Украина: за семью печатями

Реальный результат действий Путина – "Бесследный полк". Это сотни и тысячи россиян, которые погибли в Украине за три года войны. С портретами этих погибших не принято выходить на парады.

Кремль не афиширует свои потери в войне на Донбассе. Более того, российские журналисты, активисты, правозащитники и даже родственники погибших подвергаются опасности, когда открыто говорят о смертях солдат РФ в Украине.

По сути, те, кто выполняют приказы Путина в Украине, после своей смерти становятся угрозой и врагом для путинской России. Эти смерти сложно утаить, и они подрывают миф про "их там нет", являясь доказательством агрессии РФ.

При этом сами россияне возмущаются, что даже во времена Советского Союза не было такого, чтобы погибшие военные не удостаивались чести быть похороненными со всеми почестями. "Никогда не было такого позора, чтоб родителям афганцев затыкали рот", – возмущался в конце 2014-го российский националист Борис Миронов.

В феврале этого года россиян напугало сообщение Минобороны РФ. В 2017-м ведомство планировало закупить 50 тысяч флагов для накрытия гробов. Объявление было размещено на сайте единой информационной системы в сфере закупок.

Процедура закупки не состоялась. Заявка единственного поставщика была признана не соответствующей требованиям.

Несмотря на это, вопрос к Минобороны остался: кого в таком количестве собираются хоронить российские военные? Ответа не последовало.

Как и на еще один вопрос: сколько граждан России уже погибло за три года войны с Украиной?

Подсчеты погибших: от десятков и сотен до десятков тысяч

2.652 погибших украинских силовиков за три года войны. Это официальные подсчеты наших потерь. Они включают в себя как военнослужащих, так и сотрудников Нацгвардии, СБУ, МВД, пограничников.

Чтоб получить эту информацию, журналистам не нужно проделывать титаническую работу. Достаточно прийти на любой из ежедневных брифингов спикера МО Украины.

В России все иначе. Официальные данные о погибших в Украине россиянах отсутствуют. Эта информация – предмет изучения отдельных активистов, правозащитников и журналистов.

По состоянию на 1 мая 2017 года в "Списке Васильевой" значатся 3298 человека. Это и военнослужащие, и так называемые "добровольцы"-наемники.

С конца ноября 2014-го группа Гореловой вела параллельный подсчет. Она считает, что для оценки общих потерь россиян в Украине количество подтвержденных смертей нужно умножать на 10.

– За два года наш список составил 500 фамилий. То есть, реально могло быть 5 тысяч погибших, – оценивает Горелова.

Россиянка объясняет, откуда берется коэффициент "10" для расчета реального количества погибших. Волонтеры получали информацию о целых группах и подразделениях погибших российских военных или наемников. Далеко не всегда им удавалось идентифицировать всех.

– Много раз было, что из подразделения идентифицировался только один погибший, а про остальных – ничего. Это не значит, что подразделение не погибло. Просто в соцсети попала информация только об одном человеке.

Также у нас были проблемы с поисками информации о погибших из не русскоязычных регионов России. Я знаю, что очень много погибших из Чечни, Дагестана, Татарстана и Башкирии. Но то, что доходит до нас, – это крохи. Не все родственники погибших пишут в социальных сетях на русском языке: "Помним, любим, скорбим". Из-за этого мы теряем существенный процент "двухсотых", – говорит Горелова.

Есть вопросы к "Списку Васильевой" и у российского директора российской правозащитной группы "Гражданин. Армия. Право" Сергея Кривенко. Он считает, что список "не очень тщательно и бережно составлен".

По роду своей деятельности правозащитник интересовался погибшими в Украине российскими военнослужащими; за так называемыми "добровольцами"-наемниками не следил.

По словам Кривенко, в 2014-2015 его группа также провела мониторинг СМИ и соцсетей. Впоследствии найденную информацию о погибших военнослужащих правозащитники тщательно проверяли.

