Березовский: 130 летящих томов!!!

Юрий Скуратов. Расследование продолжается.

Очень громко в рамках наших расследований стал развиваться скандал с Борисом Березовским и связанной с ним целой чередой фирм: «Аэрофлот» – «Андава» – «Форюс». Совпал он по времени с «Мабетексом», и материалов набралось на девять томов. С первых же дней скандалу этому суждено было стать громким. Еще бы – у государственной компании умыкнули без малого 600 миллионов бесследно исчезнувших долларов. Это расследование стало международным, совместным российско-швейцарским. Несмотря на препятствия, которые чинили адвокаты «Андавы», следователям удалось заполучить документы этой фирмы. В них шла речь о финансовой деятельности трех перечисленных выше фирм: русского «Аэрофлота» и швейцарских «Андавы» и «Форюса». Документов было изъято столько, что для их перевозки понадобился грузовик, а в прокуратуре Швейцарии для их хранения пришлось отвести целую комнату.

По ходу расследования были вскрыты и заморожены счета Березовского и руководителей «Аэрофлота» Глушкова и Крас-ненкера на общую сумму 70 миллионов долларов. Встал вопрос о возврате этих денег в Россию.

Видя, что следствие в России буксует, швейцарцы возбудили дело по отмыванию денег и сами назначили параллельное расследование. И не только в отношении «Андавы» и «Форюса», но и в отношении «Мабетекса». Наши коллеги из Швейцарии дали понять, что если российская прокуратура не доведет это дело до конца, то его доведет швейцарская сторона.

По данным швейцарцев, из «Аэрофлота» в «Андаву» и «Форюс» было перекачано сотни миллионов (!) долларов. А из «Форюса» и «Андавы», по версии следствия, деньги уже переводились по цепочке на личные счета Березовского или на счета принадлежавших ему фирм.

Как показывает российская практика, если в бизнесе мало политики, то это малый бизнес.

Большой бизнес – это большая политика. Каждый из проектов Березовского подтверждает эту истину – практически все они набирали силу благодаря поддержке в кремлевских кабинетах.

Примером умело рассчитанных политических ходов для реализации экономических задач может служить история с внедрением в крупнейшую российскую авиакомпанию «Аэрофлот».

Захват контроля над финансами потенциально прибыльных предприятий – любимое занятие Бориса Березовского: тут ему равных нет. Разумеется, мимо такой гигантской валютной кормушки, как «Аэрофлот», пройти спокойно он не мог никак!

Борьба за установление контроля над российским национальным авиаперевозчиком началась где-то осенью 1995 года. Здесь был использован новый вариант борьбы за потенциальную собственность – не через покупку контрольного пакета акций, а путем расстановки «своих» кадров на руководящие посты. Так, уже в середине ноября первым заместителем гендиректора «Аэрофлота» по финансам и коммерции стал Самат Жабоев – правая рука Березовского в «ЛогоВАЗе».

Но это назначение лишь завершало сложную комбинацию с назначением на пост руководителя главной авиационной компании страны маршала Евгения Шапошникова, состоявшееся при живейшем участии Березовского. Будучи формально генеральным директором, маршал на самом деле мало что решал сам, а в основном только подписывал документы, подготовленные командой Березовского. Присутствие главы «ЛогоВАЗа» ощущалось и при назначении на пост нового директора аэропорта «Шереметьево» Василия Акпорисова…

Березовский методично продолжал «внедрять» в «Аэрофлот» своих людей. Так, там оказались не только Шапошников и Жабоев, но и Красненкер, Глушков и другие деятели, через которых Березовский мог без особых проблем контролировать финансовые потоки компании.

Через некоторое время в Швейцарии была создана и зарегистрирована также подконтрольная Борису Абрамовичу фирма «Андава». Многие уважаемые швейцарские банки были бы счастливы открыть у себя счет «Аэрофлота» и позаботиться о кредитах. Однако деньги «Аэрофлота» сконцентрировались не самостоятельно, а на счету малоизвестной и малоуважаемой «Андавы» со штатом в несколько человек, но с широкими правами распоряжаться гигантскими средствами одной из крупнейших в мире авиакомпаний. Поначалу одним из владельцев «Андавы» (кроме Березовского и Глушкова) была действительно серьезная фирма – «Андрэ», и люди Березовского это особенно рекламировали, рассказывая всем о ее безупречной репутации. Но в «Андрэ» скоро поняли, с чем и кем имеют дело, и стремительно покинули как контору Березовского, так и «Андаву». Вскоре «Андава» обросла, как коралл моллюсками, дочерними фирмами и фирмочками: «Форюс», «Андава групп» и так далее. «Детки» располагались по обе стороны границы – как на Западе, так и в Москве.

