Крестные папаши российского спорта. Начало конца.

Спорт и мафия – два слова, которые все чаще стоят рядом. Казалось бы, как могут сочетаться олимпийские идеалы и воровские законы. Увы, законы зоны действуют, а вот идеалов все меньше. Большой спорт стал не только до необычайности жестоким и откровенно вредным для здоровья. Он стал заставлять людей заступать за грани физически возможного – и многие перешагнули вообще через все границы, включая и те, что отделяют законопослушное население от криминалитета.

Большой спорт заставляет борцов за медали пачками глотать анаболики и всевозможными ухищрениями обманывать допинг-контроль – а это значит, что процветает подпольный фармацевтический бизнес, граничащий с наркобизнесом. Большой спорт – это договорные матчи, это взятки и коррупция. Большой спорт – это бешеные деньги, мимо которых не могут пройти рэкетиры всех мастей. Уход из большого спорта – это для многих страшная моральная травма и поиск нового применения своим накачанным мышцам, которое бы приносило такие же бешеные деньги.

Большинство самых известных «крестных отцов» – Япончик, Михась, Мансур – были отменными мастерами силовых единоборств (борьбы, бокса, карате). Покровителем российских спортсменов стал небезызвестный Отари Квантришвили. Большинство самых громких криминальных скандалов 1996 года были так или иначе связаны с Национальным фондом спорта и его бывшими руководителями – экс-министром физической культуры и спорта Шамилем Тарпищевым и экс-председателем банка «Национальный кредит» Борисом Федоровым.

Первым «звонком» о близости спорта и мафии можно считать убийство одного из самых титулованных российских (советских) боксеров Олега Каратаева. Человека, одержавшего в 1974 году на чемпионате мира победу над самим Мохаммедом Али. Человека, который только на официальных соревнованиях отправил в нокаут 160 соперников. Пятикратного чемпиона СССР, призера чемпионатов Европы и мира. Первого советского боксера, которого официально пригласили в США работать в профессиональном боксе.

Когда он перешагнул пресловутый рубеж? В какой момент лидер советского спорта связал свою жизнь с лидерами отечественного, а потом и американского криминалитета? Еще до первого ареста (за ограбление иностранцев) или когда за драку он сел во второй раз?

Так или иначе, но уже к началу 90-х в его криминальном бытие никто не сомневается. Одни считают его влиятельным членом бауманской группировки. Другие зачисляют его в мафию Екатеринбурга, где он родился. Лидером крупнейшей криминальной группировки этого города одно время был его друг и тезка Олег Вагин, заказавший немало убийств «авторитетов» и воров в законе и сам погибший от руки киллера в 92-м.

Уже после отъезда с помощью фиктивного брака в Нью-Йорк Каратаев близко сходится с Япончиком, что не мешает ему оставаться вицепрезидентом Всемирной боксерской ассоциации и одним из руководителей Ассоциации профессионального спорта России. Место и характер его убийства не оставляют сомнений в роде занятий этого человека. 12 января 94-го года в половине пятого утра с неустановленным мужчиной он вышел из ресторана «Арбат» на Брайтон-Бич и получил пулю в затылок. Его тело перевезли в Россию и с почестями похоронили на Ваганьковском кладбище.

Через три месяца там же при большом стечении весьма своеобразного народа будет похоронен председатель Фонда социальной защиты спортсменов имени Льва Яшина, мастер спорта международного класса, заслуженный тренер по грекоримской борьбе Отари Витальевич Квантришвили, брат вора в законе Амирана Квантришвили, убитого в августе 93-го одновременно с Федей Бешеным (Федором Ишиным) – другом Каратаева. С местом на престижном Ваганьковском кладбище помог певец и бизнесмен Иосиф Кобзон, который шел за гробом человека, считавшегося «крестным отцом» «спортивной мафии» и своеобразным буфером между обществом и криминалитетом.

Именно из спортсменов первоначально состояли многие столичные группировки. Чисто спортивным на первом этапе был «личный состав» солнцевской братвы. Качки-культуристы составляли костяк знаменитой люберецкой группировки. Любопытные подсчеты сделали правоохранители Украины. Тамошнему ГУОПу удалось раскрыть 10 преступных групп, состоящих исключительно из разрядников, кандидатов и мастеров спорта, и еще 37 групп, где спортсменом был каждый третий боец. Только за два года обладатели значков и медалей совершили 398 тяжких и средней тяжести преступлений: несколько десятков нападений и ограблений, более ста краж, более двухсот вымогательств и т. д. и т. п.

