Татьяна Ельцина: удушающая жаба.

Юрий Скуратов  о карточках дочерей и жены Ельцина

Финансовое покрытие этих карточек, как сообщили швейцарские следователи, через Banco del Gottaro обеспечивала уже известная нам фирма «Мабетекс». Роль своеобразного «почтового ящика» для поступления счетов по расходам президента и его семьи сыграл магазин одежды «Ла Фен ди Масанье» в пригороде Лугано. Не стоило особого труда выяснить, что скромный этот магазинчик одежды принадлежал жене Франко Фенини, высокопоставленного сотрудника Banco del Gottaro, того самого, который некогда шантажировал Туровера. Как рассказал швейцарскому следствию сам Фенини, об этой деликатной услуге его попросил все тот же Пакколи. По информации швейцарской прокуратуры, на имя Бориса Ельцина, Татьяны Дьяченко и Елены Окуловой в Швейцарии. И тут же, едва ли не одновременно с заявлением ельцинского пресс-секретаря, появилось сообщение агентства Ассошиэйтед Пресс: представитель швейцарского Banco del Gottaro Марко Штройн подтвердил агентству, что банк действительно предоставлял в 1995 году свои гарантии для открытия «этих карт» – обычная практика, когда карточки открываются на иностранных граждан. Адвокат банка Паоло Барнаскони подал протест на ту часть моего выступления в Совете Федерации, где говорилось о кредитных карточках. Он обвинил меня в разглашении «документов банка, защищенных тайной следствия и банковской тайной». Стало быть, следуя нормальной логике, «лживые обвинения» верны, если по поводу их разглашения подается иск, не так ли? Наличие кредитных карточек у кремлевской семьи подтвердил и Филипп Туровер. Согласно  распечатке покупок, которую переслали из Швейцарии в Генпрокуратуру, в общей сложности были израсходованы многие десятки тысяч долларов. Действительно, президент Ельцин не слишком злоупотреблял карточкой Пакколи. А дочки? Судя по счетам, они были куда менее бережливыми. Особенно Татьяна: как-то за один день она потратила 13 тысяч долларов!.. Не слишком ли для государственной служащей, пусть даже дочери президента? Намного меньше – Елена Окулова и Наина.

Возмещение же расходов по этим картам, как утверждал Лисин, происходило со счетов Ельцина в Сбербанке. Какую только схему не придумаешь, чтобы помочь «семье»… Но если на самом деле все обстоит так просто, почему «семья» не объяснилась и не сняла все вопросы? Сознаюсь, сам я этих карточек не видел, в руках не держал. Но их видел и держал в руках Чуглазов. Эмитированы они были, согласно присланным нам документам, в Швейцарии, а не в российском «Межпромбанке». Ежемесячные распечатки счетов опять же регулярно приходили не по месту жительства семейства Ельциных, а в маленький магазинчик жены Фенини в пригороде Лугано, с помощью которого они и были получены. Наконец, распечатки эти почтальон приносил не каких-то два месяца, о которых говорил Паколли, а три с лишним года. Все это подтвердила и Карла дель Понте, когда приезжала в Москву. Она четко пояснила, что речь идет о картах, обеспечиваемых деньгами Пакколи.

К этому могу добавить, что, в отличие от пластиковых карточек, копии счетов Татьяны в руках я держал. Это были те деньги, которые она потратила с 1995 по 1998 год, а потратила она более 100 тысяч долларов. Бумаги эти любезно прислали к нам в Генпрокуратуру швейцарские коллеги. К «Межпромбанку» они не имеют никакого отношения…

Как уже отмечалось, Ельцин никак не реагировал на все появившиеся в прессе обвинения. А вскоре и пресс-секретарь президента Дмитрий Якушкин подтвердил, что президент не намерен публично отвечать на «ничем не подтвержденные» обвинения по так называемому делу «Мабетекса». При этом Д. Якушкин отметил, что, по его мнению, в данной кампании, нагнетаемой рядом СМИ, «искажен такой фундаментальный принцип права, как презумпция невиновности». Люди же ждали от Ельцина совершенно другого – они ждали опровержений. Ведь все его отговорки, что, дескать, не хочет он марать обо все это руки, – не больше чем детский лепет. Для серьезных людей это не аргумент. Считаешь, что тебя оклеветали? Обратись в суд с иском о защите чести и достоинства, расставь все точки над «i», объяснись. А то что получается: про президента написали, а он молчит, словно язык проглотил. Почему не обращается в суд, хотя знает, что судебная система ему полностью подконтрольна? Не потому ли, что понимает, что на суде будут предъявлены факты?

