«Рашенгейт» — огромный скандал с предсказуемыми последствиями.

Юрий Скуратов

Огромный публичный скандал на­чал­ся он при­мер­но в кон­це и­юля 1999 го­да и по­лучил наз­ва­ние «Ра­шен­гейт». «Ра­шен­гейт» на­нес чувс­тви­тель­ный удар по рос­сий­ско­му прес­ти­жу, так как имел не­пос­редс­твен­ное от­но­шение к ря­ду гром­ких уго­лов­ных дел. В пе­речень дел, зат­ро­нутых но­вым скан­да­лом, вош­ло рас­сле­дова­ние де­ятель­нос­ти рос­сий­ских чи­нов­ни­ков на рын­ке ГКО, ма­хина­ции с день­га­ми фир­мы «Ан­да­ва» – «А­эроф­лот» (сю­да же при­мыка­ет швей­цар­ская фир­ма «Фо­рюс»), сом­ни­тель­ные опе­рации с кре­дита­ми МВФ, де­ло «Сиб­нефти» и так да­лее. Пик же «Ра­шен­гей­та» при­шел­ся на «Bank of New York» и скан­даль­ную ис­то­рию, свя­зан­ную с от­мы­вани­ем че­рез этот банк «гряз­ных» рос­сий­ских де­нег.

* * *

Пер­вые дан­ные о воз­можной утеч­ке де­нег из Рос­сии в США приш­ли, как ни стран­но, из Ве­ликоб­ри­тании. Еще в се­реди­не 1990-х го­дов бри­тан­ские влас­ти по­лучи­ли ин­те­рес­ную ин­форма­цию: не­боль­шой банк, рас­по­ложен­ный на оф­шорном ос­тро­ве Джер­си в Ла-Ман­ше, со­об­щил, что на один из его сче­тов пос­ту­пила круп­ная сум­ма. К ог­ромно­му удив­ле­нию по­лиции, на­чав­шей пре­вен­тивное рас­сле­дова­ние, это ока­залась часть од­но­го из зай­мов, вы­делен­но­го Рос­сии Меж­ду­народ­ным ва­лют­ным фон­дом. Аме­рикан­ские эк­спер­ты ут­вер­жда­ют, что из 20 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, по­лучен­ных Рос­си­ей с 1992 го­да, как ми­нимум де­сять про­цен­тов бы­ли пе­реве­дены за ру­беж. Боль­шинс­тво этой сум­мы про­веде­но че­рез сче­та «Bank of New York».

Пос­коль­ку имен­но Ген­про­кура­тура дер­жа­ла ру­ку на пуль­се рос­сий­ско­го рас­сле­дова­ния «Ра­шен­ге­ита», во­лею судь­бы я ока­зал­ся «пол­ноправ­ным» учас­тни­ком  и этих со­бытий. В те дни «Ра­шен­гей­том» ин­те­ресо­вал­ся весь мир.

Что лежало в основе скандала? На­ибо­лее ве­ро­ят­ная вер­сия – по­лити­чес­кая. При­чем, кор­ни ее на­ходят­ся не в Рос­сии, а в Аме­рике. Рос­сия ста­ла лишь не­ким плац­дармом, кус­ком зем­ли, вок­руг ко­торо­го раз­верну­лась борь­ба – борь­ба ин­те­ресов, по­лити­чес­ких прис­трас­тий, борь­ба групп, пре­тен­ду­ющих на власть в Рос­сии и в Со­еди­нен­ных Шта­тах.

Сог­ласно этой вер­сии, вид­ные де­яте­ли оп­по­зици­он­ной рес­публи­кан­ской пар­тии выс­ту­пили про­тив Клин­то­на, Го­ра и дру­гих, кто пра­вил тог­да в США. Соб­рав во­еди­но все при­меры не­удач­но­го сот­рудни­чес­тва Шта­тов с Рос­си­ей, с ре­жимом Ель­ци­на, при­меры кор­рупции и во­ровс­тва, оп­по­зици­оне­ры ри­нулись в ата­ку на де­мок­ра­тов. Это бы­ла в те дни очень вы­год­ная кар­та в пред­вы­бор­ной борь­бе. По­это­му все то, на что рань­ше в Ев­ро­пе и в Аме­рике ста­ратель­но зак­ры­вали гла­за, всплы­ло на по­вер­хность.