* * *

Как только Глушков стал руководить финансами авиакомпании, ее счета перевели в АвтоВАЗбанк в Тольятти. А когда со временем тот чуть не рухнул – в Объединенный банк, учредителем которого были структуры Березовского и Глушкова, а председателем совета банка – сам Борис Абрамович.

Под финансовым руководством Глушкова и Красненкера «Аэрофлот» вдруг стал заключать миллиардные контракты с транспортными фирмами (хотя у компании был собственный автопарк) и не менее удивительные договоры с рекламными конторами, выплачивая, к примеру, за красивую надпись на автобусе до 400 тысяч долларов.

 Все эти фирмы контролировались Глушковым, а полученные от них деньги поступали также на контролируемые им счета.

Схема получения прибыли была проста: с подачи Глушкова Шапошников подписал приказ о том, что до 80 % валютной выручки, поступающей от представительств «Аэрофлота» в 152 государствах мира, должно концентрироваться не в Москве, а на счетах «Андавы» в Швейцарии. Причем делалось все это еще до официального разрешения Центробанка, что уже само по себе являлось грубейшим нарушением закона. Позднее, 5 мая 1997 года, Дубинин дал такое разрешение, так сказать, задним числом. Именно поэтому председатель Центробанка и встревожился столь сильно, когда прокуратура вплотную заинтересовалась деятельностью «Андавы».

Вообще-то, Аэрофлот вынужден был, согласно разработанному Березовским и Глушковым плану, раскошеливаться как минимум четыре раза.

Во-первых, только в качестве комиссионных за обслуживание компании «Андава» получила 11 миллионов долларов, которые ушли на частные счета. Ну а поскольку Глушков был владельцем «Андавы» и заправлял финансами в «Аэрофлоте», то взаимных претензий у этих организаций не могло возникнуть по определению.

«Аэрофлоту» надо было оплачивать лизинг самолетов, но «Андава» не давала денег напрямую. Для этого в Москве была организована фирма под названием ФОК (Финансовая объединенная корпорация) во главе с неким Романом Шейниным, а представителем от «Аэрофлота» в ней был определен с окладом 25 тысяч долларов все тот же Николай Глушков, один из учредителей «ЛогоВАЗа», владелец «Андавы» и новый первый заместитель генерального директора «Аэрофлота». С этой фирмой был заключен договор на обеспечение кредитов. Так «Аэрофлот платил второй раз.

Конечно, денег у ФОК не было, поэтому деньги из «Андавы» переводились на счета некоей близкой Глушкову фирмы «Гренджланд», та выдавала их ФОК или другой такой же «детке», а эти фирмы, в свою очередь, финансировали… «Аэрофлот» в кредит под определенные проценты, достигающие иногда до трети ссуживаемой суммы. Получилось, что национальный авиаперевозчик кредитовал сам себя, а проценты с кредитов шли в карман Березовскому – классическая схема добывания денег из воздуха. И «Аэрофлот» платил за получение своих же средств уже третий раз.

Ну и наконец, «Аэрофлот» под финансовым руководством Глушкова – большого друга «Андавы» и ФОК – частенько забывал выплачивать вовремя проценты. Возникали гигантские штрафы, и Аэрофлот безропотно платил Березовскому уже в четвертый раз.

Когда в Швейцарии допрашивали местных предпринимателей, так или иначе связанных с этой схемой, они, потупив глаза, отвечали, что не виноваты в тупости русских бизнесменов. Наивные швейцарцы не понимали, что эта «тупость» позволяла выкачивать из «Аэрофлота» миллиарды.

Всего же, как установили следователи, с весны 1996 по осень 1997 года через «Андаву» прошло более 252 миллионов долларов. Часть средств, как утверждает Генпрокуратура, переводилась на личные счета Глушкова, Красненкера, Крыжевскои в швейцарском банке «Креди Сюисс».

