Охранник Бориса Ельцина по кличке МИХАСЬ.

Сергей Анатольевич Михайлов – личность по-своему уникальная. По современной терминологии его следовало бы наречь генеральным директором русских бандитов.


Михась давно мог бы стать вором в законе, но не сделал этого по двум причинам. По объективной: он еще не провел достаточного для «коронации» времени в местах лишения свободы. И по чисто субъективной: он принципиально против придания своему нынешнему статусу явно уголовной окраски.

Михайлов – типичный предводитель «белых воротничков». Он не председательствует на воровских сходах и не выезжает на разборки. Имея уже три гражданства – российское, израильское и коста-риканское, – он проживает и владеет недвижимостью в Австрии, а деньги держит в швейцарских банках. Он имеет дипломатический паспорт и чуть было не стал почетным консулом Коста-Рики в России.

Его отец работал в газоспасательной службе и пожарной охране НИИ «Пластик». Сергей по стопам отца не пошел. После восьмилетки он поступил на курсы англоязычных метрдотелей, а окончив их, шесть лет трудился официантом ресторана «Советский».
Будущий «авторитет» впервые оказался за решеткой в 26 лет – сравнительно поздно для людей из его круга. Ему инкриминировали хищение путем мошенничества. Михайлов инсценировал кражу мотоцикла ради того, чтобы получить за него страховку. Но на нарах он пробыл всего полгода – пока шло следствие и суд. Советский закон был милостив к впервые оступившемуся ресторанному работнику: ему назначили три года условно и отпустили.

Михась возглавляет Солнцевскую группировку, под которой лежали 24 объекта. Среди них - Дом мебели на Ленинском проспекте, магазин «Ковры», гостиница «Дагомыс», Партнер-банк, автостанция техобслуживания «Вольво» в Кунцеве, техцентр в Мытищах. Не забывал Михайлов и о спорте: заключил с японскими ушуистами некую коммерческую сделку об отправке на острова российских спортсменов. И, разумеется, патронировал свои любимые рестораны: «Покровка», «Олимп», «Турист», «Комета», «Аист», «Нил», «Якорь».

Группировка находит общий язык с правоохранительными органами, и становится практически легальной.

После этого были у Михайлова и другие встречи со столичными оперативниками, но, как они ни старались, отправить лидера группировки в места не столь отдаленные так и не смогли. Его несколько раз обыскивали и всякий раз не уставали изумляться находкам: в находившихся при нем удостоверениях Михась значился то «крутым» коммерсантом, то зарубежным журналистом – с правом прохода в самые важные учреждения. Во время обыска на квартире у Михася в ноябре 94-го выяснилось, что он, во-первых, корреспондент CNN, а во-вторых – сотрудник администрации Президента России. Впрочем, к тому времени свою «малую родину» лидер солнцевской «братвы» уже покинул.
Через полгода руоповцы сделали еще одно открытие. Оказалось, что Михась ко всему прочему является членом совета попечителей благотворительного фонда «Участие». На счет фонда (речь шла о 100 миллионах рублей в ценах 92-го года) в церкви села Федосьино была сооружена звонница о девяти колоколах. На главном колоколе начертали: «От настоятелей церкви, благотворительного фонда „Участие“, фирмы „СВ-Холдинг“ и от солнцевской братвы». «СВ-Холдинг» также принадлежала Михасю. Среди других опекаемых наибольшую помощь от фонда получили обитатели сизо «Матросская тишина» (продукты, электротовары и 500 пар джинсов) и 176-е отделение милиции, которому фонд оплатил мебель для детской комнаты.

Уже находясь в Австрии, Михась решил возобновить старые связи с русской православной церковью. Через своих доверенных лиц он обратился в патриархию с предложением внести энную сумму в твердой валюте на строительство Храма Христа Спасителя. Естественно, с условием, что имя австрийского жертвователя будет среди прочих «украшать» храмовую стену.

Документация фонда «Участие» была изъята у «братвы» руоповцами во время облавы в ходе операции «Закат» (искали убийц Листьева). Однако через неделю по указанию руководителя следственной бригады Владимира Старцева они были возвращены.
Дело в том, что в штаб по делу Листьева поступила информация о том, что Люстарик и еще один солнцевский «авторитет» незадолго до покушения на журналиста участвовали в сходке лидеров теневых структур. Представители солнцевских обсуждали ряд рекламных проектов на ОРТ и выразили намерение контролировать предвыборную кампанию одного известного политика, сами понимаете - КАКОГО.
Весьма характерен и тот факт, что доверенным лицом лидера солнцевской оргпреступной группировки был Дмитрий Якубовский, в то время находившийся в весьма близких отношениях со многими высшими госчиновниками. Не случайно его считали генералом от адвокатуры – «генералом Димой». (Впрочем, он действительно дорос до полковника одной из спецслужб, выполняя специфические правительственные поручения, и чуть было не стал генералом.) Кроме того, он стал официальным адвокатом ГУВД Москвы, о чем он не раз похвалялся прессе. 

Одновременно Якубовский защищает интересы солнцевской братвы. Одним из документальных подтверждений этого факта является договор, по которому Михась переуступил Якубовскому право распоряжаться всем своим имуществом в России.

Михайлов заключил фиктивный брак с венгерской еврейкой, и без труда получает гражданство Израиля (на всякий случай сохранив российское).

Бизнес-проекты Михайлова появляются в США, Бельгии, Австрии. В Будапеште он строит роскошный пятизвездочный отель, который очень быстро начинает приносить хорошую прибыль.
Одновременно Михайлов является управляющим директором бельгийской компании «МАВ International», специализирующейся на консалтинговой деятельности в сфере торговли ширпотребом, – и членом совета директоров компании «Karta auto brokers Inc.» (Хьюстон, США). Последняя занималась некими экспортно-импортными операциями в России.