Вто­рая вер­сия свя­зана с «Ма­бетек­сом», пос­коль­ку ис­точни­ком, ка­тали­зато­ром, рас­крут­чи­ком в дан­ном слу­чае мог­ла стать про­кура­тура Швей­ца­рии. Уви­дев бес­по­мощ­ность сво­их рос­сий­ских кол­лег, их бо­язнь и не­жела­ние бо­роть­ся с «силь­ны­ми ми­ра се­го», за­сев­ши­ми на крем­лев­ском хол­ме, про­кура­тура Швей­ца­рии, что­бы прив­лечь к этой проб­ле­ме вни­мание об­щес­твен­ности, пе­реда­ла в га­зеты до­кумен­ты, с ко­торых и на­чал­ся весь шум.

Третья вер­сия – Фи­липп Ту­ровер. Он дол­го мол­чал, ни­чего не го­ворил, по­том, в це­лях бе­зопас­ности, ис­чез и из-за гра­ницы на­чал с пу­га­ющей от­кро­вен­ностью рас­ска­зывать о том, что тво­рит­ся в ко­ридо­рах рос­сий­ской влас­ти.

 

В США на эту те­му был да­же сде­лан спе­ци­аль­ный док­лад. Вы­вод из это­го док­ла­да для Рос­сии прос­то убий­ствен­ный: из им­пе­рии зла мы прев­ра­тились в са­мую кор­румпи­рован­ную стра­ну ми­ра. Кор­рупция у нас дей­стви­тель­но разъ­ела ис­полни­тель­ную власть ед­ва ли не це­ликом, про­ник­ла на са­мый верх, под­мя­ла под се­бя и ок­ру­жение пре­зиден­та, и мно­гих чле­нов пра­витель­ства.

В док­ла­де спра­вед­ли­во от­ме­чалось, что за го­ды прав­ле­ния Ель­ци­на не толь­ко не бы­ло соз­да­но пра­вовое го­сударс­тво, не бы­ло соз­да­но да­же нор­маль­ных пра­во­ох­ра­нитель­ных ор­га­нов. Все обе­щания по этой час­ти, ко­торые Бо­рис Ель­цин да­вал сво­им друзь­ям – дру­гу Бил­лу, дру­гу Гель­му­ту, дру­гу Рю, – ока­зались не­выпол­ненны­ми.

В чем осо­бен­ность раз­вернув­ше­гося скан­да­ла? Во-пер­вых, Кремль сам дал для не­го по­вод. А опу­тав­шая его с вер­ху до ни­зу кор­рупция ста­ла глав­ной дви­жущей си­лой «Ра­шен­гей­та». Во-вто­рых, прес­ле­дова­ние Ге­нераль­но­го про­куро­ра по­лучи­ло край­не не­гатив­ную оцен­ку на За­паде. И де­ло тут сов­сем не во мне, а в дол­жнос­ти, ко­торую я за­нимал. Плен­ка, ко­неч­но, то­же прив­лекла вни­мание, ее с ин­те­ресом прос­мотре­ли и че­рез па­ру дней за­были: сос­тря­пать и не та­кое мож­но. Но ос­тался воп­рос, из-за ко­торо­го, собс­твен­но, эта плен­ка и по­яви­лась – как быть с кор­рупци­ей? Кор­румпи­рован­ный Кремль и прес­ле­ду­емая им про­кура­тура – как быть с этим?

Слиш­ком уж мно­го оби­та­ющих на крем­лев­ском хол­ме лиц ока­зались за­мешан­ны­ми в «Ра­шен­гей­те». Преж­де все­го – пре­зидент­ская семья. Сам пре­зидент, его до­чери Тать­яна и Еле­на, поз­днее всплыл Алек­сей Дь­ячен­ко – Тать­янин муж, сей­час уже быв­ший. Ес­тес­твен­но – чле­ны «семьи»: Бе­резов­ский – фи­гура край­не оди­оз­ная для За­пада; тог­дашний гла­ва пре­зидент­ской ад­ми­нис­тра­ции Во­лошин, про­ходя­щий к то­му вре­мени сви­дете­лем уже по двум «мо­шен­ни­чес­ким» уго­лов­ным де­лам; Аб­ра­мович, «зас­ту­кан­ный» на кри­миналь­ных сдел­ках с нефтью; при­час­тный к от­мы­ванию на За­паде гряз­ных де­нег Ма­мут…

В выс­шем ру­ководс­тве Крем­ля, и в ок­ру­жении пре­зиден­та прак­ти­чес­ки не ос­та­лось лю­дей с чис­ты­ми ру­ками.

