Странный приговор

В по­лови­не де­сято­го ут­ра 7 ап­ре­ля 2001 го­да борт но­мер 139 ави­аком­па­нии «Свис­сэйр» про­из­вел по­сад­ку в же­нев­ском а­эро­пор­ту. В соп­ро­вож­де­нии трех сот­рудни­ков швей­цар­ской по­лиции, спе­ци­аль­но при­быв­ших в Нью-Й­орк за день до это­го, Па­вел Бо­родин прос­ле­довал в при­пар­ко­ван­ный ря­дом с лай­не­ром не­боль­шой тю­рем­ный фур­гон.

Пря­мо из а­эро­пор­та че­рез спе­ци­аль­ный вы­езд ав­то­мобиль с крем­лев­ским «ко­мен­дантом» – так швей­цар­ские жур­на­лис­ты проз­ва­ли Пал Па­лыча – нап­ра­вил­ся в тюрь­му Шан-Дол­лон.

Пос­ле обыч­ных фор­маль­нос­тей и бег­ло­го ос­мотра де­сяти­мет­ро­вой од­но­мес­тной ка­меры с де­ревян­ной кро­ватью, ту­але­том и не­боль­шим пись­мен­ным сто­лом, Пал Па­лыч был дос­тавлен на пер­вую встре­чу со сле­дова­телем Да­ни­элем Де­во, ко­торый офи­ци­аль­но предъ­явил Бо­роди­ну об­ви­нение в от­мы­вании де­нег с отя­гоща­ющи­ми об­сто­ятель­ства­ми и в учас­тии в прес­тупной ор­га­низа­ции. И хо­тя гос­секре­тарь Со­юза Рос­сии и Бе­лару­си нас­та­ивал на сво­ей пол­ной не­винов­ности, сле­дова­тель вы­писал пос­та­нов­ле­ние на арест. При этом при­сутс­тво­вал про­курор кан­то­на Же­нева гроз­ный Бер­нар Бер­тосса и швей­цар­ский ад­во­кат Бо­роди­на, один из луч­ших юрис­тов Швей­ца­рии, 71-лет­ний До­миник Пон­се.  Вер­нулся Бо­родин в свою ка­меру толь­ко на ис­хо­де дня, так и не по­лучив раз­ре­шения поз­во­нить семье.

Вмес­те со сво­ими тре­мя кол­ле­гами (все­го в Швей­ца­рии Бо­роди­на за­щища­ли че­тыре ад­во­ката) До­меник Пон­се прис­ту­пил к изу­чению 18 то­мов де­ла, нас­чи­тыва­юще­го бо­лее 7 ты­сяч лис­тов. По швей­цар­ским за­конам, ес­ли предъ­яв­ленные Бо­роди­ну об­ви­нения в со­вер­ше­нии прес­тупле­ния бу­дут до­каза­ны, ему гро­зит пять лет тюрь­мы. Но Пон­се, об­ща­ясь с жур­на­лис­та­ми, был по­лон оп­ти­миз­ма.

Об уди­витель­ной по­зиции Рос­сии выс­ка­зывал­ся в эти же дни и Бер­нар Бер­тосса: «Это, по­жалуй, пер­вый в ми­ровой прак­ти­ке слу­чай то­го, что влас­ти стра­ны, в ко­торой бы­ло со­вер­ше­но ос­новное прес­тупле­ние, со­вер­шенно в от­кры­тую и со всей яс­ностью за­яв­ля­ют о сво­ем от­ка­зе дей­ство­вать. Бы­ли слу­чаи, ког­да влас­ти, нап­ри­мер, аф­ри­кан­ской стра­ны прос­то ни­чего не де­лали, но здесь речь идет о чет­ком от­ка­зе. И та­ких пре­цеден­тов я не знаю».

Сос­то­яв­ше­еся уже че­рез день за­седа­ние же­нев­ской об­ви­нитель­ной па­латы на­поми­нало те­ат­раль­ное дей­ство.

Ес­ли До­меник Пон­се рас­ска­зывал о труд­ном детс­тве Пал Па­лыча, об ог­ромной ра­ботос­по­соб­ности, об ор­га­низа­тор­ском да­ре, ко­торый при­вел Бо­роди­на с пос­та мэ­ра Якут­ска в Мос­ков­ский Кремль, то Бер­тосса на­рисо­вал пор­трет карь­ерис­та и стя­жате­ля, на­чав­ше­го гра­бить Рос­сию еще в Якут­ске и про­дол­жавше­го за­нимать­ся этим с еще боль­шим раз­ма­хом в Мос­кве.

