Создание бизнес-империи ФСО.Ч-3

Начало здесь.

В апреле 2014 года «БалтСтрой» заключил необычный подрядный договор — ​за примерно 10,8 млрд рублей структура холдинга «Форум» взялась построить подходной канал к многофункциональному морскому перегрузочному комплексу «Бронка». Заказчиком работ выступало ФГУП «Росморпорт», которое ранее возглавлял совладелец холдинга, генерал ФСБ в отставке Николай Негодов.

Однако на этот раз Дмитрий Михальченко выступал не просто в качестве строительного подрядчика: несколькими годами ранее генеральный директор компании «Балтийские транспортные системы» Алексей Шуклецов обратился к бизнесмену с предложением приобрести земельные участки с сопутствующей инфраструктурой и создать собственный порт. По словам знакомого Михальченко, обращение Шуклецова — ​«результат тонкой игры Негодова»: «Все в окружении Димы понимали, что это — ​проект Николая Дмитриевича. Дима тоже понимал. Но Негодов — ​хитрый лис, недаром же столько лет отслужил, попытался за счет сторонних людей заинтересовать Диму».

Поначалу Михальченко, по словам бывшего топ-менеджера холдинга, воспринял идею строительства порта со скепсисом и не рассчитывал тратить на это деньги, но после включения «Бронки» в Федеральную целевую программу «Развитие транспортной системы России до 2020 года» (в декабре 2012-го) загорелся: «Ответ кроется в его амбициях. Он все чаще стал летать в Москву на разного рода совещания. Это был уже не тот Дима, которого пускали по звонку, — ​он стал бизнесменом федерального уровня, которого приглашали. И на это он не жалел денег, заработанных на стройках».

«Негодову это только и было нужно — ​заставить Диму вложить все свои деньги в порт», — ​говорит знакомый с Михальченко бизнесмен. В результате в период 2012–2014 годов часть свободных денег холдинга, а также коммерческих кредитов, взятых под залог имущественного комплекса прядильно-ниточного комбината, завода «Измерон» и ЕЦД, направлялись на строительство причалов. По словам знакомого с Михальченко бизнесмена, для получения займов главе холдинга «Форум» и его супруге даже пришлось подписать в банках личное поручительство: «Он этим проектом поставил себя на грань банкротства». С началом кризиса 2014 года и введением санкций объем грузоперевозок, по данным Северо-Западного таможенного управления (СЗТУ) Федеральной таможенной службы (ФТС), упал вдвое, в связи с чем строительство порта «Бронка» по факту было приостановлено.

Но Дмитрия Михальченко, по словам его знакомых, уже было не остановить — ​«он стал требовать зарабатывать на строительстве и реставрации объектов больше денег». Но самое страшное, поясняет бывший топ-менеджер холдинга «Форум», что с началом строительства порта Дмитрий Михальченко полностью обнажил «узкие места в бизнесе»: «Послушайте, ну мы ведь занимались освоением госзаказа. Как можно после такого давать интервью в Forbes, который потом направляет запросы директору ФСО? Это было опасно — ​он и так ходил всегда по тонкому льду, но теперь вероятность под него провалиться возрастала».

В 2014–2015 годах Дмитрий Михальченко провел самое большое количество встреч с федеральными чиновниками: обсуждал вопросы повышения арендных ставок для налоговой в ЕЦД с министром финансов Антоном Силуановым, предлагал проекты ЕЦД мэру Москвы Сергею Собянину и главе Московской области Андрею Воробьеву, ходатайствовал за одного из таможенных брокеров перед руководителем ФТС Андреем Бельяниновым. Становясь всесильным бизнесменом, Михальченко не мог избавиться от главной человеческой слабости — ​любви к крепкому алкоголю. По словам знакомого Михальченко, каждый увеселительный вечер обязательно заканчивался его фривольными телефонными разговорами, в ходе которых он раздавал самые разные характеристики высокопоставленным руководителям органов власти: обещал разобраться с первым вице-премьером Игорем Шуваловым и в грубой форме обсуждал недостатки главы Совета безопасности Николая Патрушева. По данным источника в ФСБ, в сводках телефонных переговоров Михальченко «звучали прямые угрозы госслужащим».

