А быдло предало ЕГО…

Когда обществу стало ясно, что в борьбе с организованной преступностью особо рассчитывать на МВД не приходится, все вдруг вспомнили о чекистах. Именно ФСК-ФСБ и другим подобным спецслужбам в общественном сознании стала отводиться роль единственной реальной силы, способной противостоять мафии.

Спецслужбы поначалу с радостью ухватились за эти новые задачи, которые могли бы позволить им создать имидж своеобразных служб спасения – взамен созданного еще во времена Ягоды-Ежова-Берии имиджа машины подавления и устрашения.
На волне всплеска этих надежд в структуре ФСК-ФСБ были созданы специальные центры с особыми задачами: антитеррористический центр, антикоррупционный и проч. Подразделение по противодействию коррупции в высших эшелонах власти возглавил теперь уже знаменитый полковник Валерий Стрелецкий. Известным его сделали две операции и один скандал.
Первая операция была проведена возле офиса «МОСТ-банка». Тогда люди в камуфляже, оказавшиеся сотрудниками СПБ, уложили всю банковскую охрану лицами к земле, сопротивляющихся избили и изъяли оружие. Глава банка Владимир Гусинский вызвал вначале РУОП, а затем спецназ УФСК по Москве и Московской области. Последний столкнулся с людьми Коржакова и Барсукова, причем дело едва не дошло до перестрелки.

Вторая операция произошла накануне второго этапа президентских выборов. Тогда на проходной у Дома правительства при выносе валютного нала (500 тысяч долларов) в коробке из-под ксерокса были задержаны члены ельцинского избирательного штаба Евстафьев и Лисовский (последний был уже известен широкой общественности как первый человек, на которого пало подозрение в заказе на убийство Листьева).
Операцию подготовил и санкционировал полковник Стрелецкий. А дело кончилось отставкой Коржакова, Барсукова и Стрелецкого, победой Ельцина во втором туре и расформированием Службы безопасности Президента, естественно, вместе с антикоррупционным отделом. После чего вспыхнул еще один скандал, связанный с этими людьми.

Бывший председатель Национального фонда спорта и президент банка «Национальный кредит» Борис Федоров вернулся после лечения из-за границы. Там он не только «зализывал» раны, но и прятался от бандитов, которые на него покушались весной, а заодно и от милиции, арестовывавшей его якобы за хранение наркотиков. Все знали, что к «наездам» на спортивного функционера и банкира имел какое-то отношение генерал Коржаков.

Когда власть сменилась, именно Федоров выступил в роли главного обличителя бывших президентских фаворитов. Он сообщил, что незадолго до ареста и покушения имел несколько тяжелых бесед с Коржаковым и Стрелецким. Они якобы вымогали у него 40 миллионов долларов – из «левых» доходов, полученных НФС.
Обвиненные в вымогательстве персоны, естественно, все отрицали. По их версии, «благодаря» Федорову большие прибыли, полученные НФС в результате многочисленных налоговых и таможенных льгот, были фактически разворованы. И от Федорова требовали только одного: вернуть организации, поддерживающей российский спорт, ее собственность.
Так или иначе, спецслужба, которая устраивала показательные антикоррупционные кампании и при этом сама обвинялась в коррупции, была в итоге упразднена. И снова все с надеждой стали взирать на ФСБ.

Несколько антикоррупционных процессов ФСБ все же инициировала. Прежде всего дело о «Балкар Трейдинге» и об участии в протекционизме этой фирме бывшего руководителя Генпрокуратуры Виктора Ильюшенко. Стараниями ФСБ не заглохло и дело о коробочке – оно было-таки возбуждено, а потом переквалифицировано из статьи о валютных нарушениях в статью о хищении.
Здесь следует отметить, что оба этих дела находились на контроле в УФСБ по Москве и Московской области. Это ключевое столичное управление возглавлял замдиректора ФСБ генерал-полковник Анатолий Трофимов. Именно при Трофимове и произошел стоивший ему кресла скандал, беспрецедентный в истории ЧК-КГБ-ФСБ.

Впервые речь зашла о том, что щупальца «спрута» дотянулись и до этого органа – как казалось, последней цитадели государства в его декларируемой войне против мафии.
Все началось с публикации в «Новой газете» статьи известного публициста и криминолога Юрия Щекочихина «Братва плаща и кинжала». В то, о чем рассказывалось в статье, поначалу было трудно поверить. По словам Щекочихина, от высокопоставленного офицера МВД он получил письмо, в котором иллюстрировалась тенденция к сращиванию организованных преступных группировок с сотрудниками правоохранительных органов и спецслужб.

