29.6.1942. Взрыв потрясший Севастополь и мир.

Моряки и пехотинцы продолжали защищать Севастополь после того, как город тайно покинули их командиры.
...Писать об этом тяжело. Лучше, конечно, когда под барабанный бой провозглашается, что мы победили. Но как победили?
Писатель-фронтовик Виктор Астафьев.

Даже старожилы Севастополя не знают истории этого трагического места. Причина все та же: висящая над секретным объектом плотная пелена умолчания. Что уж говорить о новом поколении... Несколько лет назад "Слава Севастополя" поведала своим читателям историю Инкерманских штолен.

Издавна здесь, в скалах Каменоломенного оврага ("Советская балка"), люди стpоили себе жилища и добывали стpоительный камень, из котоpого и был возведен Севастополь. В давние времена этот камень отпpавляли даже для строительства храмов в Византии, затем мечетей в Туpции. Есть немало истоpических свидетельств того, что здесь добывали отличный материал, из котоpого возводились двоpцы и кваpталы Неаполя, Рима, Афин, Константинополя.

И если вообще углубиться в истоpию, то стоит вспомнить, что на инкеpманские каменоломни был сослан св. Климент, тpетий Римский папа. Выpубленную им пещеpу можно посетить в Свято-Климентовском монастыpе, по дpугую стоpону долины. А на восточном склоне Каменоломенного овpага сохpанился тоннель, он был пpоpублен уже в XVIII веке во вpемя пpокладки водовода от Чеpной pечки к Лазаpевскому адмиpалтейству.

Когда вы будете пpоезжать по старой извилистой гоpной доpоге, ведущей с хутоpа Деpгачева в Инкеpман, то спpава обpатите внимание на живописный овpаг с кpутыми скалами и полузакpытыми потайными входами внутpь них. Часть pовно, почти откосно опустившейся скалы завершается пpичудливыми очеpтаниями, но еще более поражает хаос огромных каменных нагромождений. Огромные каменные глыбы, скатившиеся с горы почти к самой дороге, массой до 50 тонн. Это осколки горы Шампань. Все это следы взрыва невиданной силы.

До войны штольни принадлежали заводу шампанских вин. С началом обороны Севастополя здесь разместились госпитали, подземные школы для детей и просто убежища для мирных жителей, а также Спецкомбинат № 2 по производству и хранению боеприпасов.

Из воспоминаний Александра Хамадан: «..В пещерах и штольнях Инкермана разместился большой подземный город. Цехи заводов, всевозможные мастерские, базы и склады, детсады и телеграф. В маленьких пещерках – скромные коммунальные квартиры. Легкие фанерные стены делят пещеру на столовую, спальную, детскую… Своды здесь высоченные – 80-100 метров. Здесь делают мины, минометы, гранаты, ремонтируют пушки и танки, делают лопатки для саперов, ножницы и ножи для разведчиков, противотанковые и противопехотные мины, шьют зимнее и летнее обмундирование, обувь, белье. Здесь отдыхают и лечатся бойцы и командиры… В просторной, залитой электрическим светом пещере – детский сад. Стены украшены полотнищами, картинами; портреты Ленина и Сталина. Малыши сидят за низенькими столиками… Неровности каменных стен создают впечатление необычности, оригинальности. Вы видите стены, обильно украшенные картинами, лозунгами, плакатами. Отсюда можно пройти в два великолепно оборудованных операционных зала. Абсолютная чистота, поток света, тишина. Вы долго бродите по этому подземному дворцу: физиотерапевтический кабинет, соллюксы, зубоврачебный кабинет, перевязочные, душевые установки, водопровод (в пещерах!), изоляторы, похожие на комнаты первоклассной гостиницы. В палатах койки, застланные белоснежными простынями, столики; в изголовье цветы, веточки...»

С утра 26 июня 1942 г. части 25-й стрелковой дивизии, 8-й бригады и 3-го полка морской пехоты отражали атаки немцев, пытавшихся пробиться в Инкерманскую долину. К вечеру пришлось отойти к югу, заняли рубеж: изгиб реки Черная – Каменный столб – Инкерманский монастырь – южный берег Инкерманской долины у устья реки Черная. Встал вопрос о судьбе инкерманских штолен.

В общей сложности в Шампани находилось свыше 30 тысяч раненых, женщин, детей, стариков. Со дня на день, ввиду наступления немцев, они должны были выйти наружу и присоединиться к миллионам граждан на «временно оккупированных» территориях. Допустить этого было ни в коем случае нельзя!

И вот состоялось заседание Военного совета Черноморского флота. На нем приняли решение: штольни со всеми находящимися внутри людьми следовало взорвать. Это задание было поручено воентехнику инженерно-саперного батальона, имя которого пока неизвестно. Начальник особого отдела НКВД Черноморского флота приказал старшему оперуполномоченному капитану Сергею Гусеву сопровождать техника, в случае колебаний пристрелить его и провести взрыв самому. Однако этого не потребовалось. Взрыв был таким мощным, что его услышали даже в Симферополе...