Другая компания Березовского под названием «Форюс» занималась транзитными платежами – за возможность западным авиалайнерам пролетать над территорией России, – «наварив» на этом только в 1997 году почти 285 миллионов долларов.

Этим, однако, все не ограничивалось. Были и другие схемы. Нужно ли топливо «Аэрофлоту»? Нужно! Техническое обслуживание самолетов проводить необходимо? Конечно! Контактировать с западными компаниями нужно? Без сомнения! У «Аэрофлота» множество связей, и все их надо поддерживать.

И тогда новые руководители заключили договор все с той же «Андавой» – якобы отныне она должна взять на себя функции расчетно-финансового центра. А за обслуживание «Андава», естественно, получала от «Аэрофлота» большие деньги, хотя ее услуги зачастую существовали только на бумаге.

Всего только по делу «Андава» – «Аэрофлот» было обнаружено около 80 тайных (и замороженных) счетов Березовского и более 800 шифрованных счетов, через которые из касс «Аэрофлота» «списывалось» порядка 200 миллионов долларов ежегодно.

В общем, структура, созданная Березовским, действовала по принципу обычного паразита. Все эти «договоры», по которым оказывались мнимые услуги, – фиговые листки, прикрывающие громадные денежные обороты, приносящие доход отнюдь не государству. «Аэрофлоту» без «Андавы» можно было запросто обойтись, а вот Березовскому – нет. Именно через «Андаву» перенаправлялись все денежные ручейки, реки и потоки на личные счета Березовского и его людей.

Понятно, что налоги с этих денежных потоков не платились. В налоговых декларациях за 1996 год никто из руководителей «Аэрофлота» и словом не обмолвился, что имеет какое-либо отношение к деятельности «Андавы».

После маршала Шапошникова «Аэрофлот» возглавил зять Ельцина Валерий Окулов. Разобравшись, что есть что, он попытался очистить «Аэрофлот» от фирм-паразитов. Так дело «Андава» – «Аэрофлот» для семьи Ельцина стало как бы совсем личным, внутрисемейным. Татьяна была на стороне Березовского, а Елена – на стороне своего мужа.

Отношения между сестрами и их семьями, говорят, после этого заметно напряглись…

* * *

Когда мы возбудили дело по «Андаве», я написал письмо президенту и встретился с Окуловым. Последний прекрасно понимал создавшуюся ситуацию, но также понимал и то, что реально контролировать «Аэрофлот» ему будет очень трудно. То есть даже зять президента, несмотря на фактически семейные отношения с главой государства, сомневался, сможет ли он справиться с Борисом Березовским!

На той встрече Окулов сказал мне, что вообще-то идея Березовского не пустая, что концентрация средств нужна, но делать все это надо было совсем по-другому. Во-первых, договоры заключать не с такой «левой» компанией, как «Андава», которая не имела ни особого статуса, ни опыта работы. Во-вторых, надо было проводить реорганизацию в самом «Аэрофлоте», чтобы действительно создать реальный финансовый центр, который позволил бы уменьшить накладные расходы, дал возможность платить за реальные услуги, а не за вымышленные. В-третьих, не должно быть такой грабительской системы кредитов. Если это деньги «Аэрофлота» (а так оно и есть на самом деле), то он не только не должен платить проценты «Андаве» или любой другой подобной ей фирме – он сам имеет полное право требовать с фирмы проценты за предоставление крупных оборотных средств.

Несколько слов о том, какой вес имел в те дни Березовский. Без всяких сомнений его можно было назвать настоящим вершителем судеб. С ним заигрывали министры и многочисленные чиновники… Много раз говорил о проблеме Березовского на своих совещаниях премьер-министр Евгений Примаков. Министр внутренних дел Степашин, как мне показалось, откровенно боялся его. Не реализовывались материалы по Березовскому и в ФСБ России.

Разобраться в документах по «Аэрофлоту» я поручил некоему Сергееву. Он неоправданно долго проверял их и в конце концов принес докладную записку, из которой следовало, что в действиях Березовского состава преступления не усматривается и исходя из этого выносится постановление об отказе в возбуждении в отношении его уголовного дела. Позднее я выяснил, что данное незаконное решение пролоббировали управделами прокуратуры Назир Хапсироков и правая рука Бориса Березовского Бадри Патаркацишвили.