– За полтора года в открытых сетях мы обнаружили информацию о 160-170 погибших российских военных, – рассказывает Кривенко. – Половина их них погибла в мирных частях по всей России. О них пресса писала, что "возбужденно уголовное дело", как обычно у нас пишут газеты. А в половине случаев – около 80, – что военный погиб, были похороны, а обстоятельства гибели не известны, пресса об этом не пишет, или вскользь пишет, что погиб в Украине, нет информации о возбуждении уголовного дела или проверок. В таких случаях по косвенным данным мы предполагаем, что ребята погибли в Украине именно как подразделение войск.

По подобным случаям российские правозащитники направляли запросы в прокуратуру. Ответы были обтекаемые: эти случаи гибели известны, прокуратура выясняет обстоятельства.

Кривенко признает, что мониторинг не мог выявить всех погибших в Украине военных. Но и массовых обращений от родных к правозащитникам, как это было во время боевых действий в Чечне и Афганистане, – нет.

По официальным данным российских властей, потери федеральных сил в Первой чеченской войне составили более 5 тысяч человек, во Второй – около 3 тысяч. Российский Союз комитетов солдатских матерей озвучивал другие цифры – 14 тысяч и более 10 тысяч соответственно.
Для сравнения: в Афганистане официально погибло 15 тысяч граждан СССР, неофициально – 26 тысяч.

За погибшего российского военнослужащего семья официально может получить до 5 миллионов рублей или по курсу приблизительно 88 тысяч долларов США. Помимо этого, ФСБ проводит беседы с родственниками, чтоб те не распространяли информацию о гибели военного именно в Украине.

В Пскове выяснять обстоятельства гибели десантников летом 2014-го взялся депутат областного собрания от партии "Яблоко" Лев Шлосберг. Он направил запрос о судьбе 12-ти военнослужащих 76-й псковской дивизии ВДВ в главную военную прокуратуру РФ. В ответе говорилось: все указанные военнослужащие погибли за пределами мест постоянной дислокации – то есть, не в Псковской области.

15 октября 2014 года в своей статье "Бессмысленный и беспощадный" в газете "Псковская губерния" Шлосберг писал о военном противостоянии России и Украины: "Погибло очень много людей – тысячи человек из разных стран. В том числе погибли российские военнослужащие, общие потери по стране оцениваются от нескольких сотен человек до нескольких тысяч человек. Страшная цифра для "учений".

– Летом 2014-го было понятно, что интенсивность гибели людей могла быть сопоставима с Чеченской войной, – говорит Шлосберг. – Масштаб конфликта на Донбассе в части жертв исчисляется тысячами.

– Мы предполагаем, что число погибших является трехзначным, – ответил Шлосберг. – В Украине действовали сводные роты, то есть временные подразделения, сформированные из разных формирований. Поэтому называть их только псковскими нельзя.

Очень сложно установить даже примерное количество погибших, – написал журналист Семенов. – Я верю только своим глазам, то есть, отвечаю лишь за то, что видел на похоронах. Кроме того, видел некоторые могилы или был дома у погибших. Не удивлюсь, что речь идёт о ста с лишним погибших. Во всяком случае, такой вывод можно сделать, исходя из признаний, которые делали "не под запись" некоторые военнослужащие.

 

 

 

Счет кадровых российских военных ведется на сотни. Это нижняя оценка. Скорее всего, больше, но верхнюю границу оценки мы никогда не узнаем. Это, считая "добровольцев", кадровых военных, наемников.

 

Еще одну оценку количества погибших можно найти в 17-м докладе Управления Верховного комиссара ООН по правам человека.
В докладе говорится, что с середины 2014-го года по 15 февраля 2017 Мониторинговая миссия ООН насчитала 9900 погибших на Донбассе. При этом более 2.000 погибших – это гражданские, а 298 – пассажиры и члены экипажа рейса "МН-17".
Если из общего числа вычесть еще и официальное количество погибших украинских силовиков – 2.652 человека, – то получим, что военные потери противника украинской армии достигают 5 тысяч.
В процессе работы над темой автор также склоняется к выводу, что потери украинцев и россиян в этой войне сопоставимы. Вывод основывается как на оценках и подсчетах разных источников информации, так и на характере боевых действий.
Следовательно, в случае с военнослужащими и "добровольцами"-наемниками из России можно говорить о более 2 тысячах погибших, что соответствует численности одного полка.
Полка, следы которого российская власть пытается скрыть всеми способами.

Веб-мани: R477152675762