Убийство на операционном столе

«Я расскажу вам то, что я знаю от старого анестезиолога, который был моим преподавателем анестезиологии в институте. Фамилия его была Надточий. Надточий присутствовал в операционной в течение всего времени операции. Он тогда был ещё молодой анестезиолог Кремлёвской больницы и это был для него очень интересный случай. Он сам не был официальным анестезиологом на операции, но просто пошёл посмотреть из любопытства операцию над таким большим человеком.
Надточий пошёл туда и стал там мальчиком на побегушках, и присутствовал, и помогал поднести-принести вплоть до смерти Королёва, таким образом, наблюдая все перипетии операции.
Сергею Королёву  можно было не делать операцию. Королёв опрометчиво думал, что в советской медицине такие же успехи, как и в советском ракетостроении, которое сильно обгоняло американское.
Как это обычно делают, когда в США хотят удалить всю прямую кишку, то делают операцию в два этапа. Обычно, сначала делают операцию по выведению толстой кишки на переднюю поверхность брюшной стенки, а прямую кишку, вследствие тяжести операции пока не трогают вообще. Дожидаются полного заживления выведенной толстой кишки и только через месяц-два делают уже удаление самой прямой кишки, этим способом избегая операции в один присест. Это, каким образом операция и сейчас делается в США и во всём мире.
Почему так делают американцы? Потому что всей мировой медицине известно, что вследствие тяжести радикального удаления прямой кишки и большой кровопотери, толстая кишка при радикальной операции часто не приживается к стенке брюшной полости, и падает в брюшную полость, всё содержимое кишечника течёт внутрь, и это 100 % смерть.
Эти данные были общеизвестны уже около ста лет практики удаления прямой кишки по поводу рака прямой кишки, и были известны и хирургам, оперировавшим Королёва.
Почему можно точно говорить о том, что именно хирурги, а не анестезиологи несут ответственность за смерть пациента. Потому что по медицинским правилам начальником в операционной является оперирующий хирург, а не анестезиолог. Если у анестезиолога трудности на плановой операции с началом наркоза, хирург может и должен отменить операцию.
Теперь я рассказываю то, что нам, студентам рассказывал преподаватель анестезиологии Надточий, который был на операции с начала операции. Трудности начались ещё до начала операции. Анестезиолог не смог для проведения общего наркоза засунуть дыхательную трубку в трахею Королёва для искусственного дыхания. Анестезиолог вызвал другого анестезиолога, и тот тоже не смог засунуть трубку.
Тогда они вызвали какого то профессора анестезиологии, Тот тоже не смог засунуть трубку. Хирурги ждут, они даже не начинают. Все эти попытки засунуть трубку… в это время пациент сам не дышит, и за него дышат маской искусственно, что не вполне эффективно, и у пациентов на масочном дыхании потихоньку начинается кислородное голодание.
Профессора консультанты вызывались из других клиник. Ждали пока они приедут, и всё это время держали Королёва на дыхании маской, а это было несколько часов. Сколько профессоров по анестезиологии они вызвали, неизвестно, но Надточий вспоминал, что была набита полная операционная. Он говорил, что зря пытались вызвать профессоров, лучше, дескать, дали бы простому анестезиологу из соседней операционной — они бы быстро бы засунули трубку, поскольку они это делают каждый день. Он говорил, что эта профессура последний раз трубку держала в руках лет десять назад. Но эта профессура, говорил Надточий, «боялась за свои задницы», и, прикрывая их, настаивала только на «светилах».
Надточий сказал, что затем после долгих выяснений и звонков по телефону, хирурги приняли решение оперировать на масочном наркозе. Всё это время пациента в сознание они не приводили, и всё время дышали за него маской, что, повторяю, не является эффективным дыханием и может использоваться только краткосрочно, до установки дыхательной трубки в трахею.
Это считается грубейшей анестезиологической ошибкой — такое затягивание дыхания только на маске, а они всю операцию дышали на маске. Надточий сказал, что это было сознательное решение убийства пациента, потому что для этой операции необходимо достижение глубокого наркоза, при котором западает язык, закрывается вход воздуха в дыхательное горло, вследствие чего пациент умирает от асфиксии, то есть от удушья.
Вся эта свистопляска в операционной по вставлению трубки в дыхательное горло Королёва продолжалась долго, несколько часов. Затем они стали резать на масочном наркозе, хотя они должны были перестать мучить пациента, привести его в сознание и перенести операцию, хотя бы на день-два вперёд и более тщательно к ней подготовиться.
Не было никакой необходимости начинать плановую операцию на пациенте, которому они не могли обеспечить дыхание. Однако всё показывает, что они, как говорится в одесском анекдоте, должны были «ковать железо, не отходя от кассы». Надточий далее сказал, что «организм Королёва был могучий, и что мужик он был кряжистый и по природе видно здоровый, и долго держался, «другой бы на его месте «врубил» бы быстро».
Тем не менее, сказал он, сердце Королёва не выдержало такого издевательства, и на фоне признаков глубокой и длительной кислородной недостаточности сердце таки остановилось, что не было удивительно ни для кого из присутствующих врачей. Это было чисто «английское» убийство.
Надточий сказал, что хотя родственникам и сказали, что непосредственной причиной смерти на операции было кровотечение, настоящей причиной смерти была гипоксия, то есть неспособность обеспечить адекватное дыхание пациенту, то есть — удушье…
Подозрения о том, что Королёва на операции убили, возникли, у многих компетентных специалистов.
Во-первых, что следует из рассказа жены Королёва, что он даже не знал, что ему будут удалять прямую кишку. Жена сказала чётко, что речь шла максимум об удалении полипа, а это — чик, одна секунда и готово, но никак о радикальном удалении прямой кишки вместе со всем, что вокруг находится. А это несообщение пациенту и его жене того, что с ним будут делать — уже уголовное преступление. Пациент должен знать об операции, на которую идёт и должен давать письменную расписку — или, если пациент не в состоянии, он или его родственники.
Вы попробуйте рассказать на Западе, что Генеральному Конструктору Космических Ракет в СССР врачи сказали, что будут удалять полип — а сделали радикальное удаление прямой кишки без его согласия, на котором он умер???!!! Что они скажут? Попробуйте спросить! Почему уже 40 лет никто не спрашивает? В России всегда было навалом охотников всё докладывать на Запад. Почему же в этом случае эти люди не торопятся с таким докладом?
Во-вторых, всё, что рассказывает министр Петровский, — для врача ясно, что он придумывает любые оправдания своих преступных действий, — даже самые неправдоподобные, типа несуществующего заболевания «Саркома прямой кишки». Даже если у него была саркома кишки, как я уже говорил, операции по поводу злокачественной опухоли прямой кишки во всём мире делают в два этапа. Но здесь же дело хуже — здесь дело в том, что Королёву расширили операцию до смертельного максимума без его согласия. Всё, что знали он и его семья, — это то, что у него доброкачественный полип, который быстренько удалят под общей анестезией.
Ладно, пусть, предположим, у Королёва был рак, а не фантастическая саркома, что тоже достаточно серьёзно, но всё равно, люди с раком прямой кишки живут годы, потому что это не рак лёгких или печени.