По сло­вам про­куро­ра, рос­сий­ские влас­ти мак­си­маль­но зат­рудни­ли де­ло, ес­ли во­об­ще не сде­лали его не­воз­можным. Од­на­ко «тот факт, что в Рос­сии не бы­ло воз­бужде­но де­ло, не оз­на­ча­ет, что бы­ло прес­тупле­ния», – под­чер­кнул он. Бер­тосса на­пом­нил, что на единс­твен­ном доп­ро­се в Ген­про­кура­туре Рос­сии Бо­родин ут­вер­ждал, что не име­ет за ру­бежом да­же ко­пей­ки. Меж­ду тем «у под­следс­твен­но­го бы­ло не ме­нее шес­ти сче­тов на его имя и на имя ком­па­ний, в ко­торых он был бе­нефи­ци­ари­ем», то есть фак­ти­чес­ки вла­дель­цем.

Не от­ли­чалась ори­гиналь­ностью и глав­ная ли­ния за­щиты. Стро­илась она на том, что рос­сий­ская Ген­про­кура­тура не наш­ла вес­ких до­каза­тель­ств кор­рупции в сдел­ках, со­вер­шенных Бо­роди­ным, и дав­но зак­ры­ла де­ло «Ма­бетек­са». А пос­коль­ку имен­но Рос­сия яко­бы пос­тра­дав­шая сто­рона, то без ее учас­тия до­казать ви­ну Бо­роди­на бу­дет прак­ти­чес­ки не­воз­можно.

Ре­шение же­нев­ско­го су­да ока­залось по-ев­ро­пей­ски де­мок­ра­тич­ным: он пос­та­новил прод­лить на три ме­сяца пред­ва­ритель­ное за­дер­жа­ние Гос­секре­таря Со­юза Рос­сии и Бе­лару­си Пав­ла Бо­роди­на, при этом ос­во­бодив его под за­лог в 5 мил­ли­онов швей­цар­ских фран­ков (око­ло 3 мил­ли­онов дол­ла­ров). Пал Па­лыч по­лучил воз­можность вер­нуть­ся в Рос­сию, но по пер­во­му же тре­бова­нию он дол­жен был пред­стать пе­ред сле­дова­телем для да­чи по­каза­ний.

По за­конам Швей­ца­рии за­лог дол­жен быть вне­сен в су­деб­ную кас­су толь­ко в де­неж­ной фор­ме – ак­ции, дра­гоцен­ности, ав­то­моби­ли, нед­ви­жимость вно­сить нель­зя. Суд пот­ре­бовал на­лич­ные. Ког­да Пал Па­лыч си­дел в брук­лин­ской тюрь­ме и за­щита пы­талась до­бить­ся его ос­во­бож­де­ния под за­лог в нес­коль­ко сот ты­сяч дол­ла­ров, речь шла о том, что эту сум­му со­берут его мно­гочис­ленные не­бед­ные друзья. Хо­тя очень ин­те­рес­но знать, ка­кие «друзья» оп­ла­чива­ли ус­лу­ги всех мно­гочис­ленных ад­во­катов Пал Па­лыча? Ведь один час ра­боты толь­ко од­но­го Ба­ри Кин­гхэ­ма сто­ит 800 дол­ла­ров.

Га­ран­том Бо­роди­на ста­ло го­сударс­тво, ко­торое не­мед­ленно да­ло ука­зание снять не­об­хо­димую сум­му со сче­тов Цю­рих­ско­го от­де­ления «Вне­шэко­ном­банка», пе­ревез­ти ее в Же­неву и оп­ла­тить за­лог.

Уз­нав, что день­ги на за­лог пой­дут фак­ти­чес­ки из кар­ма­на рос­сий­ско­го на­логоп­ла­тель­щи­ка, Бер­нар Бер­тосса не без сар­казма от­ме­тил, что «ес­ли на­род Рос­сии поз­во­ля­ет раз­гу­ливать на сво­боде тем, кто ле­зет ему в кар­ман и та­щит от­ту­да все, что ему по­пада­ет­ся под ру­ку, то что я мо­гу с этим по­делать? Этот на­род сам дол­жен про­тес­то­вать!»