Я возмутился, затребовал все шесть томов материалов доследственной проверки и ночью сам их внимательно изучил. После этого я подготовил поручение, в которой категорически не согласился с первоначальными выводами Сергеева и отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Я написал, что необходимо еще раз провести тщательную доследственную проверку и решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

Материалы были переданы Виктору Курдаеву, прокурору Управления по надзору за следствием в органах прокуратуры. Перед самым новым 1998 годом мне на стол легло заключение, подписанное В. Курдаевым.

Помимо многочисленных финансовых нарушений по линии «Аэрофлота» и его «дочек» он обнаружил то, на что до него никто не обращал внимания. Как писал В. Курдаев, «по сообщению Государственной налоговой службы РФ, Глушков Н. декларацию о доходах не подавал, а… Березовский Б. предоставил декларацию о доходах за 1996–1997 годы, в которой не отражены суммы дивидендов от швейцарской фирмы «Андава»».

Обнаружил Виктор Курдаев и то, что Березовский, «будучи заместителем Секретаря Совета безопасности, в нарушение Федерального закона «Об основах государственной службы в Российской Федерации» состоял в руководстве многих коммерческих организаций. Сведений о передаче им находящихся в его собственности пакетов акций в уставном капитале этих компаний в доверительное управление под гарантию государства не имеется»…

Налицо явный состав преступления, что давало нам возможность возбудить уголовное дело против (в чем мы были уверены) главного лица дела «Аэрофлота» – Бориса Березовского. 19 января 1999 года мы приняли решение не только возбудить уголовное дело о хищении средств государственной авиакомпании «Аэрофлот», но и арестовать его вдохновителя – Бориса Абрамовича Березовского.

Но… информация об этом как-то просочилась за стены Генеральной прокуратуры.

Узнав о возможном аресте, Березовский срочно задержал свой вылет из Киева в Москву; одновременно бешено закрутились запущенные «семьей» кремлевские жернова, и… через десять дней я был вызван в кабинет Бордюжи для ознакомления с похождениями «человека, похожего на Генерального прокурора».

Уже после моего отстранения от должности Генпрокурора адвокаты Березовского принялись бомбардировать суды исками, обвиняя российскую прокуратуру во всех смертных грехах, но всякий раз получали обоснованный юридический отпор.

Тогда Березовский всполошился не на шутку и стал предпринимать самые активные усилия, чтобы выкрутить руки Чайке и спустить дело на тормозах. Когда встал вопрос об очередном продлении сроков следствия, Березовский обратился к Чайке – пора, мол, это дело закрывать. Чайка же, прекрасно понимая все последствия, сделать это отказался. Тогда Чайку вызвал к себе «на ковер» Волошин и постарался надавить на него. Чайка, надо отдать ему должное, устоял и здесь. Реакции Кремля долго ждать не пришлось: вскоре Чайке было предложено покинуть Генпрокуратуру, его заменил Устинов.

Дело «Андава» – «Аэрофлот» долгое время находилось в суде. Но… без Березовского. Следователи заморозили счета «Андавы» и «Форюса», а также сумели проследить всю цепочку, по которой следовали деньги, – очень длинную цепочку. Я бы не удивился, если бы последним звеном этой цепи оказались личные счета самого Березовского. Что это так, сомнений уже не вызывало, поскольку оказался битым главный козырь Березовского – что он, дескать, в штатах «Аэрофлота» не состоял, ни одной акции не приобрел.

А ведь с самого начала, представьте себе, казалось, что Березовский не лукавит.

Как выяснил следователь Николай Волков, который стал вести дело «Аэрофлота», Березовский приватизировал финансовые потоки «Аэрофлота» и того же АвтоВАЗа, не потратив ни цента ни на скупку акций, ни на инвестирование. Придуманную Березовским и уже знакомую читателю схему («Андава» – «Гренджланд» – ФОК – «Аэрофлот») Волков назвал едва не гениальной. Вскоре Волков сделал еще одно открытие. Толчком послужили два документа, поступившие из Берна буквально накануне его увольнения. Согласно первому, 936 акций «Андавы» приобретены Борисом Березовским, второму – 839 акций прикупил Николай Глушков. И на тебе: ни в первом, ни во втором документах нет подписей покупателей – ни Березовского, ни Глушкова. Вместо них расписался некий Ханс Питер Йени, член административного совета все тех же компаний «Андава» и «Форюс». Сюрприз? И вдруг в одной из 20 коробок с документами из Берна Волков увидел долгожданное: нотариально заверенную подпись господина Йени и подтверждение, что он действует в интересах Бориса Березовского и Николая Глушкова.