В одном из своих заявлений бывший Президент РФ утверждал, что только он сам и Немцов не берут взяток. Однако как увязывается с утверждением Ельцина факт «подарка» Березовским дочери президента Татьяне автомобилей «Нива», а позже «Шевроле»? Об этом в ноябре 1996 года открыто написала «Новая газета», и после публикации никаких возражений и опровержений от «семьи» не последовало. Как не вспомнить и освобождение Ельциным от занимаемых должностей Министра безопасности Баранникова и Министра внутренних дел Дунаева за то, что их жены совершили вояж за границу за счет предпринимателя Б. Бирштейна, который оплачивал их покупки и все прочие расходы. Но как же все это сочетается с многотысячными покупками женской половины семейства Ельциных, производимых по карточкам, обеспеченным швейцарцем Пакколи? Какой-то двойной стандарт получается…

Весть о коррупции в высших эшелонах Кремля настолько взволновала, если не потрясла, весь цивилизованный мир, что самый сильный его представитель того времени – американский президент Билл Клинтон, – презрев все приличия, пошел на беспрецедентный в истории мировой дипломатии шаг. Устав ожидать от Кремля какой-либо реакции на предъявленные Швейцарией обвинения, друг Билл в очередном телефонном разговоре с другом Борисом в лоб спросил: замешаны ли тот и его окружение в коррупционных скандалах? Как сообщил пожелавший остаться безымянным сотрудник Белого дома, Ельцин прямо не отрицал информации, касающейся кредитных карточек, а лишь дипломатично сказал, что «сообщения об этом не находят своего подтверждения». А теперь вдумайтесь в этот диалог. Примиритесь с фактом: Ельцин не повесил трубку, когда Клинтон спросил его, не вор ли он. Такого унижения России еще не приходилось испытывать, наверное, за всю ее многовековую историю. В России с  помощью власти деньги отмываются. В основном в предвыборный период. Говоря образным языком, «семья» – это даже не спрут, а паутина, которая покрыла собой ограниченное пространство под названием Россия и безграничные просторы офшорных зон. По паутине бегает множество пауков, которые в сытые времена мирно сосуществуют, а в голодные – пытаются пожрать друг друга.

Интересный анализ «семьи» дает газета «Стрингер»: «семейный» портрет раннего периода правления Ельцина выглядел следующим образом. По левую руку от президента стояли Чубайс и взращенные им олигархи: Гусинский, Смоленский, Потанин, Авен и Березовский. А по правую группировались Коржаков, Сосковец, Бородин, Черномырдин и Барсуков. «Левые» (именно так они себя тогда называли) на тот момент еще не были полноценными членами «семьи», в отличие от «правых». Но зато они лучше владели «семейным» принципом преобразования власти в собственность и деньги. Потому в итоге и победили.

В 1996 году панорама «семейной» фотографии изменилась: Коржакова на правом фланге сменил Березовский. И хотя принципиально схема осталась прежней, рокировка имела колоссальные последствия и для «семьи», и для всей страны.Группировку «патриотов» возглавил выходец из «демократов». Сдерживающий фактор исчез, и «семья» стала стремительно коррумпироваться на всех уровнях. Ранее всегда выступавшее консолидированно бизнес-сообщество России раскололось на два лагеря. Одна часть примкнула к Чубайсу, другая – к Березовскому. Как только это произошло, в стране началась бесконечная череда банковских, информационных и металлургических войн. Увлекшись своими «богатырскими разборками» на политическом уровне, Чубайс и Березовский выпустили из рук реальные рычаги власти: собственность и финансы. А после ухода Ельцина выяснилось, что новому президенту ни Анатолий Борисович, ни Борис Абрамович по большому счету не нужны.

За это время под крылом двух «богатырей» выросли молодые олигархи, которые прекрасно обходятся без своих прародителей. Именно они сегодня и выходят на передний край в новом «семейном» интерьере. Трагедия ельцинского времени заключалась в том, что механизм власти стал действовать в интересах узкой группы людей, «семьи», а не в интересах непосредственно государства. Обычно такая ситуация характерна для латиноамериканских банановых республик в моменты высшего накала коррупции. Но, как видим, в период правления Ельцина наша страна оказалась именно в таком положении. «Семья» была удобна в качестве способа коллективного разворовывания государства, народного достояния – круговая порука входящих в нее чиновников и олигархов, а также использование полномочий президента и его бесконтрольность позволяли решать едва ли не все свои проблемы.