Известный московский культурист, дававший интервью автору этих строк, признался, что, поскольку он постоянно нуждается в специализированном и дорогостоящем питании (основанном на различных анаболических препаратах), немало времени у него уходит на поиски дополнительных заработков. А самым простым и быстрым способом заработать нужные средства является ставшее уже традиционным вышибание долгов.

Если одни рекордсмены и чемпионы становятся бандитами, то другие по причине общей криминализации большого спорта сами оказываются жертвами рэкетиров. Все чаще это происходит с российскими звездами, работающими по контракту за рубежом. Русская мафия давно положила глаз на сверхдоходы наших мастеров. Объектом вымогательства стал, например, знаменитый хоккеист, один из лучших бомбардиров американской команды «Буффало сейбрз» Александр Могильный. С него требовали «черным налом» ни много ни мало 150 тысяч «зеленых». По подозрению в рэкете полиция арестовала двух российских иммигрантов. Один из них, Сергей Павловский, когда-то был другом Могильного и помог ему еще в 89-м году перебраться в США. А потом, видимо, решил, что за такое доброе дело имеет право требовать «дивиденды». А угрозы Павловского были нешуточные: Могильному гарантировали, что в лучшем случае переломают ему ноги. А в худшем – отправят на тот свет.

Похожий «наезд» произошел и на одного из лучших футбольных форвардов сборной России, известного бомбардира бундеслиги, выступающего за немецкий клуб «Карлсруэ», Сергея Кирьякова. Что от него требовали и чем угрожали, история умалчивает, но бомбардиру пришлось переехать из особняка в престижном пригороде в более безопасный центр городка Карлсру. В криминальных разборках оказался замешан и близкий друг Кирьякова, также выходец из России, владевший рестораном «Лебеди». Он был застрелен в мае 95-го.

Вообще футбол по криминальности уступает только силовым единоборствам. Футбольные турниры – это одновременно и очень рентабельные мероприятия, и прекрасный способ отмывки «грязных» капиталов. «Договорная игра» – сей термин прочно вошел в современный спортивный обиход. В столичной прессе целые полосы посвящаются расследованиям подоплеки тех матчей, в которых «денежная» составляющая победы была проявлена наиболее ярко. Многие случаи взяток судьям почти официально зафиксированы и сомнений не вызывают.

Например, попытка подкупа испанского судьи Антонио Лопеса Ньето со стороны руководства киевского «Динамо». Его предполагаемые услуги во время предстоящей встречи киевлян с греческим «Папатипанкосом» в рамках УЕФА были оценены в 30 тысяч долларов. Взятка предлагалась в виде сувениров и меховых шуб.

В том же 95-м году на Украине произошло еще одно откровенно криминальное событие, связанное с футболом. Прямо на стадионе, во время футбольного матча, произошел мощный взрыв, потрясший всю республику. Бомба сработала в тот самый момент, когда в гостевую трибуну входил 42-летний президент АО «Футбольный клуб „Шахтер“» Александр Брагин. Вместе с ним на тот свет отправились и пятеро его телохранителей. Ни они, ни бронированный автомобиль «Мерседес600»  не смогли помочь хозяину клуба – в слишком «крутой» бизнес оказался он вовлечен.

Большой хоккей также становится смертельно опасным видом спорта. 22 апреля 1997 года в 8.40 утра в 200 метрах от своей дачи близ деревни Иванцево в Дмитровском районе Московской области убит президент Федерации хоккея России Валентин Сыч. Супруга Сыча, находившаяся вместе с ним в машине в тот момент, когда киллер открыл огонь из автомата, госпитализирована.

Гибель Валентина Сыча связана с внешнеэкономической деятельностью Федерации хоккея России, точнее, со льготами, которыми ФХР располагала. Только в 1995 году федерация приобрела подакцизных товаров, в частности, спиртных напитков на 41 миллион 125 тысяч долларов. Как правило. Национальный Фонд спорта сам продавал продукцию и затем уже «спускал» те или иные суммы – по своему усмотрению – в спортивные федерации.

В спортивных кругах Федерация хоккея России считалась не одной из самых, а самой льготной. Поэтому за кресло президента шла отчаянная борьба.

Итак, в откровенно криминальные разборки в последние годы оказались вовлечены высшие спортивные функционеры. Кстати, о Тарпищеве...

Этот товарищ связан с Семьей. И расследование данного преступления заслуживает отдельной главы...

 

 

Веб-мани: R477152675762