Далее рассказывалось о ранее судимом президенте нефтяной фирмы «Витязь» Сергее Кублицком и о его тесных контактах с представителями криминального мира, где Кублицкий больше был известен под кличкой Воркута. Так вот, у этого Воркуты в личных телохранителях  состояли сотрудники УФСБ по Москве и Московской области Корлычев С. Н. и Мехков С. Н.
Связи нефтяного дельца с людьми из УФСБ, по данным Щекочихина, подтвердились при задержании сотрудниками РУОПа автомобиля «БМВ-525», которым неоднократно пользовался Кублицкий. В момент проведения операции самого Воркуты в машине не оказалось, зато в салоне сидели три пассажира, не имевших доверенности на этот автомобиль. Двое из них предъявили удостоверения на имя капитана Дмитриева Л.А. и прапорщика Докукина А. А., сотрудников УФСБ.

Еще один герой этой публикации – Максим Лазовский – хозяин фирмы «Ланако», подозревавшийся  в совершении нескольких заказных убийств, в том числе директора Туапсинского НПЗ. Из статьи следует, что личным телохранителем у этого лидера межрегиональной преступной группировки был еще один сотрудник УФСБ – оперуполномоченный Алексей Юмашкин.
Последнего неоднократно пытались допросить в качестве свидетеля по делу об убийстве директора НПЗ, но руководство спецслужбы его «прикрывало». Правда, во время ареста Воркуты и Лазовского задержали и их вышеупомянутых «телохранителей» из УФСБ. Однако после того, как сотрудники МВД убедились в подлинности их красных корочек, чекистов отпустили. Всех, кроме Юмашкина.
В статье была изложена еще одна «мутная» история. Руоповцы в октябре 96-го года задержали некоего Янина А.Н., при котором была обнаружена квитанция на багаж в камере хранения Центрального аэровокзала. Когда камеру вскрыли, ее содержимое превзошло самые смелые ожидания: 5 автоматов «АКС-744», столько же магазинов к «АКС», 30 патронов калибра 5,45 и 3 патрона калибра 7,62. Весь фокус в том, что это оружие, «было изъято у преступных группировок и, согласно документам, хранилось в УФСБ по Москве и Московской области».

Дальше идет описание совсем уже фантастической истории. Следователь Шолохова возбуждает в отношении Янина уголовное дело по ст. 218 ч. 1 УК. Сразу после этого в Московский РУОП приезжают два сотрудника службы по борьбе с незаконными вооруженными формированиями и бандитизмом УФСБ, причем один из них имеет полковничьи погоны. Полковник – чекист Эдуард Абовян, ссылаясь на своего начальника генерала Семенюка и утверждая, что в известность поставлен сам генерал Трофимов, требует освобождения Янина из-под стражи. Не подчиниться столь важным персонам руоповцы не посмели.
Вся эта фантасмагория, изложенная на страницах авторитетного издания, как выяснилось, получила весьма серьезное продолжение. Вскоре после выхода статьи Щекочихин – как член Комитета по безопасности Госдумы – получил ответ от первого замминистра внутренних дел Владимира Колесникова: «Действительно, в ходе проведенных в Москве мероприятий по захвату вооруженных преступников, помимо Лазовского, в числе доставленных в органы внутренних дел оказались лица, предъявившие удостоверения личности от имени правоохранительных и иных государственных служб. Принятыми мерами в настоящее время Лазовскому и другим соучастникам вменяется более 10 умышленных убийств в различных регионах России…»

Итак,  а) что Лазовский – глава банды, на счету которой несколько заказных убийств; б)  все вышеописанные эпизоды с задержаниями сотрудников УФСБ имели место быть; в)  достаточно четко прослеживаются связи между московскими чекистами и межрегиональными бандитами.
Миф о пресловутой чистоте рядов «внуков Дзержинского» лопнул как мыльный пузырь. Оказалось, чекисты работают в личной охране преступных авторитетов. Оказалось, изъятое у мафиози оружие они отдают другим мафиози. Оказалось, они готовы рисковать собственной карьерой – только чтобы выполнить некие обязательства по «отмазке» арестованных бандитов. Оказалось, они не только не противостоят наркоторговле, но сами работают в системе распространения «белой смерти», причем – на ключевых постах.
Что самое удивительное, пресловутого эффекта разорвавшейся бомбы все эти разоблачительные сообщения и публикации не произвели. Общество почти не прореагировало. Выяснилось, что общество уже привыкло к страшной мысли: спецслужба и банда – это почти одно и то же.

Веб-мани: R477152675762