То, что Россией правила «семья», и привело к тому, что за десятилетие правления Ельцина ничего у нас путного так и не получилось. Демократические преобразования потерпели неудачу. Вольно или невольно Ельцин сформировал «семью» и какое-то время был ее символом. Трагедией же стало то, что на последнем этапе уже не он правил страной, не он был главным – на первый план вышли Татьяна и Березовский. Именно эта связка: Татьяна Дьяченко – Борис Березовский – и стала в конце концов основой «семьи», ее центровым узлом. Я знаю, что, будучи в Свердловске, Ельцин никогда и никого из своих родственников к служебному столу не подпускал, все вопросы решал только сам – домашние всегда старались держаться от него на расстоянии, вернее, на дистанции держал он их. Тогда Татьяна была просто папиной дочкой, и понятие семьи Ельцина было естественным и привычным для любого из нас: мудрый глава, верная жена, любящие дочки… Но стоило Татьяне стать винтиком в государственной машине, как только она стала вникать в манящие властью государственные дела – мгновенно образовался порочный круг и сформировалась система. Милое для слуха слово извратилось, потеряло свой первоначальный смысл, обрядилось в кавычки…Иная «семья» образовалась в 1996 году, в тот момент, когда Березовский внедрил Татьяну в окружение Ельцина, когда она вошла в штаб по переизбранию своего отца на новый срок.

Внедрив Татьяну непосредственно в Кремль, Березовский получил стопроцентный канал для донесения своих идей и проектов непосредственно до президента. Теперь это происходило без задержек, минуя всю знаменитую российскую бюрократию, и с самыми положительными рекомендациями. Причем Ельцин даже и не догадывался, чьи идеи он выслушивает. Как правило, Березовский, встречаясь с Татьяной, как бы между прочим размышлял о том, что в тот момент ему было необходимо, после чего Татьяна шла к отцу и делилась с ним услышанным. Ельцину же было удивительно, что его дочь по многим сложнейшим государственным вопросам высказывала на редкость ценные суждения и размышления. В конце концов наступил день, когда Татьяна, «семья» прочно стала управлять Ельциным, а заодно и… государством. Своей дочке Ельцин доверял полностью. Татьяна в принципе могла при желании подписать у отца практически любую бумагу. Но вскоре она перестала быть «особым исключением». По состоянию здоровья воля Ельцина, его знаменитая осторожность оказались настолько сломленными, что уже едва ли не каждый допущенный к «телу» человек мог «уболтать» его на какую-то авантюру, подписать у него нужную бумагу– Чтобы не допустить этого, «семья» все информационные источники президента сузила до нескольких человек, из которых Татьяна Дьяченко стала главным. Борис Николаевич не мог уже работать так, как работал раньше. Постепенно вокруг президента возникла некая изоляция, пояс отчуждения, разорвать который с каждым разом становилось все труднее и труднее.

Когда страною управляет человек в полуневменяемом состоянии – это катастрофа для государства. Фактор «семьи» сказался и на борьбе с коррупцией – большинство моих предложений в этой области не получили у президента ни поддержки, ни какого-то движения. А ведь Генеральной прокуратурой была создана целая программа по борьбе с коррупцией, подготовлен закон о противодействии отмыванию доходов, нажитых преступным путем.

«Семья» очень искусно манипулировала встречами президента. Если ее члены хотели кого-то дискредитировать, организовать на попавшего в опалу «накат», они вмешивались в график президента: препятствовали организации встреч, не давали возможности объясниться с ним, высказать и отстоять свою точку зрения. То, как это делается, я почувствовал, что называется, «на своей шкуре».

Как тут не вспомнить загадочную фразу Ельцина, сказанную перед инаугурацией Путина: «Мы еще с Владимиром Владимировичем поработаем вместе». Путин – достаточно самостоятельный человек, но у власти он вынужден был оставить большую часть ельцинской «семьи». Так, почти четыре года на посту главы президентской администрации «семье» удавалось сохранить одиозного Волошина. Это произошло несмотря на отчаянное сопротивление новой «питерской» команды в администрации, которая рассчитывала, что Путин все-таки сдержит обещание и проведет структурные преобразования в Кремле. В обойме остался Чубайс и многие другие…"Семья" без особых сложностей сумела провести на должность Генпрокурора Владимира Устинова. Путин был готов назначить на этот важный пост своего друга и бывшего коллегу по работе в Санкт-Петербурге Дмитрия Козака. Однако, по сведениям различных источников, члены «семьи» побоялись, что он может стать слишком независимым. Документы на Козака уже были представлены в Совет Федерации. Но произошла утечка информации, и до половины второго ночи Путина обрабатывала «семья». Как написал на своих страницах американский Newsweek, Путину в конце концов позвонил сам Ельцин и попросил своего преемника назначить на пост Генпрокурора лояльного Владимира Устинова. Рано утром вместо документов на Козака в Совет Федерации поступили документы на Устинова (вопрос решился «по-семейному»), а Швейцария получила еще одно свидетельство того, что какие бы серьезные обвинения против бывших кремлевских деятелей она ни выдвигала, Москва и в дальнейшем не даст никого из «своих» в обиду. Да, выбросили из «семьи» Березовского, Гусинского, но это понятно: они не приняли новые правила, продиктованные командой Путин.

