Последний герой- мэр города Владимир Петухов.

Корпорация ЮКОС появилась в 1992 году благодаря указу президента Российской Федерации Бориса Ельцина путем соединения 'Юганскнефтегаза', занимавшегося добычей нефти в Ханты-Мансийском автономном округе с нефтеперерабатывающими заводами в Самарской области и сетью сбытовых предприятий в Центральной России. В результате пресловутых 'залоговых аукционов' 1995 года, ставших своеобразной раздачей Ельциным долгов за поддержку своей кандидатуры со стороны бизнеса, контроль над ЮКОСом за сущие копейки для таких сделок получила группа Менатеп Михаила Ходорковского. В 1996 году Менатеп полностью выкупил акции ЮКОСа через ЗАО 'Монблан', заплатив на 100 тысяч долларов больше стартовой цены в 160 млн долл. В 1997 году произошло слияние предприятия с группой 'Роспром'.
     Эта покупка на залоговом аукционе - грандиозное преступление само по себе. Но то, что произошло дальше - вполне достойно термина 'геноцид', осуществляемый ЮКОСом по отношению к тем, кто жил и работал в Нефтеюганске. Ведь, по сути дела, компания Ходорковского купила все природные ресурсы западносибирской земли в Нефтеюганском регионе. Не только то, что содержали в себе скважины, но и работу по откачке нефти людьми, обслуживающие ремонтные предприятия, всю 'социалку', все жилье. Можно сказать, что и всех людей.
     Разбираясь с новым (и самым главным) своим активом, Ходорковскому пришлось решать задачу очищения нефтяного бизнеса от многочисленных посредников, наживавшихся на сибирской нефти. Среди этих посредников были вполне себе крутые ребята, но Ходорковский и его организованные бандиты выдержали давление бандитов помельче.
     Однако под 'оптимизацию' и ликвидацию кроме бандитов попали также нефтеюганские рабочие. 'Рабочих сокращают не менее безжалостно, чем бандитов. Один из последних планов реструктуризации ЮКОСа предусматривал троекратное снижение численности рабочих: из 76 тысяч человек, работающих в трех основных производственных единицах - 'Юганскнефтегазе', 'Самаранефтегазе' и 'Томскнефти', - должно было остаться лишь 25 тысяч работников. Остальные переводились в самостоятельные сервисные компании, учрежденные совместно с местными властями, или в 'социальные предприятия', на баланс которых передавались убыточные скважины. В результате ЮКОС сохранял треть персонала и 95 процентов активов, а неминуемая смерть 'сервисных компаний' и безработица нескольких десятков тысяч человек к нему уже отношения не имела'.
     Как вспоминал бывший депутат городской думы Нефтеюганска Галина Глухова, жители города помнят начатую ЮКОСом реструктуризацию, которая привела к значительному сокращению рабочего персонала нефтянки. '- отмечаеПомнят, как по требованию работодателя всех заставляли писать заявления о снижении самим себе зарплаты на 30%. Якобы люди, понимая безысходное положение компании ЮКОС, прониклись им и пожертвовали частью своей зарплаты, чтобы нормализовать достойную добычу нефти и собственную жизнь. Такого изощрённого издевательства мир ещё не видел. Отказников писать подобные заявления - выгоняли', .
     Нефтеюганск называли столицей ЮКОСа. Именно здесь располагались основные производственные мощности компании. И именно здесь у корпорации и ее дочерних кампаний возник единственный в Ханты-Мансийском округе конфликт в отношениях с городскими властями. Город, избалованный советской властью, в 90-е годы провалился в черную дыру. Заезжие журналисты как только не издевались над ним и каких только эпитетов не придумывали - вплоть до Мухосранска.
     Даже авторы достаточно лояльного ЮКОСу доклада в 1998 году отмечали, что проводимая компанией политика в любой момент может спровоцировать конфликт в любом населенном пункте на территории округа. 'С местным населением ЮКОС считается примерно так же, как колониальные власти с населением отсталой колонии, сырьевого придатка метрополии. Местным жителям не разъясняется идеология кампании, информационное сопровождение всех действий ЮКОСа, даже имеющих важное значение для экономики округа и города Нефтеюганска, отсутствует. Местные жители с раздражением отмечают, что ЮКОС озабочен только федеральными и московскими СМИ, а также реакцией иностранных экономических и медиальных институтов. Регионы России его практически не интересуют. Все это травмирует и без того не очень устойчивую психику местных жителей, имеющих весьма высокую самооценку', - сообщали аналитики.