При этом, как отмечают знакомые Михальченко, возникали случаи, при которых такая самоуверенность «казалась как минимум нелогичной». «Однажды Дима приехал к Бельянинову просить «зеленый коридор» для одного брокера. Он хотел, чтобы Бельянинов поручил СЗТУ и Кингисеппской таможне беспрепятственно пропускать и оформлять их грузы. Бельянинов его даже слушать не стал: «Ты кто такой, мальчик? А ну пошел на … отсюда!» — ​со смехом пересказывает рассказ Михальченко его знакомый.

По словам знакомого с Бельяниновым предпринимателя, глава ФТС принимал Михальченко дважды по просьбе Евгения Мурова. «Он привык общаться в Питере с бизнесменами и попытался перенести ее в кабинеты федеральных чиновников. Ему говорили постоянно: «Дима, одумайся, ты что делаешь?» — ​эмоционально рассказывает еще один знакомый Михальченко и вспоминает его встречу 2015 года с президентом Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым, которую называет «роковой»: «Дима приехал к Дмитриеву просить кредит на «Бронку». Дмитриев, оценивая залоги, засомневался. Но Дима сомнений не принял: «Скажите, почему вы не даете кредит? Знаете, кто у меня в доле?» — ​и указал на висевший над головой собеседника портрет. Дмитриев оторопел. Диму это почему-то веселило, когда он это рассказывал».

Большинство сведений, полученных в рамках ПТП (прослушка телефонных переговоров), по словам источника в ФСБ, в то время докладывались лично директору ФСБ Александру Бортникову, главе Совбеза Николаю Патрушеву и руководителю администрации президента Сергею Иванову. «Обычно, если речь идет о дисциплине, друг другу можно сказать: мол, угомони своего мальчишку. Но раз никто не одернул, значит, приговорили», — ​говорит высокопоставленный чиновник администрации президента.

Заместитель начальника УСБ ФСБ Олег Феоктистов направил в Мосгорсуд очередное постановление о прослушке телефонных переговоров и снятии информации с технических каналов связи Дмитрия Михальченко в сентябре 2015 года. Оперативные работники сразу двух подразделений ФСБ — ​Управления собственной безопасности, а также Службы по защите конституционного строя и борьбы с терроризмом — ​уже год слушали телефон бизнесмена, но лишь накануне генерал получил от руководства ведомства приказ о подготовке материалов к возбуждению уголовного дела.

Все кабинеты в холдинге Дмитрия Михальченко также прослушивались чекистами, причем для этого не потребовалось привлекать дополнительные технические ресурсы Лубянки — ​оперативники получили доступ к средствам объективного контроля, установленным еще в 2010 году по указанию самого главы холдинга «Форум».

По данным источника в ФСБ, в ходе заключительного этапа разработки Михальченко были установлены его переговоры относительно реализации проекта строительства энергомоста в Крым в рамках государственного контракта стоимостью 47 млрд рублей, заключенного между Минэнерго и дочерней компанией ФСК ЕЭС — ​АО «Центр инжиниринга и управления строительством ЕЭС».

«В октябре 2015-го ЦИУС ЕЭС начал работы, до конца года было получено чуть больше 8 млрд рублей. Деньги должны были быть потрачены на поставку оборудования и СМР (строительно-монтажные работы. ). Михальченко обсуждал Гончарова и Зарагацкого». По словам знакомого с Михальченко предпринимателя, тогдашнего зампреда правления ФСК ЕЭС Валерия Гончарова глава холдинга «Форум» недолюбливал, а Зарагацкого «ценил, потому что помог ему устроиться зампредом после должности главы аппарата правительства ЗакСа». Но разрабатывать Михальченко на причастность к хищениям средств строительстве энергомоста, по данным источника в ФСБ, не стали: первый политический проект после присоединения полуострова не должен был завершиться уголовными делами.

В январе 2016 года Дмитрий Михальченко сам представил силовикам альтернативу, заявив о желании пополнить запасы принадлежавшего ему ресторана Buddha Bar партией коллекционных вин и коньяка. Для этого, по словам знакомого с Михальченко бизнесмена, глава холдинга «Форум» обычно обращался к многочисленным таможенным брокерам, которые «считали честью привезти что-то Дмитрию Павловичу».

