«Санька-облигация» — надежный продавец добра российского

Юрий Скуратов

Как писали многие газеты, Александр Волошин – человек почти без биографии. Родился он в Москве и в детстве слыл то ли хулиганом, то ли клоуном и фигляром. Известна история, как Саша Волошин, поспорив с друзьями на 10 копеек, проехался в метро босым. Женился очень рано, в 18 лет, сразу после окончания школы. Жил бедно, в коммунальной квартире, и на этой почве в итоге с первой женой развелся. Институтские сокурсники Сани вспоминают, как он однажды сокрушался, опустив по ошибке в разменный автомат в метро полтинник вместо двадцати копеек…

В общем, ничего особенного. Обычная биография обычного человека. Тем не менее о прошлом экс-шефа президентской администрации Александра Волошина уже сложено немало легенд. Его называют «кошельком» «кошелька» президентской семьи Бориса Березовского, близко связанным с криминальными элементами Отари Квантришвили и Япончиком, пособником чеченских боевиков, с которыми он якобы тайно встречался на Лазурном берегу Франции аккурат перед басаевским вторжением в Дагестан… Правда ли это?

Окончив Московский институт инженеров транспорта, Волошин с 1978 по 1983 год доблестно трудился в качестве помощника машиниста электровоза, параллельно возглавляя ячейку ВЛКСМ на станции «Москва-Сортировочная». С 1986 по 1992 год работал в отделе конъюнктуры во Всесоюзном научно-исследовательском конъюнктурном институте (ВНИКИ). Тогда же, будучи государственным служащим, он начал оказывать различным организациям информационное содействие в экспорте автомобильной продукции. Конечно же, на коммерческой основе. Тогда-то Александр Стальевич и познакомился с главой автомобильного альянса «АВВА» Борисом Абрамовичем Березовским, став впоследствии его близким партнером по бизнесу.

После сближения с Березовским карьера бывшего помощника машиниста взметнулась ввысь, как сверхзвуковой самолет: в ноябре 1997 года Волошин был назначен помощником руководителя Администрации президента Юмашева по экономическим вопросам. 12 сентября 1998 года он становится заместителем руководителя кремлевской администрации и вскоре занимает пост главы этого ведомства. Мечта сбылась – он вошел в главную «семью» России на правах одного из лидеров.

Александр Стальевич Волошин никогда не играл первую скрипку.  Он всегда помогал в этом многотрудном деле другим, оставаясь в тени.

В 1991 году Волошин учреждает АО со странной аббревиатурой «АКМ» («Анализ, консультации и маркетинг») и на паях с ассоциацией «XXI век», возглавляемой «крестным отцом» московской мафии Отари Квантришвили, создает внешнеэкономическую ассоциацию «Интер-Экочернобыль».

«Интер-Экочернобыль» в 1992 году оказалась замешанной в скандале с контрабандой греческого бренди и редкоземельных металлов, а руководители ассоциации разыскивались Интерполом. Этот эпизод в жизни Волошина популярный интернет-сайт flb.ru называет «детским лепетом». На самом деле он стал ключевым в дальнейшей карьере Александра Стальевича. Вытащив Волошина из «уголовки», Березовский в дальнейшем использовал его в своих финансовых схемах для выполнения самой грязной работы. С легкой руки Березовского  в феврале 1993 года Волошин возглавил одновременно четыре инвестиционные фирмы, три из которых – «Олимп», «Престиж» и «Элит» – представляли собой чековые инвестиционные фонды, действующие по принципу: «Народ, отдай нам свои ваучеры, и тебе за это ничего не будет!». Они по дешевке скупали у населения чубайсовские ваучеры и выкупали на них целые сектора реальной постсоветской экономики. А четвертая – «Авто-инвест» – фирма по проведению операций на финансовом рынке.

Примечательно, что все четыре фирмы были зарегистрированы в один день, 23 февраля 1993 года, и являлись стопроцентными «дочками» «ЛогоВАЗа», принадлежавшего Березовскому. Уже тогда мудрый Борис Абрамыч через учредительные узы своих компаний строго контролировал еще молодого Волошина.

К 1994 году Александра Стальевича уже не волновали копеечные проблемы. В это время стали активно рассыпаться инвестиционные компании, функционировавшие на отъеме денег у населения под липовые обещания всяческих благ: бешеных процентов, дармовых машин и прочее. Среди пошатнувшихся структур бесспорным лидером был банк «Чара». Надо было спасать ситуацию, и Александр Стальевич начал активно помогать своему «патрону» Березовскому вытаскивать «живые» деньги из «Чары», меняя их на никому уже не нужные акции березовского концерна «АВВА». Всего за 1994 год «Чара» купила у «АВВА» акций на сумму более 5,5 миллиона долларов США. Посредником в сделках выступала фирма «Эста Корп.», возглавляемая Волошиным. Таким образом, оказались целы и овцы (деньги «Чары» благополучно ушли со счетов, минуя вкладчиков), и волки (БАБ обменял «фантики» своего альянса на полноценные доллары вкладчиков «Чары»).