Ав­то­ритет Рос­сии упал ни­же не­куда.  Это при­вело к силь­ней­ше­му от­то­ку ин­вести­ций из Рос­сии. На­ши биз­несме­ны – сплошь, без ис­клю­чения – ста­ли вос­при­нимать­ся за ру­бежом как прес­тупни­ки, от­мы­ва­ющие гряз­ные день­ги. Со­от­ветс­твен­но, бо­гатый За­пад, Аме­рика все ча­ще и ча­ще на­чали за­давать воп­рос: а нуж­но ли де­лать ин­вести­ции в кри­миналь­ную, кор­румпи­рован­ную эко­номи­ку?

Боль­ше всех по­чувс­тво­вали се­бя ущем­ленны­ми аме­рикан­цы: как же так, мы да­ем им день­ги, по­лага­ем, что на подъ­ем эко­номи­ки. А стра­на жи­вет все ху­же и ху­же, эко­номи­ка все сла­бее и сла­бее, пос­коль­ку все, что мы ни да­ем, ока­зыва­ет­ся в чи­нов­ничь­ем кар­ма­не, на пер­со­наль­ных сче­тах лю­дей, мно­гим из ко­торых стыд­но да­же ру­ку по­давать.

Имен­но в раз­гар «Ра­шен­гей­та» осо­бен­но рез­ко встал воп­рос о воз­вра­те во­рован­ных ли­бо не­закон­но вы­везен­ных де­нег об­ратно в Рос­сию. Как ни стран­но, это­го хо­тели мно­гие стра­ны ми­ра, но, как вы­яс­ни­лось, в этом сов­сем не бы­ли за­ин­те­ресо­ваны крем­лев­ские не­божи­тели – ни пре­зидент Ель­цин, ни, что ес­тес­твен­но, чи­нов­ные вла­дель­цы мно­гомил­ли­он­ных ва­лют­ных сче­тов, па­лец о па­лец не уда­рив­шие, что­бы вер­нуть день­ги на ро­дину.

* * *

Ле­том 1999 го­да я по­лучил приг­ла­шение из Аме­рики от гос­по­дина Джей­мса Ли­ча, пред­се­дате­ля бан­ков­ско­го ко­мите­та па­латы пред­ста­вите­лей кон­грес­са США и стал го­товить­ся к по­ез­дке. Мне пред­ло­жили сде­лать в кон­грес­се док­лад о рос­сий­ской кор­рупции. Су­дя по за­ин­те­ресо­ван­ности, с ко­торой гос­по­дин Лич вел со мной пе­рего­воры, я по­нял: в кон­грес­се США хо­тят, что­бы день­ги Рос­сии вер­ну­лись до­мой. В кон­грес­се США  по­няли, что без их по­мощи рос­сий­ской про­кура­туре сде­лать это очень труд­но: на­ши чи­нов­ни­ки, ис­поль­зуя лю­бые воз­можнос­ти, бу­дут пы­тать­ся спас­ти на­воро­ван­ные день­ги, ста­вить на каж­дом ша­гу барь­еры.

Что­бы на мес­те ра­зоб­рать­ся, сколь глу­боко кор­рупция разъ­ела на­ше об­щес­тво, в Рос­сию вско­ре при­еха­ла груп­па кон­грессме­нов во гла­ве с вид­ным по­лити­ком Кур­том Вэл­до­мом. Я встре­тил­ся с ни­ми и рас­ска­зал все как есть, без прик­рас, но од­новре­мен­но ста­рал­ся, что­бы они не де­лали сов­сем уж край­них, неп­ригляд­ных для Рос­сии вы­водов. Кор­румпи­рован­ной мо­жет быть толь­ко вер­хушка, нес­коль­ко ты­сяч, но не весь на­род – это бы­ла ос­новная мысль, ко­торую я ста­рал­ся вну­шить им.