Однако последние полгода Санкт-Петербург сотрясали скандалы, связанные с ввозом через таможенные границы дорогих товаров по подложным декларациям: в Пулково задерживали самолет со смартфонами, в порту Усть-Луга арестовывали партии брендовой одежды. Участники рынка, обычно выполнявшие любой каприз Михальченко, на этот раз ответили отказом. Но миллиардера, по словам знакомого, не останавливали даже призывы повременить: «Когда ему сказали, что сейчас не самое подходящее время для таких фокусов, он ответил из серии: всем нельзя, а мне можно».

По поручению Михальченко глава службы безопасности холдинга «Форум» Борис Коревский встретился с фактическим владельцем ООО «Контрейл Логистик Северо-Запад» Анатолием Киндзерским — ​в то время одним из крупнейших перевозчиков в регионе (ежемесячно его компанией через порт Усть-Луга ввозилось около полутора тысяч контейнеров). Киндзерский, по словам участников рынка, был известен главным образом благодаря наличию высокопоставленного родственника в «Роснефти» и связям в ФТС, которые позволили его компании стать уполномоченным экономическим оператором с правом подачи таможенной декларации в течение месяца после фактического ввоза товара. Киндзерский, по данным источника в ФСБ, поначалу просьбу отклонил, но соблазнился обещанием стать главным брокером порта «Бронка» после ввода всех его мощностей.

25 марта сотрудники УСБ ФСБ задержали Анатолия Киндзерского, привлеченного им директора Юго-Восточной торговой компании Илью Пичко, главу службы безопасности холдинга «Форум» Бориса Коревского и Дмитрия Михальченко по подозрению в контрабанде алкоголя: партии дорогого вина и коньяка были ввезены в порт Усть-Луга под видом строительного герметика.

Вскоре после ареста Михальченко тогдашний глава администрации президента Сергей Иванов, по словам источника в администрации, во время заседания Совбеза сделал замечание Евгению Мурову. «Что же вы, Евгений Алексеевич, держите вокруг себя таких негодяев?» — ​приводит его слова наш собеседник. В мае директор ФСО, находившийся с президентом с первых дней его работы, покинул службу и впоследствии был назначен председателем совета директоров «Транснефти».

С тех пор в органах власти, так или иначе взаимодействовавших с Дмитрием Михальченко, произошли серьезные изменения: должности лишился глава ФМС Константин Ромодановский, в результате громкого обыска ФТС покинул Андрей Бельянинов.

Остальным повезло меньше: зампред правления ФСК ЕЭС Валерий Гончаров при попытке вылететь за рубеж был задержан сотрудниками УСБ ФСБ по подозрению в хищении средств при поставках оборудования, Марат Оганесян отправился за решетку по подозрению в хищении средств при строительстве «Зенит-Арены», генерал ФСО Геннадий Лопырев (Северо-Кавказское управление) был взят под стражу по обвинению в получении крупной взятки, Андрей Каминов и Станислав Кюнер задержаны по подозрению в организации преступного сообщества.

Дмитрию Михальченко же, когда-то противопоставлявшему себя авторитету Владимиру Кумарину, по данным источника в ФСБ, похоже, уготовлена его участь — ​сидеть вечно. В частности, оперативники 6-й службы УСБ ФСБ, сопровождающие его уголовное дело, уже проводят проверку государственных контрактов на выполнение дноуглубительных работ в порту «Бронка». Кроме того, источник в ФСБ обещает новые задержания и отставки — ​на очереди топ-менеджер ФСК ЕЭС (где, кстати, предправления — ​Муров-младший), а также чиновники Мурманской и Орловской областей.

Заводятся новые дела оперативного учета, летят агентурные донесения, временно находящиеся на свободе бизнесмены и чиновники дают нужные показания, а в отношении строптивых сидельцев проводятся внутрикамерные разработки.

Правоохранительная машина работает бесперебойно, не щадя ни вчерашних миллиардеров со спецталонами и «вертушками», ни генералов, ни замминистров, ни топ-менеджеров госкомпаний. Однако за рулем этой машины — ​ключевые игроки всеобщего передела.

Андрей Сухотин

Веб-мани: R477152675762