Этот эпизод мог стать одним из ключевых. Но…

Надо сказать, что к тому моменту дело «Аэрофлота» усилиями Волкова уверенно шло к победному для следствия завершению. Вновь в поступавших в прокуратуру документах все чаще стала появляться фамилия Березовского. Но шансов закончить свою работу у Волкова не было. Стало понятно, что реакция «семьи» не заставит себя долго ждать: уже через две недели после возвращения из очередной поездки в Швейцарию, в августе 2000 года, Николай Волков в пожарном порядке был уволен.

* * *

После увольнения Волкова российское расследование дела «Аэрофлота» шло, как говорится, ни шатко ни валко и только недавно перешло в свою финальную плоскость. Дело это очень сильно политизировано, Березовский находится за границей, и все понимают, что следствие вряд ли его когда-либо получит.

По сути, незаконно выведя Березовского на первоначальном этапе из процесса, его организаторы превратили это громкое дело в нечто заурядное. Чтобы как-то довести его до конца, Генеральная прокуратура предъявила обвинение заместителю гендиректора ОАО «Аэрофлот» Николаю Глушкову, заместителю по коммерции и рекламе Александру Красненкеру, главному бухгалтеру авиакомпании Лидии Крыжевской. Всего семь человек.

Ну а чтобы уж совсем чувствовать себя спокойно, Генпрокуратура решила подстраховаться. Логика, полагаю, у прокуроров была такова: пока еще неведомо, будет ли арестован Березовский, а какая же группа без главаря? Глушков? Красненкер? Жидковато, не тянут.

И тут на тебе: поздним вечером 11 апреля находящегося на лечении в гематологическом центре Глушкова вдруг «ловят» при попытке к бегству. В организации побега обвинили Бадри Патаркацишвили – правую руку Березовского. И это при том, что еще за день до «побега» Глушков беспрепятственно был отпущен врачами ночевать домой и утром спокойно вернулся обратно в больницу. Действительно ли он решил податься в бега, или вся эта едва ли не киношная сцена была подстроена спецслужбами – результат один и тот же, прокуратуре выгодный. Хоть один фигурант, оказавшись в эпицентре скандала, разом выделился среди остальных и оказался привязанным к делу уже двумя статьями.

Следствие по делу «Аэрофлота» насчитывает почти 130 томов. Представшим перед судом топ-менеджерам компании инкриминировались мошенничество в крупном размере и невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте. Ущерб – более 252 миллионов долларов. Глушкову, разумеется, пристегнули статью за побег, а Патаркацишвили объявили в федеральный розыск.

И вот в середине марта 2004 года, после почти двухлетнего разбирательства, суд наконец вынес приговор. Оглашение приговора с небольшими перерывами на обед и отдых продолжалось почти шесть часов. Как и ожидалось, гора родила мышь. Все обвиняемые хоть и были признаны виновными, но в тюрьму никто не сел. Более того, суд снял с Николая Глушкова, Александра Красненкера и Лидии Крыжевской обвинения «в хищении путем мошенничества», заменив их на более мягкую статью «превышение полномочий». В результате Глушкову зачли срок, который он уже отсидел под следствием и во время суда, других же освободили от наказания по амнистии…

Как читатель уже догадался, об ответственности Березовского за организацию преступного сообщества, о том, что дело без основного организатора преступной группы – все равно что свадьба без жениха, абсолютно неполноценно, на заседаниях в московском суде за эти годы практически никто и не вспомнил.

Ситуация была исправлена лишь в 2008 году, когда Березовский был осужден заочно, практически «задним числом». Но скандал вокруг него был настолько политизирован, что эффект от этого запоздалого решения стал практически нулевым.

Веб-мани: R477152675762