Аме­рикан­цы у­еха­ли из Рос­сии пот­ря­сен­ны­ми – они по­няли, что у нас нет, а точ­нее, не ос­та­лось не­зави­симой уго­лов­ной юс­ти­ции, что все на­ходит­ся под кон­тро­лем Крем­ля или оли­гар­хов.

Вско­ре в Шта­ты от­пра­вилась спе­ци­аль­ная груп­па из Рос­сии во гла­ве с тог­дашним за­мес­ти­телем ди­рек­то­ра ФСБ Ива­новым, от про­кура­туры в груп­пу вхо­дил Ми­на­ев. Целью по­ез­дки бы­ло поз­на­комить­ся с ма­тери­ала­ми о кор­рупции, ко­торые име­лись в США, мо­жет быть, да­же что-то при­вез­ти до­мой. Но груп­па вер­ну­лась ни с чем – ма­тери­алы она не по­лучи­ла. Аме­рикан­цы пе­рес­та­ли до­верять нам. У них не бы­ло ни­какой уве­рен­ности, что, к при­меру, ми­нистр внут­ренних дел Ру­шай­ло, по­лучив ма­тери­алы, не пе­редаст их тут же Бе­резов­ско­му или Аб­ра­мови­чу.

Мно­го поз­днее мне на гла­за по­палось выс­ка­зыва­ние про­куро­ра кан­то­на Же­нева Бер­на­ра Бер­тосса: «У кор­рупци­оне­ров не воз­никло ни­каких проб­лем с рос­сий­ским пра­восу­ди­ем. У нас сло­жилось мне­ние, что за пуб­личны­ми за­яв­ле­ни­ями о го­тов­ности к сот­рудни­чес­тву нет ни­како­го же­лания вза­имо­дей­ство­вать в про­веде­нии рас­сле­дова­ния, все бли­же и бли­же под­би­ра­юще­гося к са­мой вер­хушке рос­сий­ской по­лити­чес­кой влас­ти». 

Чем же за­вер­шился «Ра­шен­гейт»? То­мас Реньи, гла­ва «Bank of New York», выс­ту­пил в аме­рикан­ском кон­грес­се с разъ­яс­не­ни­ями по де­лу об от­мы­вании рос­сий­ских де­нег. У Лю­си Эд­варде и На­тальи Гур­финкель-Ко­галов­скои бы­ли про­из­ве­дены обыс­ки и им предъ­яв­ле­ны об­ви­нения. Об­ви­нения бы­ли предъ­яв­ле­ны так­же Пи­теру Бер­ли­ну и Свет­ла­не Куд­рявце­вой – еще од­ной на­шей со­оте­чес­твен­ни­це, слу­жащей вос­точно­ев­ро­пей­ско­го фи­ли­ала «Bank of New York». Прак­ти­чес­ки все они ли­шились сво­их на­сижен­ных пос­тов. Но, как со­об­ща­ет га­зета «Вер­сия», в но­яб­ре 1999 го­да во вре­мя од­но­го при­ема в не­ком мос­ков­ском оте­ле сос­то­ялась встре­ча меж­ду бан­ки­рами, рос­сий­ски­ми чи­нов­ни­ками и кли­ен­та­ми «Bank of New York». Пос­ледний пред­став­ля­ли уже зна­комый нам Боб Клайн и один из ве­дущих ме­нед­же­ров Де­пар­та­мен­та Вос­точной Ев­ро­пы бан­ка Сер­гей Ко­тов. Оба бан­ки­ра пос­та­рались мак­си­маль­но смяг­чить скан­дал, ра­зыг­равший­ся в прес­се по по­воду от­мы­вания де­нег в «Bank of New York» и уве­рили при­сутс­тву­ющих, что от­сле­дить дви­жение средств че­рез но­вей­шую элек­трон­ную сис­те­му бан­ка под наз­ва­ни­ем «Micro/Ca$h-Register» прак­ти­чес­ки не­воз­можно.

Вот и по­луча­ет­ся, что и скан­да­ла, вро­де бы, как и не бы­ло. А день­ги как от­мы­вались, так и про­дол­жа­ют от­мы­вать­ся. Толь­ко де­лать это ста­ли еще бо­лее изощ­ренно, еще не­замет­нее

 

Веб-мани: R477152675762