     Стоит ли удивляться, что, после такого отношения возникло сопротивление планам ЮКОСа, и что это сопротивление кто-то решился возглавить. Смельчаком оказался мэр города Владимир Петухов.
     В 1981 году Петухов заочно окончил Тюменский индустриальный институт по специальности 'Технология и комплексная механизация разработки нефтяных и газовых месторождений'. После этого он возглавлял отдел техники и технологии добычи нефти в тюменском ЗапсибНИИнефть, получил степень кандидата технических наук за разработки в области освоения и эксплуатации малодебитных нефтяных скважин. Основу изысканий составляла оригинальная технология ремонта скважин. Также им исследовалась технология гидроразрыва нефтяного пласта. В начале 90-х Петухов организовал один из первых в стране кооперативов по ремонту скважин. Он даже участвовал в создании советско-канадского СП 'Юганск-Фракмастер'. Петухов стал президентом фирмы 'Дебит', которая использовала его научные разработки.
     Выполнял 'Дебит' работы и для 'Юганскнефтегаза'. По состоянию на 1996 год фирма выполняла 50% объема работ по восстановлению нефтяных скважин компании. Когда же в 1996 году 'Юганскнефтегаз' стал принадлежать Ходорковскому, 'Дебит' попал под 'оптимизацию'. Никаким 'посредником', которых сокращал Ходорковский, фирма Петухова, конечно, не была. Она выполняла сложные технологические работы, но плохо разбиравшиеся в нефтяной отрасли бывшие московские комсомольцы приравняли ее к бандитам, по-бандитски же кинув - ЮКОС задолжал подрядчику за девять месяцев работы (долг составил по различным оценкам от 130 до 240 миллиардов неденоминированных рублей). Судебные разбирательства не смогли решить вопрос с долгами 'Юкоса' перед 'Дебитом'.
     ЮКОС активно боролся против Петухова на выборах, но весь негативный пиар против него не возымел никакого эффекта - нефтеюганцы уж слишком негативно относились к лишавшему их работы ЮКОСу и его высокомерному руководству. Проплаченные нефтяным гигантом публикации против Петухова лишь повышали рейтинг кандидата. Сам же Петухов в ответ публиковал антиюкосовские материалы, в которых разоблачал теневую финансовую деятельность компании. В результате Петухов неожиданно для всех выиграл мэрские выборы 27 октября 1996 года, обойдя очередного протеже ЮКОСа Виталия Севрина, возглавлявшего город еще со времен советской власти.
     'Будучи депутатом, Владимир Аркадьевич прославился как активный защитник интересов горожан. Тогда с Петуховым на выборы шел глава администрации Виталий Севрин. Все были уверены, что Севрин выиграет. Мы, журналисты, приехали на один участок, там узнали, что голосов больше у Петухова, на другой, третий, пятый и везде та же картина, голосов больше у Владимира Аркадьевича. И могу сказать что это, на мой взгляд, были первые честные выборы мэра города в нашей стране. Удивительно, что административный ресурс не помог избраться тому, на кого поставили все и губернатор, и нефтяники и федеральный центр', - вспоминал известный нефтеюганский журналист и депутат Гордумы Александр Дудич, работавший в то время корреспондентом в оппозиционной телекомпании .
     Любопытно, что Севрин, стоявший у истоков деятельности ЮКОСа, по инициативе Петухова будет привлекаться к уголовной ответственности, но тюремный срок в 8,5 лет ему присудят только через несколько лет после гибели нефтеюганского мэра, причем, срок дадут за взятку, которую Севрин получил, работая начальником управления природных ресурсов Хабаровского края в 2003 году.
     Итак, Нефтеюганск обрел поистине народного мэра, и главной целью Петухова на этом посту стало превращение города в современное, благополучное, удобное для труда и отдыха место. 'Город за одно лето 1997 года стал преображаться у всех на глазах. Появились аккуратные тротуарчики, асфальтировались дороги, на здании больничного комплекса появились видимые всему городу часы, зазеленели газоны', - вспоминает предприниматель Идык Халфин . Но обеспечить дальнейшее развитие города мог только ответственный подход нефтяного бизнеса к территории своей деятельности. Однако оказалось, что планы мэра пошли вразрез с идеей Ходорковского о превращении Нефтегаюнска из стабильного муниципального образования в город 'временщиков' или поселок вахтовиков.