Же­нев­ский про­курор Бер­нар Бер­тосса ре­шени­ем су­да был яв­но не­дово­лен, од­на­ко нас­тро­ение у не­го все рав­но бы­ло при­под­ня­тое: «Глав­ное – ему предъ­яв­ле­но об­ви­нение, – объ­явил он жур­на­лис­там, – Те­перь мы мо­жем его су­дить, да­же ес­ли он не явит­ся… в суд. Уже не­воз­можно от­ри­цать на­личие его че­тырех сче­тов в Швей­ца­рии и од­но­го сче­та на Ба­гамах, на ко­торые бы­ли по­луче­ны день­ги от «Ма­бетек­са» и «Мер­ка­ты». Нам ос­та­ет­ся лишь до­казать, что эти день­ги бы­ли взят­ка­ми, то есть что они по­луче­ны прес­тупным пу­тем».

* * *

Пе­рено­чевав в пос­то­ян­ном пред­ста­витель­стве Рос­сии при же­нев­ском от­де­лении О­ОН, уже на сле­ду­ющий день Бо­родин вы­летел в Мос­кву.

Встре­чать Пал Па­лыча в Ше­реметь­ево-2 съ­еха­лось ог­ромное ко­личес­тво лю­дей. Их бы­ло так мно­го, что для ох­ра­ны фи­зичес­ко­го и ду­шев­но­го спо­кой­ствия гос­секре­таря приш­лось выз­вать ОМОН. Та­ким рас­те­рян­ным и грус­тным Бо­родин, на­вер­ное, еще не выг­ля­дел ни­ког­да. По­дой­дя к прес­се, он на­чал дро­жащим го­лосом го­ворить. Пе­ри­оди­чес­ки в его гла­зах блес­те­ли сле­зы. Речь его бы­ла ко­рот­кой, ни­каких «фир­менных» шу­ток. На­чал Пал Па­лыч с бла­годар­ности «нас­то­яще­му му­жику Пу­тину», плав­но пе­решел к Лу­кашен­ко и за­чем-то к Пат­ри­ар­ху Всея Ру­си Алек­сию, прис­лавше­му ему в тюрь­му икон­ку.

За­кан­чи­валась вся эта че­реда бла­годар­ностей за по­мощь в ос­во­бож­де­нии из ино­зем­но­го узи­лища уве­рени­ем, что он как был, так и ос­тался дос­той­ным граж­да­нином Рос­сии. Не от­ве­тив ни на один воп­рос де­сят­ков под­жи­дав­ших его жур­на­лис­тов, Пал Па­лыч быс­тро про­шел к при­пар­ко­ван­но­му пря­мо у две­рей ог­ромно­му «мер­се­десу» и под блеск ми­галок и вой си­рен ис­чез в ве­чер­ней мгле.

Семья взяла с Палыча слово, что он будет молчать. Тем более, что обворовывалась Россия, а не Швейцария. На том и порешили.

К чес­ти Пал Па­лыча, сло­во он свое сдер­жал. Че­тыре или пять раз он, как на ра­боту, при­ез­жал в Же­неву по вы­зовам сле­дова­теля Да­ни­эля Де­во.

6 ок­тября сле­дова­тель Да­ни­эль Де­во объ­явил, что он за­вер­шил рас­сле­дова­ние де­ла Пав­ла Бо­роди­на и пе­редал его в про­кура­туру кан­то­на Же­нева. Как гла­сит его ре­зюме, гос­секре­тарь Со­юза Рос­сии и Бе­лару­си вмес­те с вла­дель­цем фир­мы «Ма­бетекс» Бед­же­том Па­кол­ли, дву­мя бан­ков­ски­ми ра­бот­ни­ками и ад­во­катом из Же­невы об­ви­ня­ют­ся в от­мы­вании поч­ти 30 мил­ли­онов дол­ла­ров и учас­тии в прес­тупной груп­пе. Прес­тупная груп­па – это, по мне­нию следс­твия, са­ми об­ви­ня­емые. А 30 мил­ли­онов – те день­ги, ко­торые Па­вел Бо­родин по­лучил от ком­па­ний «Ма­бетекс» и «Мер­ка­та Трей­динг» за зак­лю­чение с ни­ми кон­трак­тов на рес­тавра­цию Крем­ля и пе­ре­ос­на­щение пре­зидент­ско­го са­моле­та. Те­перь к де­таль­но­му оз­на­ком­ле­нию с де­лом Бо­роди­на прис­ту­пил про­курор Бер­нар Бер­тосса. Ему бы­ли пе­реда­ны все 210 то­мов де­ла, ко­торые пос­ле изу­чения он дол­жен пе­редать в Же­нев­ский суд.