Фактически вкладчики банка «Чара» были обмануты дважды – сначала теми, кто собирал с них деньги под обещания баснословных дивидендов, а потом Волошиным и Березовским, которые и состригли с них купоны.

«Своевременное» самоубийство президента «Чары» Владимира Рачука спасло Волошина от многих проблем.

Бывший глава президентской администрации «засветился» не только в скандалах с «Чарой» и «дочками» БАБа – его след был замечен и в других, не менее хитроумных комбинациях. Так, 30 ноября 1994 года Волошиным от имени возглавляемой им фирмы «Эста Корп.» был заключен договор с банком «Кредит-Москва» на приобретение облигации внутреннего валютного госзайма на сумму 48 550 долларов, хотя номинальная ее стоимость составляла 100 тысяч. Проблема заключалась в том, что официально эту ценную бумагу банк реализовать не мог, поскольку фактически она принадлежала ТОО «Агропромсервис» и на нее в ходе расследования уголовного дела был наложен арест как на имущество обманутых вкладчиков «Агропромсервиса». Однако вкладчикам это имущество, приобретенное Волошиным, так и не досталось. В итоге 374 россиянина остались без денег, а к Волошину с тех пор приклеилась обидная кличка  "Санька-облигация".

В 1995 году Волошин выходит на принципиально новый уровень – становится одним из организаторов, а затем и президентом «Федеральной фондовой корпорации» («ФФК»). Эта структура была учреждена при Российском фонде федерального имущества (РФФИ) и стала генеральным агентом фонда по проведению денежных аукционов. Проще говоря, «ФФК» под чутким руководством Волошина занималась распродажей государственного имущества. Заняв пост вице-президента, а затем и президента «ФФК», Волошин получил неограниченный доступ к информации о готовящихся имущественных торгах, о российском рынке ценных бумаг и биржевых сделках. В состав учредителей волошинской структуры вошли его фирма «АКМ» и «Автомобильный всероссийский альянс» Березовского. Основным направлением работы «ФФК» стала реальная помощь Борису Березовскому и Роману Абрамовичу в приобретении нынешней кормилицы «семьи» – компании «Сибнефть». История ее «захвата» командой Березовского хорошо известна. Добавлю лишь, что общее руководство этой спецоперацией осуществлял лично Волошин.

Ущерб государству, как потом подсчитала Счетная палата РФ, в ходе приватизации «Сибнефти» был нанесен колоссальный, то есть госбюджет недополучил сотни миллионов долларов, а мощный источник валютных поступлений в казну перешел за бесценок в частные руки.

По поводу этой аферы в своем отчете о проверке законности проведения аукционов по продаже акций «Сибнефти» сотрудники Счетной палаты записали: «Все три конкурса, организацией которых занимался непосредственно Волошин, были проведены с нарушениями действующего законодательства. Члены конкурсной комиссии, фактически – «ФФК», представлявшие интересы государства, явно действовали в пользу участников конкурса – фирм, контролируемых Б. Березовским и Р. Абрамовичем… Все это позволило Березовскому и Абрамовичу незаконно получить 85 % акций «Сибнефти», нанеся тем самым крупный ущерб федеральному бюджету».

Но это был не единственный «подвиг» волошинской «ФФК».  Волошина никогда не интересовали источники происхождения средств приватизаторов, на которые скупались самые лакомые куски федеральной собственности. Были ли это деньги пресловутой «русской мафии», колумбийских наркокартелей, японских якудза или еще чьи-либо – устроителей конкурсов не волновало.

Счетной палатой и другими проверяющими органами были выявлены и другие многочисленные злоупотребления со стороны Александра Волошина при проведении аукционов в период 1995–1997 годов. Было установлено, что «Федеральная фондовая корпорация» и ее агенты участвовали в проведении 61 специализированного аукциона на общую сумму 8 триллионов 728 миллиардов 955 миллионов неденоминированных рублей; из них вознаграждение волошинской структуры составило 418 миллиардов 989 миллионов рублей, или около 83 миллионов американских долларов. «Федеральная фондовая корпорация» под руководством Александра Волошина, мягко говоря, «увела» из государственного бюджета за три года 55 миллионов долларов себе в карман.

Кроме этого руководимая Александром Стальевичем «ФФК» умудрялась также неоднократно умышленно занижать цены на акции государственных предприятий, что, по мнению ревизоров из Счетной палаты, привело к потере российским бюджетом еще 23 миллионов долларов. Причем это данные только по десяти проверенным аукционам! А ведь среди крупных сделок, организованных «ФФК», продажа пакетов акций «ЛУКОЙЛа», «Востсибугля», Саянского алюминиевого завода, «Северстали», ТНК, РАО «Газпром», РАО «ЕЭС» и других гигантов российской промышленности.

Способности финансиста-приватизатора Волошина были по достоинству оценены в Кремле. В бытность руководителем президентской администрации Валентин Юмашев как-то пожаловался Березовскому на то, что зашивается и что нужно бы ему подыскать толкового и работоспособного помощника. БАБ мгновенно предложил в замы Юмашеву проверенного в боях за «Сибнефть» Александра Волошина. И в ноябре 1997 года тот был назначен помощником руководителя Администрации президента РФ по экономическим вопросам.