     Бывший депутат городской думы Игорь Нетонаев рассказывал о встрече Михаила Ходорковского с представителями городской администрации. 'Ходорковский был уверен, что население Нефтеюганска только мешает развитию нефтяного бизнеса компании и нуждается в радикальном сокращении. По его словам, стотысячный Нефтеюганск должен был превратиться в поселок с населением в 30 тысяч человек, работающих вахтовым методом. За десять лет отсюда должны уехать 100 тысяч человек, считал он. Таким образом, Ходорковский нас просто за людей не считал', - вспоминал Нетонаев. 'Ходорковский говорил, что если Петухов не успокоится, то он завезет в Нефтеюганск десять тысяч китайцев и сделает из города вахтовый поселок. Это трудно назвать конструктивным диалогом', - вспоминает один из бывших сотрудников администрации Нефтеюганска.
     Пытался ЮКОС и подкупить Петухова. По словам бывшего пресс-секретаря мэрии Нефтеюганска Юлии Коршакевич, Петухов рассказал ей о том, что топ-менеджер ЮКОСа Владимир Дубов предложил ему 500 тысяч долларов за то, чтобы непокорный мэр прекратил свою борьбу с компанией, собиравшейся уничтожить Нефтеюганск. Петухов отказался, и тогда Дубов угрожающе заявил ему: 'Я тебе этого никогда не прощу!'
     Они и не простили. Под давлением руководства Ханты-Мансийского округа Петухов вынужден был подписать с ЮКОСом кабальное для Нефтеюганска соглашение о структуре налоговых платежей. Оно позволило производить нефтяной компании до 70% выплат в городской бюджет не живыми деньгами, а имуществом и ценными бумагами сторонних организаций. В результате этого соглашения ЮКОСу удалось всучить городу вместо денег неликвидные векселя сомнительных компаний и имущество, обслуживание которого тяжелым камнем повисло на городском бюджете.
     'Живыми деньгами' нефтяная компания выплатила Нефтеюганску в I квартале 1998 года всего 27 миллионов рублей. Более того, вместо налоговых выплат ЮКОС передал на баланс города аэропорт, требующий немалых расходов на содержание. В собственности города оказались и убыточные объекты подсобного сельского хозяйства 'Юганскнефтегаза'. Всю социальную сферу, сохранявшуюся на балансе ЮКОСа, Ходорковский также планировал передать городу, не имевшему средств на ее обслуживание именно из-за политики нефтяной компании. Долги ЮКОСа перед Нефтеюганском достигли 172 миллионов рублей. Таким образом бюджет самого города и Нефтеюганского района трещал по швам, вернее в нем зияли пустоты, а 6,5 тысяч бюджетников сидели на голодном пайке. 'Во многих семьях дети и взрослые падали в голодные обмороки', - свидетельствует Глухова.
     Разгром городского бюджета накладывался на инициированную ЮКОСом волну необоснованных увольнений с рабочих мест без какого-либо выходного пособия. Мэр, к которому нефтеюганцы потянулись со своими проблемами, решительно встал на сторону горожан.
     Но и общественность не стала стоять в стороне. Был образован независимый профсоюз 'Нефтеюганская солидарность'. В апреле 1998 года в Нефтеюганске прошел первый митинг с требованием к ЮКОСу погасить долги перед городским бюджетом. 'Отдайте городу долги, чтобы он мог с нами расплатиться!', - гласил основной лозунг митингующих.
     Один из заместителей мэра Петухова позднее отмечал на суде, что, когда конфликт уже был в полном разгаре, Дубов прямо предложил городу списать долги ЮКОСа. И даже указал схемы, как это можно сделать. За это было обещано придерживаться прежней схемы налоговых отчислений: 70% к 30%. Петухов, разумеется, предпочел отказаться.
     Вместо того, чтобы погасить долг перед городским бюджетом, ЮКОС не оставлял попыток подкупить Петухова. Мэр рассказывал своей супруге, что начальник отдела ЮКОСа по взаимодействию с регионами Юрий Копанев предлагал ему взятку. 'Копанев зашел в кабинет мэра с дипломатом, открыв который, сказал: 'Это велено передать вам!'. Дипломат был набит пачками американских долларов. 'Закрой это и уходи отсюда!' - сказал Копаневу Петухов', - рассказывала жена Петухова Фарида Исламова на суде .
