ПО НОВОМУ ЗАКОНУ ДАЧУ НИ ПРОДАТЬ, НИ ПОДАРИТЬ?

Новые требования к оформлению земельных участков обойдутся старым землевладельцам в лишние сотни тысяч рублей, уйму времени и нервов.

Ветеран войны из подмосковного Домодедова Анна Алексеевна Малышева решила переоформить свою дачу на дочь. Но в регистрационной палате пенсионерке отказали - оказалось, что границ собственного участка для переоформления теперь мало. Нужно еще, чтобы СНТ (садовое товарищество) определило границы земель общего пользования.

«Формальный повод - вдруг границы ее участка накладываются на земли общего пользования? То есть пока СНТ не оформит все свои дороги, канавы, линии электропередачи и так далее, никакое наследование, дарение либо продажа участков невозможны», - комментирует пресс-секретарь Ассоциации адвокатов России за права человека Юлия Гусейнова.

Уже несколько месяцев Анна Алексеевна, одноногий инвалид, ходит по судам, которые, к слову, уже обошлись ей в 100 тыс. рублей. СНТ же определять свои границы не торопится - оформление подобного документа обойдется в 3 млн рублей. То есть на каждого дачника - по 10 тысяч. Сумма вроде бы небольшая. Но, кроме пенсионерки Малышевой, никто из садоводов никаких сделок со своими дачами проводить пока не планирует.

«Подобные требования стали предъявлять к садоводам только в этом году, - комментирует Людмила Голосова, председатель Профсоюза садоводов России и Нацсовета по земельной политике и ЖКХ. - В прошлые годы для определения границ СНТ достаточно было провести общее собрание и подписать акт согласования границ. Вызывать кадастрового инженера и фиксировать точные координаты не требовалось».

Оформление земель общего пользования в среднем по Московской области обходится нынче каждому дачнику от 10 до 150 тыс. рублей. «Это все юридические, судебные и прочие бумажные издержки», - говорит Юлия Гусейнова.

Настоящей головной болью грозит теперь обернуться и определение границ с соседними участками.

«Кадастровые палаты расформировывают, они окончательно прекратят свое существование к концу этого года, - рассказывает Людмила Голосова. - Теперь кадастровые паспорта не выдают. Вместо них - выписку из ЕГРН, где в графе «вид права» стоит прочерк, в графе «правообладатель» - тоже прочерк. То есть нет ни права, ни правообладателя!»

Напомним, что эти изменения в Федеральный закон от 24.07.2007 №221-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О кадастровой деятельности» вступили в силу 1 января 2017 года.

«В СССР подобного бардака не было, - возмущается Людмила Голосова. - На каждое СНТ существовал генеральный план, в соответствии с которым нарезались земельные участки. Причем нарезались самым простым, линейным способом - 20 на 30 метров, то есть классические шесть соток».

Россия в 1992 году начала формировать свой кадастровый учет. На публичную кадастровую карту Роснедвижимости просто перенесли земельные участки в соответствии со старыми генеральными планами.

«Ни один участок не налезал на соседний, пока в 2006 году не приняли закон №93- ФЗ (о дачной амнистии), - рассказывает Людмила Голосова. - Он разрешил регистрировать права на участок, имея сокращенный пакет документов. В итоге участки регистрировали по факту занимаемой площади. Кто-то чуть-чуть залез на соседний участок при установлении забора, кто-то вылез на земли общего пользования и так далее».

Потом все эти участки с новыми границами внесли в публичную кадастровую карту Роснедвижимости, и пошло-поехало...

«Когда стало очевидно, что публичная кадастровая карта окончательно испорчена наложениями границ, чиновники придумали Росреестр. Большинство дачников, которые начали проводить межевание, обнаружили, что их участки накладываются на соседние», - продолжает Голосова.

Сегодня уточнение границ только с одним соседом обходится в суде в 100-200 тыс. рублей. А соседей обычно трое!

ДРАГОЦЕННЫЙ ЗАБОР

Пенсионер Валерий Ежов из Орехово-Зуевского района, город Куровское, попал в переплет с забором. Растил себе спокойно кур да кроликов, пока не решил поменять забор с поваленного деревянного на новенький металлический. Потратил на это удовольствие 200 тысяч - деньги для подмосковного пенсионера огромные.