Спустя год, сразу после августовского кризиса 1998 года, Александр Стальевич из помощников был произведен в замы Юмашева и стал курировать все экономические вопросы кремлевской администрации.  В этом качестве он получил прямой доступ к Борису Ельцину, который, учитывая твердую пропрезидентскую позицию Волошина, продвигает его на пост главы кремлевской администрации.

Однако «первый блин» в новом качестве оказался комом, и косвенной причиной тому стал я, Юрий Скуратов. Весной 1999 года федеральная власть валялась в грязи. Над Ельциным нависла угроза импичмента, шансы Примакова на президентство ни у кого не вызывали сомнений, а региональные бароны потирали руки в предвкушении глобального передела. Вопрос отставки Скуратова был для «семьи» вопросом жизни и смерти. Накануне второго голосования по этому вопросу в Совете Федерации Президент пообещал регионам законодательно закрепить их право самостоятельного выхода на мировой финансовый рынок. Фактически это означало согласие Ельцина на конфедерацию и последующий развал России. Но сенаторы все равно проголосовали против отставки Генпрокурора, чему в немалой степени способствовало провальное выступление Волошина. Неопытный в публичной политике Волошин направился в Совет Федерации и лично выступил перед сенаторами с обоснованием смещения с поста генпрокурора Юрия Скуратова. Реакция членов верхней палаты на «новичка» была резко негативной, а голосование – «проскуратовским». Волошинское «беканье-меканье» было столь жалким, что чиновники президентской администрации были уверены: уже к утру Борис Николаевич подыщет им шефа посолиднее. Волошин «сбежал» с трибуны Совета Федерации, по сути так и не ответив на вопросы сенаторов. Губернаторы проголосовали тогда против моей отставки.

Вернувшись от сенаторов, Волошин собрал журналистов и стал рассказывать, какие жуткие неприятности ожидают Премьер-министра Примакова, мэра Москвы Лужкова и спикера Совета Федерации Егора Строева, помешавших Волошину уволить Генпрокурора. Заместители Александра Стальевича схватились за голову: что он несет?! «Явление Волошина народу» произошло 21 апреля 1999 года. На следующий день практически все газеты вышли с предсказанием скорой отставки главы кремлевской администрации. Отставка состоялась в тот же день. Однако уволен был не Волошин, а начальник Главного государственного правового управления Президента Руслан Орехов.

То, что произошло в ближайшее после этих событий время, наверное, можно назвать стечением обстоятельств: неожиданно был уволен премьер Примаков, в Государственной думе провалилось голосование по импичменту Ельцина, а новым премьером стал Сергей Степашин. Но все эти «подвиги» пресса единогласно приписала Волошину – заикающийся господин моментально превратился в героя. Не глава администрации, а Бэтмен какой-то…». Ко всему этому могу лишь добавить, что мстительный по натуре Волошин не смог стерпеть свое унижение в Совете Федерации, и оно аукнулось сенаторам очень скоро: уже в следующем году Александр Стальевич сыграл одну из ведущих ролей в реформе, уничтожившей Совет Федерации как губернаторский клуб.

Пока Волошин был в Администрации президента, он не только получал возможность преумножить свои капиталы – он был абсолютно защищен от любых неприятностей со стороны, практически неприкасаем и неуязвим. Олег Лурье уже не раз интересовался у Владимира Путина: за что же он так любит человека по имени Александр Волошин? «Молчал Путин, и когда я рассказывал и доказывал, что Волошин украл пять с половиной миллионов долларов у вкладчиков банка «Чара», переправив их своему тогдашнему шефу Березовскому. Владимир Владимирович хранил гробовое молчание, несмотря на то что я подтвердил все свои «волошинские» изыскания официальными документами – договорами, контрактами, купчими, актами проверок и прочая, прочая…»

Ответ здесь прост. В кризисные моменты в бой вводится последний резерв. Главным критерием кадровой политики при этом становятся личная преданность, абсолютная управляемость и готовность выполнить самую грязную работу. Если с этой точки зрения взглянуть на назначение Александра Волошина главой Администрации президента, то все встает на свои места. «Семья» в своем выборе не ошиблась.

Волошин тесно контактировал с «семейной» группой, однако его долгая непотопляемость объяснялась не столько этим, сколько «первоочередной» лояльностью президенту. Той преданностью, ради которой друзей и благодетелей объявляют врагами, той, которая позволяет хозяину закрыть глаза на все.

7 августа 1999 года около полутора тысяч чеченских боевиков во главе с Басаевым и Хаттабом пересекли границу Дагестана и захватили несколько сел в Цумадинском и Ботлихском районах. Так началась вторая чеченская война, на волне которой прошли выборы нового президента России.Накануне «второй чеченской» произошло одно любопытное событие. И оно очень многое объясняет...

Но сделаем паузу, чтобы очухаться от прочитанного. Ибо криминальность российской власти не поддается никаким оценкам.

 

Веб-мани: R477152675762