     В конце мая 1998 года состоялся еще более крупный митинг под лозунгами: 'Долой 'ЮКСИ' со святой Руси!', 'Зарплату учителя - Ходорковскому!', 'Москва, не руби сук, на котором сидишь!'. На митинге выступил и Петухов, который назвал руководство ЮКОСа преступной группировкой, наживающейся на реализации нефти. Был создан стачечный комитет, который угрожал остановить с 3 июня добычу нефти объединением 'Юганскнефтегаз'.
     В следующей акции протеста 2 июня приняла участие четверть населения Нефтеюганска - около 25 тысяч человек. Митинг вылился в блокирование кабинета председателя совета директоров 'Юганскнефтегаза' Сергея Муравленко. Его не выпускали с рабочего места почти двое суток пока ЮКОС не перевел 25 миллионов рублей в счет погашения задолженности. Столь серьезные волнения вынудили прилететь в Нефтеюганск самого Ходорковского. На встрече с жителями он цинично призвал их 'молиться на мировой рынок, который регулирует цены на нефть'.
     Пытаясь поставить на место строптивого мэра, ЮКОС реализовал хитроумную и незаконную схему, начав перечислять средства на зарплату бюджетникам непосредственно на счета организаций, минуя городской бюджет. Таким абсурдным методом Ходорковский 'наказывал' Петухова, которого считал организатором протестных акций. Местное отделение Менатепа вскоре выплатило бюджетникам города на зарплаты около 30 миллионов рублей через специально созданный бюджетный комитет.
     Подобные незаконные действия Ходорковского, его прямое вмешательство в дела местного самоуправления, вынудили Петухова объявить 15 июня голодовку. Мэр потребовал возбудить уголовное дело в отношении ЮКОСа и освободить виновных от занимаемых должностей. Кроме того, глава города потребовал погасить накопленную компанией налоговую задолженность и прекратить вмешательство в деятельность местного самоуправления Нефтеюганска со стороны ЮКОСа.
Что немаловажно - Петухова в его борьбе поддерживал не только Нефтеюганск, поскольку аналогичные проблемы с ЮКОСом испытывали и другие города Западной Сибири. Но на проблемы людей Михаилу Ходорковскому было глубоко наплевать. Дело в том, что в это время все его внимание было поглощено созданием холдинга с 'Сибнефтью' - так называемого 'ЮКСИ'. Еще в январе 1998 года ЮКОС и 'Сибнефть' подписали протокол о намерении объединить свои управленческие и операционные структуры. Создаваемый холдинг ЮКСИ по сырьевым запасам (3,2 млрд т) должен был занять первое место среди мировых нефтекомпаний, а по нефтедобыче (65 млн т) стать третьим после Shell и Exxon. Создание холдинга ничего хорошего не сулило не только Нефтеюганску, но и всем моногородам Западной Сибири. В газете 'Нефтеюганский рабочий' появилось заявление, подписанное мэрами четырех сибирских городов А. Бусаловым, (Ноябрьск), В. Шибановым (Стрежевой), Л. Асеевым (Пыть-Ях), В. Клепиковым (Нефтеюганский район) и самим Петуховым (Нефтеюганск). Заявление выразило их общую обеспокоенность 'первыми решениями владельцев нефтяного холдинга 'ЮКСИ', предполагающих снижение объёмов производства' , и это при хронической невыплате зарплаты работникам нефтянки, бюджетникам, при растущей безработице, при росте цен и тарифов. Также в заявлении пятёрка мэров предлагала пойти на компромиссные переговоры, чтобы не усугублять ситуацию.
     Еще одно письмо - теперь уже в адрес Председателя Правительства РФ В.С. Черномырдина направили депутаты Ноябрьской городской Думы:
     'Уважаемый Виктор Степанович!
     Миллионы россиян наблюдали по телевидению, как с вашего одобрения был подписан меморандум о создании крупнейшего в России нефтяного холдинга ЮКСИ (Сибирская НК и ЮКОС). Негативные последствия этого решения уже начали испытывать на себе жители городов Нефтеюганска, Ноябрьска, Муравленко, расположенных в районах Крайнего Севера. Вы как Глава правительства России убеждали, что создание этого крупнейшего нефтяного холдинга послужит интересам всех россиян. Однако первые решения, принятые руководством компании ЮКСИ, поставили под угрозу и без того сложную социальную ситуацию в наших регионах...'.