Вопрос о привилегиях был для уходящего в отставку Ельцина одним из самых актуальных и важных. По-человечески это понятно: за годы своего правления он натворил столько бед, что стоило серьезно опасаться за собственную судьбу. Но «семья» не могла бросить своего уходящего на отдых лидера: была составлена схема передачи власти, определенная договоренность между Ельциным и Путиным. В пакете этих соглашений вопрос о привилегиях являлся одним из центральных. Как показало дальнейшее развитие событий, это был крайне важный для Ельцина вопрос, и не случайно первым указом Владимира Путина, тогда еще исполняющего обязанности президента, стал Указ «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи». Чего тут только нет, в этом указе! И неприкосновенность, распространяющаяся не только на «самого», прекратившего исполнение своих полномочий, но и на занимаемые им «жилые и служебные помещения, используемые им транспортные средства, средства связи, принадлежащие ему документы и багаж, на его переписку». И пожизненное денежное содержание в размере 75 процентов оклада, и пожизненная государственная охрана плюс охрана членов семьи и сопровождающих его лиц…Получалось, что указ о привилегиях вообще исключал возможность привлечения президента в отставке к какой-либо ответственности. Если с действующим президентом это еще можно было сделать через импичмент, то Ельцин в принципе не мог быть ни допрошен, ни обыскан. Как зонтик, указ укрывал от грядущих неприятностей не только его самого, но и проживающую с ним семью. Так, по указу нельзя производить обыск в резиденции Ельцина. Но там же живет и Татьяна, значит, и она автоматически подпадает под иммунитет. Ельцина нельзя допросить. В этом случае любое дело, где он мог проходить в качестве свидетеля, не имеет никаких перспектив.

Что-то я не слышал, чтобы подобные царские блага были даны кому-нибудь из «бывших» в Европе. «Друга Коля» в Германии вообще были готовы посадить на скамью подсудимых, несмотря на то что он для немцев – национальный герой. Грустно, что Путин начал свою политическую деятельность в новом качестве с такого сомнительного шага. Думаю, что он прекрасно понимал, почему такой указ должен был появиться – иначе ему не быть в Кремле. Расстрел Верховного Совета РФ, развязывание войны в Чечне, развал российской армии, геноцид русского и других народов России…- говоря юридическим языком, все эти деяния содержат признаки таких тяжких преступлений, как государственная измена, заговор с целью захвата власти, умышленное убийство при отягощающих обстоятельствах. Если все это учесть, то последующее награждение Ельцина становится не чем иным, как циничной насмешкой над самим понятием «заслуги перед отечеством». Фактически это награда за разгром великого государства и надругательство над здравым смыслом.

Позиции «семьи» еще достаточно сильны. По оценкам международных банкиров, «семейный» клан хоть и теряет свои позиции, но по-прежнему контролирует сегодня до 20 % ВВП России. Он играет важную роль в нефтебизнесе, металлургии, автомобилестроении и многих других отраслях. Ельцин  до самого конца оставался главным «ретранслятором» политической воли своего клана. Экс-президент с готовностью снимал трубку прямой связи с Путиным и без колебаний излагал тому свои пожелания. В большинстве случаев ельцинские просьбы выполнялись.

А что же «питерская команда» Путина? Именно она и отвоевала у «старого» ельцинского «семейства» вожделенные передовые позиции власти. В первое время своего пребывания в высоких кабинетах привезенные Путиным варяги из «питерских чекистов» чувствовали себя сравнительно неуверенно. Но по прошествии четырех лет эти люди окончательно освоились, перехватив у старой команды в борьбе за политическое влияние большинство основных позиций. Контролируя большую часть силовых структур страны, а также используя личную близость к президенту, «питерская команда» особой оригинальностью не отличается, ее методы борьбы довольно стандартны. Это – обработка президента, компромат, максимальное использование силовых органов.

Веб-мани: R477152675762