В Вене Михась становится владельцем ресторана и стриптиз-бара. В Израиле – президентом международного неправительственного фонда «Дом детей-сирот». В Коста-Рике он налаживает торгово-закупочную коммерцию по поставкам бананов.

Во всяком случае, когда в феврале 1994 года МИД Коста-Рики принял беспрецедентное решение назначить уголовного «авторитета» своим почетным консулом, направив соответствующие документы в российский МИД, разразился настоящий скандал. Масла в огонь подлили наши спецслужбы, давшие в несколько газет «утечки» о подвигах Михася на поприще главаря уголовного мира. Все это время дипломаты из здания на Смоленской площади хранили упорное молчание, означавшее, что внешнеполитическое ведомство России назначения не приняло.
Михайлов почетным консулом не стал, но до мая 1994 года оставался дипломатом. Любопытно, что в своем дипломатическом паспорте он именовался «профессором». Можно только догадываться, кого и чему учил российский «авторитет».

В 1995 году, когда израильские спецслужбы начали особенно активно разрабатывать русскую мафию, Михайлов уехал из Израиля и с несколькими друзьями-авторитетами стал путешествовать по Европе. Чехи пытались арестовать группировку, но при бандитах ничего не было.

В течение некоторого времени это уже легендарное имя исчезает из донесений спецслужб и газетных криминальных сводок. Его следы теряются в Швейцарии. По некоторым данным, основной его базой становится город Борекс (округ Вод). Вместе с Михайловым в его шикарном особняке разместились жена Людмила и их дочери Александра и Вероника. Михайловы редко появлялись на людях и вообще избегали случайных контактов.

Но и здесь Михася в покое не оставили. Он вновь попадает в поле зрения спецслужб – в данном случае бельгийских, – когда вместе с семьей прилетает на «шопинг» в Антверпен. Михайловы остановилась в роскошном отеле «Conrad», заплатив за проживание полмиллиона бельгийских франков. Они старались не привлекать к себе внимания и спустя несколько дней покинули Бельгию. Однако 15 октября, когда самолет, в котором находился Михась, приземлился в аэропорту Женевы, полицейские уже ждали нашего героя с наручниками. Прямо из аэропорта лидера солнцевцев доставили в тюрьму.

Хеневские адвокаты Михайлова (оказалось, что их у него сразу два – Ральф Освальд Изенеггер и Поль Гюлли-Харт), организовали настоящую акцию по обработке общественности, доказывая невиновность своего клиента, что называется, с документами в руках. Изенеггер представил письмо Генеральной прокуратуры РФ, полученное от московского адвоката Михайлова Сергея Пограмкова. Из документа явствовало, что Михась неизвестен ни Генеральной прокуратуре РФ, ни МВД, ни ФСБ. Кроме того, адвокаты сослались на письмо Московской Патриархии, направленное женевским органам правосудия, в котором Михайлов характеризуется как честный гражданин и богобоязненный христианин, много сил приложивший для поддержки милосердных деяний Русской Православной Церкви. По мнению адвокатов, швейцарские правоохранительные органы строят свое обвинение против Михайлова в принадлежности к преступной организации на слухах и клеветнической статье из бельгийской газеты «Ле Суар». А ведь из-за ареста Михайлова под угрозой срыва оказались важные контракты на общую сумму в 350 миллионов долларов – на строительство газопровода между Туркменией и Украиной и на реконструкцию московской сети канализации. При этом утверждалось, что ущерб понесут и швейцарские компании, с которыми Михайлов якобы вел переговоры об участии в реализации данных проектов.
И тут происходит интересное. В Швейцарию прилетает Генпрокурор России Юрий Скуратов для встречи с генпрокурором Швейцарии Карлой Дель Понте. Ему предъявляют письма из Москвы и интересуются: как такое возможно? И личное отношение к Михасю и группировкам самого Скуратова?

В ответ Генеральный прокурор сказал  следующее: «Привлечение Михайлова к уголовной ответственности, даже на территории Швейцарии, очень отрезвляюще подействует на российский преступный мир. Нам сообща надо сломать психологию российских бандитов, до сих пор уверенных, что, если они уедут из России, наказать их не удастся. Нужно, чтобы они чувствовали, что в мировом сообществе правоохранительная система едина, что она их везде достанет. Но вместе с тем дело Михася таит в себе серьезную опасность. Если дело ничем не кончится, это будет страшный удар по авторитету правоохранительных органов, да и вообще по уголовной юстиции».

Прокомментировал Скуратов и странные письма своих подчиненных. «Что касается солнцевского межрайонного прокурора, то я дал поручение провести служебное расследование, как эта бумага готовилась. К тому же из компьютера стерты сведения о его судимости, и есть еще ряд „интересных“ моментов. Будем разбираться».

Камнем преткновения для швейцарских правоохранителей стал еще один вопрос: о гражданстве Михася. Напомним, что у него три паспорта – российский, израильский и коста-риканский. Разночтения в законодательствах трех стран создали для женевских следователей серьезные трудности. К тому же Михайлов, как выяснилось, интересует не только альпийских правоохранителей. В Женеву уже прилетали израильские следователи и провели 11-часовой допрос Михайлова: их интересовали пути, по которым в Израиль проникают российские «авторитеты», и происхождение тельавивских штампов на паспорте Михася.

По ходу следствия выясняются новые и новые потрясающие подробности богатой биографии нашего героя. Так, выяснилось, что «авторитету» в 1994 году было выдано подлинное удостоверение сотрудника Службы безопасности Президента России. Помогал в охране Бориса Николаевича.

Потом следствие затихло. Говорят, приехал кто-то важный из Москвы... И... вы поняли.

 

 

 

Веб-мани: R477152675762