песню, стоя среди экранных образов своих партнёров по киноработам, уже ушедших из жизни — Александра Абдулова, Юрия Белова, Олега Борисова, Евгения Евстигнеева, Александра Кайдановского, Андрея Миронова, Юрия Никулина и Олега Янковского.

Когда смотришь последний видеоклип, где Людмила Гурченко поет и танцует в кругу своих умерших коллег, то невольно в голову приходит мысль: актриса предчувствовала свою смерть, а может, даже ее… накликала!
Думали — откажется!

Это видео сняла в Киеве режиссер Екатерина Царик . В январе—феврале на Украине приступили к работе над фильмом о Людмиле Гурченко под названием «Я — легенда». Это были последние прижизненные съемки звезды. В финале, по задумке авторов, планировался видеоклип на песню Земфиры «Хочешь» с пронзительным текстом:

«Пожалуйста, не умирай!
Или мне придется тоже.
Ты, конечно, сразу в рай,
А я не думаю, что тоже…»

Гурченко предложили спеть эту песню в окружении портретов… умерших актеров, с которыми она когда-то играла в театре и кино. Никто не думал, что звезда согласится! Ведь актеры — очень суеверные люди. Однако Гурченко не только согласилась, но и предложила… «оживить» в клипе всех умерших друзей!
Просила не умирать

— С помощью компьютерных технологий мы вырезали образы Янковского, Абдулова, Евстигнеева, Миронова и других звезд из фильмов, в которых они снимались с Людмилой Гурченко, и «поместили» их в одну комнату с Людмилой Марковной, — рассказывают создатели пророческого видео. — В начале клипа их души как бы прилетают к Гурченко, и она им поет, просит не умирать. Однако в конце актеры «растворяются», оставляя артистку совсем одну.

— Не уходи! Не уходи! Не уходи! — срываясь на крик, пела друзьям Гурченко. Как в последний раз. Отдавалась по полной, как будто предчувствуя скорый конец. Но они ушли. И забрали душу Марковны с собой. До премьеры фильма Гурченко не дожила. Ей «пришлось умереть тоже», как поется в песне, и душа ее воссоединилась с теми, кто «воскрес» в ее последнем видео…

Источник

Веб-мани: R477152675762