За­вер­ши­лось же швей­цар­ское де­ло Пав­ла Бо­роди­на не­ожи­дан­но, но впол­не за­коно­мер­но. Слу­чилось это поз­дним ве­чером 4 мар­та 2001 го­да. Же­нев­ская юс­ти­ция приз­на­ла его ви­нов­ным в от­мы­вании де­нег, по­лучен­ных не­закон­ным пу­тем, и наз­на­чила в ви­де на­каза­ния штраф в раз­ме­ре 300 ты­сяч швей­цар­ских фран­ков (око­ло 180 ты­сяч дол­ла­ров). Ре­шение это бы­ло при­нято не­пос­редс­твен­но про­куро­ром кан­то­на Же­нева Бер­на­ром Бер­тоссой. Осо­бо на­до под­чер­кнуть, что оно пол­ностью со­от­ветс­тву­ет уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­му за­коно­датель­ству Же­невы и час­то встре­ча­ет­ся в прак­ти­ке дел по от­мы­ванию де­нег.

Ко­неч­но, фи­нал был не сов­сем та­ким, ка­кого все ожи­дали, но ре­зуль­тат ока­зал­ся близ­ким к прог­но­зам.

По­чему де­ло за­вер­ши­лось имен­но так, а не как ож­да­ли все – по ре­зуль­та­там су­да? Бер­тосса объ­яс­нил свое ре­шение: «Прек­ра­щение рас­сле­дова­ния не оз­на­ча­ет по­раже­ния об­ви­нения. Я был го­тов пред­став­лять ин­те­ресы про­кура­туры в су­де. Од­новре­мен­но я вы­соко оце­ниваю ра­боту, про­делан­ную сле­дова­телем Да­ни­элем Де­во. Ему, к со­жале­нию, приш­лось стол­кнуть­ся с неп­ре­одо­лимы­ми пре­пятс­тви­ями, свя­зан­ны­ми преж­де все­го с по­меха­ми, ко­торые чи­нили влас­ти Рос­сии. К то­му же за­щита пы­талась за­тянуть де­ло, тре­буя вы­зова бес­ко­неч­ной че­реды рос­сий­ских офи­ци­аль­ных лиц, а так­же пер­сон, скры­ва­ющих­ся от пра­восу­дия. Еще раз под­чер­кну, мы не мо­жем до­бить­ся осуж­де­ния толь­ко за от­мы­вание де­нег, со­вер­шенное в Швей­ца­рии, ес­ли в его ос­но­ве ле­жат прес­тупле­ния, со­вер­шенные в Рос­сии».

Но, ду­маю, бы­ло на то и еще нес­коль­ко при­чин. Во-пер­вых, 20 ап­ре­ля Бер­тосса дол­жен был сло­жить свои пол­но­мочия и хо­тел, ве­ро­ят­но, до­вес­ти гром­кое де­ло до ло­гичес­ко­го кон­ца, «под­чистив» пе­ред ухо­дом все свои «дол­ги». Во-вто­рых, штраф все рав­но выг­ля­дел как на­ибо­лее ве­ро­ят­ное на­каза­ние Бо­роди­на в слу­чае су­да. И, на­конец, ес­ли бы суд оп­равдал Бо­роди­на, он по­лучал бы пра­во и воз­можность тре­бовать от су­да со­лид­ную ком­пенса­цию за все дни сво­его тю­рем­но­го си­дения, по­дор­ванное здо­ровье и «мо­раль­ные из­дер­жки». Те­перь же, ес­ли Бо­родин не рис­кнет ос­по­рить ре­шение про­кура­туры в те­чение двух не­дель, та­кой воз­можнос­ти у не­го не бу­дет. Но про­тест бу­дет рас­смат­ри­вать­ся уже в су­деб­ной ин­стан­ции – де­ло рис­ко­ван­ное и на­поми­на­ет иг­ру «ва-банк», ко­торую ад­во­каты не лю­бят. Суд мо­жет, ко­неч­но, от­ме­нить пос­та­нов­ле­ние про­куро­ра, но мо­жет не толь­ко ос­та­вить его без из­ме­нения, но и «под­нять план­ку», до­бавив ус­ловный срок. При­чем но­вое следс­твие мо­жет за­тянуть­ся еще на нес­коль­ко лет, и три мил­ли­она дол­ла­ров за­лога прак­ти­чес­ки за­вис­нут…

Па­вел Бо­родин и его ад­во­каты рис­ко­вать не ста­ли. Про­тес­та не пос­ле­дова­ло.

Юрий Скуратов

 

Веб-мани: R477152675762