     Жители западносибирских городов хорошо понимали, что социальные проблемы возникают по вине ЮКОСа. В Сургуте, вотчине 'Сургутнефтегаза' и 'Лукойла', никогда не было проблем с уплатой налогов и заработной платы. ЮКОС же действовал варварскими методами.
     'Я хорошо помню, как мне на работе объявили, что теперь я буду получать тысячу рублей, вместо положенных трех. Как я на них буду жить и детей кормить, меня никто не спросил. Тяжело было очень. Вот тогда и стали нам предлагать продать акции ЮКОСа. Согласились, только из-за этого и выжили',- рассказывала жительница Нефтеюганска Анна Медник.
     Голодовка Петухова продолжалась 8 дней, и была приостановлена после того, как 'Нефтеюганская солидарность' провела 22 июня около здания администрации митинг под лозунгом 'Хватит голодать!' Кроме того, губернатор Александр Филипенко пообещал проверить информацию и принять меры. 25 июня 1998 года, накануне убийства Петухова, на встрече у губернатора Ханты-Мансийского округа было решено, что в счет задолженности перед бюджетом пойдут основные активы нефтяной компании и складские расписки на нефтепродукты. На встрече даже подняли вопрос об отзыве у компании лицензии.
     Это стало последней каплей, ведь у ЮКОСа строптивый мэр давно уже вызывал ярость. Как впоследствии заключила Генеральная прокуратура, 'руководство ЮКОСа между потерей имиджа компании, как следствие убийства Петухова, и потерей самой компании выбрало первое'.
     Незадолго до совещания у Филипенко к Петухову приехал сотрудник отдела ЮКОСа по взаимодействию с регионами Николай Белов и предупредил его: 'Примите меры предосторожности, у нас только и разговоров о том, что надо мочить Петухова, у них крыша поехала". Петухов попросил об охране. К нему приставили милиционера.
     Утром 26 июня 1998 года Петухов, как обычно отправился на работу в администрацию города. Из окна супруга мэра видела, что Петухов не сел в свой служебный автомобиль, который ждал его у подъезда. Утро было солнечное, и градоначальник, как это часто бывало, решил пройтись пешком. Петухов и охранник Кокошкин прошли около 30-40 метров в сторону от дома, когда около них остановилась машина, и из нее вышел заместитель главы города Беляев. Мужчины недолго о чем-то поговорили, после чего Петухов и охранник продолжили свой путь, а Беляев поехал дальше.
     Дойти до рабочего места Петухову было не суждено. Когда в девятом часу утра мэр и охранник шли по пешеходной дорожке, их настигли 18 выстрелов из зарослей ивняка.
     Как выяснило следствие несколько лет спустя, убийство Петухова организовал все тот же глава службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин и его подручный Сергей Горин. Как и в случае с Корнеевой Горину было поручено подыскать лиц, готовых за вознаграждение устроить нападение на нефтеюганского мэра. На бюджет этой операции, в отличие от бюджета города, ЮКОС денег не пожалел. Было выделено 150 тысяч долларов.
     Горин, не долго думая, вновь обратился к услугам уже знакомого нам киллера Шапиро, а также к своему знакомому волгоградскому бандиту Горитовскому. На это раз Шапиро, уже поднявшийся в бандитской иерархии, решил скинуть совершение преступления на других лиц. Ими оказались мелкие волгоградские бандиты - Евгений Решетников и Геннадий Цигельник. Задача им ставилась в неоднозначной форме 'избить, подранить, но также не будет ничего страшного, если нечаянно убить'. В качестве аванса будущим убийцам передали не менее тысячи долларов.
     Всю основную 'работу' выполнил Решетников - когда на тропинке появились Петухов и Кокошкина, он выпустил в них целый магазин. Пули прострелили грудь и плечо Петухова, разворотили ему голову. Мэр умер мгновенно. Кокошкина тоже нашпиговали свинцом: пули раздробили плечо, бедро и поясницу, повредив позвоночник. Охраннику повезло выжить - скорая приехала очень быстро.