«И тут же сосед с одной стороны подает на Ежова в суд - якобы тот намеренно оттяпал у него своим забором драгоценные метры земли», - рассказывает Юлия Гусейнова.

Стали разбираться. Оказалось, что со времен СССР границы этих двух участков действительно каким-то чудесным образом поменялись. Сосед пошел на принцип и потребовал от Ежова снести злополучный забор. Тот начал судиться.

Вот уже несколько лет суд так и не может решить, какие границы правильные - старые советские или новые российские. На суды и адвокатов упорный пенсионер потратил уже почти миллион рублей. Но и сосед сдаваться не собирается.

В мае 2011 года Александр Васи­ленко приобрел у своей тещи дачу в садовом товариществе «Зорька» города Томска.

– В день покупки ко мне на уча­сток подошел председатель правле­ния садового товарищества Юрий Пугачев, – рассказывает Александр Евгеньевич, – он сообщил, что толь­ко что на общем собрании меня ис­ключили из членов садового това­рищества.

Самое интересное, что Василен­ко на тот момент еще не состоял ни в каком товариществе, посколь­ку только что приобрел участок, и, соответственно, еще никуда не успел вступить. Тем более что сви­детельство о собственности он еще не получил. По словам Александра, председатель предложил заплатить 15 тысяч лично ему и оплачивать двойной тариф за свет, чтобы быть принятым в товарищество. Алек­сандр отказался от несправедливых условий, на что, как он утверждает, получил предупреждение: «Смо­три, погоришь».

Как только Александр получил на руки свидетельство о собственности, он сразу же пришел в товарищество, чтобы, как и положено, зарегистри­роваться и заплатить ежегодный взнос (за воду, свет и проч.)

– Кассир Тамара отказалась при­нять у меня деньги, сославшись на личное указание председателя, – рассказывает Александр Евгенье­вич. – А на моем участке начали регулярно происходить мелкие не­приятности: то воду из бочек вы­льют, то доски и кирпичи утащат. А однажды чуть не отрезали элек­тричество, но, благо, электрик не захотел выполнять неправомерное указание председателя. В итоге, поговорив с Пугачевым, я узнал, что должен для своего же спокой­ствия заплатить ему 12 тысяч и три тысячи кассиру. Тамаре я принес деньги сразу же, но беспорядки на участке не прекратились.

Александр пришел к мысли, что отдав оставшиеся 12 тысяч, ниче­го не изменит. Поэтому 1 октября 2011 года он решил поднять народ на борьбу за справедливость. Он изложил на бумаге свои претензии к недобросовестной, как он утверж­дает, работе Пугачева и раздал лю­дям. Наверное, именно это стало роковой ошибкой, за которую ему пришлось дорого заплатить…

Пятого октября домик на участке Василенко сгорел. То, что это был поджог, Александр Евгеньевич не сомневался – на обугленных остат­ках дивана лежала одноконфороч­ная электроплитка, перевернутая конфоркой вниз и включенная в розетку. К тому же попасть в домик чужому человеку не представляло никаких сложностей – стеклянная дверь закрывалась на гвоздь.

Александр Евгеньевич указал на перевернутую плитку сотрудни­ку пожарной инспекции, который разбирался в причинах возгора­ния. Вместе они пришли к выво­ду, что это действительно поджог. В соответствии с действующим законодательством дознаватель госпожнадзора оформил надле­жащим образом все документы и передал их в полицию для возбуж­дения уголовного дела по факту поджога.

Несмотря на очевидность про­изошедшего, участковым уполно­моченным ОП №4 С. А. Выдриным было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела из-за… отсутствия состава престу­пления. Свой отказ он обосновал следующим образом: «…возгора­ние произошло от невыключенной электроплитки, так как очаг возго­рания расположен непосредствен­но под ней, в связи с чем в данном случае имеет место несоблюдение правил пользования электропри­борами, событие преступления отсутствует». Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Участковый пытается доказать, что во всем виноват Ва­силенко. Это он «неосторожно об­ращался с электроприборами»: по­ставил плитку на диван, включил ее в розетку и уехал домой. За это время плитка сама перевернулась от такого «неосторожного обра­щения», и произошел пожар. Или Василенко ее сам перевернул, а она пять дней – с первого по пятое – ждала, когда ее выключат, а не до­ждавшись, подожгла диван.

Ей-богу, страна непуганых идио­тов!

Анна Александрова

Веб-мани: R477152675762