Часть работы анестезиолога, за которую ему платят деньги — это за день посмотреть пациента пред операцией. Зачем анестезиолог смотрит пациента за день перед операцией? Чтобы посмотреть историю его болезни, узнать его другие болезни на предмет того — выдержит ли его сердце и лёгкие? Если анестезиолог считает, что больной находится в состоянии, что он не может перенести операцию, он должен предложить хирургам отложить операцию, и лучше подготовить пациента.
И самое главное — анестезиолог смотрит ротовую полость и его дыхательные пути именно с этой целью — определения возможных трудностей при постановке трубки в трахею для искусственного дыхания за пациента. Этот осмотр делается пред операцией любого пациента — хоть бездомного, не говоря уже об операции Генеральному Конструктору.
Существует специальная, четырёхстепенная классификация трудности дыхательных путей для постановки дыхательной трубки. Четвёртая степень самая трудная. Однако уже при третьей степени анестезиолог должен известить своё анестезиологическое начальство о том, что у пациента трудные дыхательные пути, рот широко не открывается и так далее. Шеф анестезиологии обязан предпринять дополнительные меры, которых много, и загодя известить оперирующего хирурга.
— Королёв скрывал, что у него короткая шея, — объяснял мне Петровский.
Мы, специалисты, знаем совершенно точно, что Борис Васильевич Петровский говорит наглую ложь. Потому что шеф анестезиологии совершенно точно заранее доложил ему об этом, а также о том, что у Королёва вследствие перелома в прошлом челюстей, рот широко не раскрывается.
А если Петровский врал пациенту, что он берёт его только на удаление полипа, а сам начал делать радикальное удаление; если он врал свои коллегам, что у пациента несуществующая в природе саркома прямой кишки, и как министр здравоохранения заставлял своих подчинённых лжесвидетельствовать; если он врал, что он не знал, что у пациента Королёва короткая шея и не открывается рот, то он врал и во всём остальном, и это со всей ясностью указывает на его личную заинтересованность в отрицательном исходе операции».

Вряд ли С.П. Королёв единственная жертва «лейб-медицины» «Крем­­лёвки»… Но в его случае благодаря анестезиологу Надточию факт убийства получил огласку.

В постсоветские времена, СМИ рассказывая о жизни С.П. Королёва, смакуют тему о пребывании С.П. Королёва в качестве «ЗэКа» в ГУЛАГе по ложному обвинению, а в вопросе о причинах его смерти ссылаются на тот факт, что предпосылкой к ошибкам анестезиологов, которые не смогли ввести трубку в трахею, были травмы, полученные С.П. Ко­ро­лё­вым после ареста (перелом челюсти и т.п.)… Такое освещение событий подразумевает, что в смерти С.П. Королёва виновато НКВД 1937 года, но не врачи «Кремлёвки» 1966 г., которые, если и не целенаправленно выполняли заказ на убийство, то, как минимум, преступно халатно отнеслись к подготовке и проведению хирургической операции.

Источник

Веб-мани: R477152675762