     За исполнение убийства Петухова непосредственные исполнители получили 10 тысяч долларов, которые были переданы Пичугиным через Горина. Но вот любопытный факт, который сразу обратил на себя внимание следствия - бандитам добавили 4 тысячи долларов премиальных, как они сказали, за то, что убийство совпало с днем рождения заказчика. В тот день - 26 июня как раз и было день рождения Михаила Ходорковского. То есть Невзлин и исполнявший его указания Пичугин считали, что убийство Петухова станет своеобразным подарком Михаилу Борисовичу. Вероятно, они имели все основания так думать. С убийством мэра у ЮКОСа сразу гора сваливалась с плеч - некому стало требовать от компании исполнять обязательства перед городским бюджетом, тему об отзыве лицензии и аресте имущества корпорации благополучно забыли менее принципиальные чиновники.
     Что же до рядовых исполнителей убийства Петухова, то было решено их ликвидировать. Уголовная империя была безжалостна ко своим шестеркам. Цигельника и Решетникова должны были убить высланные на зачистку киллеры - Попов, двоюродный брат Горина, и его подельник Приходько.
     Цигельнику и Решетникову повезло - члены камышинской ОПГ Попов и Приходько вели себя настолько подозрительно, что сразу после убийства мэра именно они и были задержаны. Они стали главными подозреваемыми в убийстве Петухова. Как справедливо догадался Цигельник, на самом деле перед ними была поставлена задача устранить настоящих убийц, чтобы замести следы, ведущие к ЮКОСу. Колесо бандитской фортуны повернулось иначе - отпущенные под подписку Попов и Приходько сами перешли кому-то дорогу - труп подозреваемого Приходько с двумя огнестрельными ранениями был обнаружен невдалеке от трассы Нефтеюганск-Тюмень, а чуть позже неизвестные застрелили на Камышинской свалке и самого Попова.
     Гибель мэра Нефтеюганска от рук наемных убийц вызвала небывалый общественный резонанс. На митинг к зданию 'Юганскнефтегаза' вышло почти все взрослое население города. Была перекрыта федеральная трасса, а также дороги, ведущие к месторождениям. Город заточил себя в добровольную осаду.
     Сам Петухов, по-видимому, готовился к худшему: незадолго до роковых выстрелов на пустыре он развелся и перевел все имущество на жену. Это обстоятельство люди из ЮКОСа пытались повернуть в свою пользу: находившийся в то время в Нефтеюганске консультант компании получил от Леонида Невзлина указание распространять в городе слухи о том, что киллеров, стрелявших в мэра, наняла его жена. Вдову Петухова Фариду Исламову пытались сделать убийцей своего мужа, угрожали и издевались над ней в течение последующих нескольких лет. Якобы она была заинтересована в получении наследства мужа в полмиллиона долларов (смешные по олигархическим меркам деньги). Но Исламова не сдавалась и уже через несколько дней после убийства мужа отправила заявление на имя президента Бориса Ельцина о том, что причиной устранения Петухова могла быть попытка мэра проверить деятельность нефтяной ЮКОС, вызванная налоговыми неплатежами.
     Другая задумка пиарщиков ЮКОСа состояла в том, чтобы пустить следствие по 'чеченскому следу'. Затем пресс-служба корпорации выпустила лживое заявление о том, что компания якобы переплатила налоги в местный бюджет на 40 миллионов рублей, а Петухова, 'скорее всего, убрали те, кто испугался инициированной нами прокурорской проверки его деятельности'. Империя Ходорковского попыталась обвинить убитого мэра в том, что его подчиненные якобы расхитили средства, переведенные ЮКОСом в городской бюджет.
     Впрочем, местные жители лжи не поверили. 'Нефтеюганская солидарность' возглавила протесты против убийства мэра, выдвигала требования найти и наказать виновных и, не стесняясь, говорила о роли ЮКОСа в убийстве. На здании городской администрации появились транспаранты 'Убийц - к ответу!', 'Планы Петухова - в жизнь!' и др., а в дверях администрации стоял огромный щит с перечислением требований Петухова к 'Роспрому-ЮКОСу'.
     'Петухов был, безусловно, Личностью. И, надо отдать должное, мужественным человеком, - вспоминает Анфир Фазлутдинов (в то время начальник НГДУ 'Юганскнефтегаз', впоследствии заместитель генерального директора ОАО 'Юганскнефтегаз'). - Он вел беспрецедентную борьбу с нефтяной мафией, причем делал это цивилизованно, в интересах жителей целого региона. Но Петухов оказался в схватке один. И отдал народному делу самое дорогое, что есть у человека - жизнь.

Веб-мани: R477152675762