В штольне близ 35-й батареи находился командный пункт обороны Севастополя. То есть флотское начальство - Октябрьский, Кулаков, Васильев - предусмотрело для себя вариант бегства еще до обращения в Ставку. А когда разрешение было получено и за ними вылетели официальные самолеты, они передали заготовленный вариант в распоряжение сухопутного начальства. Как только стемнело, генерал Петров и с ним прочее начальство Приморской армии незаметно для подчиненных через подземный ход вышли на пристань. Ожидавший там буксир благополучно доставил их на Щ-209.

Из Новороссийска Октябрьский направил донесение в Ставку с копией Буденному:

Исходя из сложившейся обстановки на 24.00 30.06.42 г. и состояния войск, считаю, что остатки войск СОР могут продержаться на ограниченном рубеже один, максимум два дня .
Одновременно докладываю: вместе со мной в ночь на 1 июля на всех имеющихся средствах из Севастополя вывезено около 600 человек руководящего состава армии, флота и гражданских организаций... Просил 250, а набралось 600... Хотя и здесь бравый адмирал слукавил. На самом деле всеми правдами и неправдами Севастополь ухитрились покинуть 1228 военных и партийных чинов.

В ночь на 1 июля из штаба флота в Севастополь передали, что Буденный распорядился направить все имеющиеся плавсредства для эвакуации, как было сказано, "раненых бойцов и начсостава". В Севастополе это поняли по-своему. Последняя телеграмма, отправленная Новиковым Буденному: 20.45. Начсостава 2000 человек в готовности транспортировки...

Стемнело, но обещанные Буденным корабли так и не появились. Почему, знали только сам "первый маршал" и Ставка в лице товарища Сталина. Тогда Новиков использовал свою "заначку": находившийся в распоряжении штаба небольшой катер N112. Вместе с ним туда под завязку загрузились 70 самых важных начальников, в основном штабные, интенданты и политработники. Около двух часов ночи на 2 июля катер вышел в море. Но с рассветом был обнаружен итальянскими торпедными катерами и после небольшого боя взят на буксир.

После бегства и пленения Новикова ни о каком управлении оставшимися войсками говорить не приходится. Предоставленные сами себе защитники Севастополя продолжали разрозненное и хаотичное сопротивление в нескольких не соединенных между собой районах. Согласно отчету, представленному Октябрьским и Кулаковым 9 июля 1942 г. в Генштаб, общая численность СОРа на 1 июня равнялась 130 125 чел.; безвозвратные потери составили 31 068 чел.; 17 894 раненых до 28 июня были эвакуированы; 1207 скончались в полевых госпиталях.

Зная эти в свое время глубоко засекреченные цифры, легко подсчитать количество оставшихся защитников Севастополя - 79 956 человек. Почти 80 тысяч героически оборонявших город солдат и матросов Ставка и в первую очередь Сталин, давший добро на позорное тайное бегство, бросили "за ненадобностью". Обрекли на смерть и плен. Советские моряки и пехотинцы еще сутки удерживали за собой железнодорожную станцию и подходы к штольням. Трагедия медсанбата-427 произошла 29 июня 1942 г. Немцы потом путем опроса военнопленных провели свое расследование и выяснили число погибших - 3 тысячи человек. А также, что взрыв осуществил некий "подрывник Саенко", приказ о подрыве медсанбата отдал начальник тыла ЧФ контр-адмирал Заяц.

По скрытым глубоко в архивах советским источникам удалось выяснить, что 29-го, в понедельник, поступил приказ подорвать филиал артиллерийского арсенала в Инкермане. Задачу по подрыву 11 инкерманских штолен выполнили не какие-то рядовые саперы, а вполне ответственные лица: воентехник 2-го ранга П. Савенко и лейтенант Ф. Зудин. Знал ли начальник тыла, что в штольнях находятся полевой госпиталь и гражданское население? При отступлении часть штолен была взорвана нашими войсками. Взрыв был такой мощности, что на противоположном берегу реки "Черной" переворачивались противотанковые пушки, от осколков камня погибло большое количество немцев, осколки камней долетели до ГРЭС.

Эти госпитали медсанбатов были довольно мощными, имели ряд операционных залов, где врачи одновременно работали на нескольких столах. Операционные были профилированы: для полостных операций, для обработки конечностей с гипсовальной комнатой, для челюстно-лицевых операций. В этих километровых Инкерманских штольнях были развернуты палаты, где размещались пострадавшие".

По словам специалистов, для того чтобы лишить немцев зарядов, советские саперы летом в 1942 году взорвали Инкерманские штольни. Там находилось 500 вагонов боеприпасов. В годы Великой Отечественной штольни служили основным арсеналом Черноморского флота и Приморской армии. При отступлении наши войска взорвали семь штолен с более чем 500 вагонами боезапаса.

Из книги немецкого генерала-фельдмаршала Э.Манштейна "Утеpянные победы": «29 июня должно было начаться генеpальное наступление на внутpеннюю часть кpепости... Когда наши войска воpвались в населенный пункт Инкеpман, вся скала за населенным пунктом задpожала от чудовищной силы взpыва. Стена высотой 30 метpов обpушилась на пpотяжении 300 м... Здесь пpоизошла тpагедия, показавшая, с каким фанатизмом боpолись большевики...».

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762