Как в Британии погибают враги Путина

На лондонской площади было безлюдно и холодно, когда тело беззвучно падало из окна при свете луны. Оно со стуком упало на острые прутья кованой ограды и повисло на них, кровь растеклась по тротуару. Над ним на пятом этаже было открыто окно, внутри горел свет.

Погибшего звали Скот Янг. Когда-то он был мультимиллионером, занимался теневыми сделками в интересах самых богатых людей мира. Он много лет говорил друзьям, семье и полиции, что за ним охотятся российские наемные убийцы, после того как его состояние исчезло за одну ночь в результате загадочной сделки с московской недвижимостью. Восемь его друзей и партнеров по бизнесу умерли при подозрительных обстоятельствах, он стал девятым. Но в ту ночь, когда полицейские пришли в его пентхаус, они даже не сняли отпечатки пальцев. Прямо на месте они объявили смерть Янга самоубийством и закрыли дело.

Журналисты BuzzFeed News расследовали этот эпизод в течение двух лет и обнаружили улики, указывающие на Россию, которые не заметила полиция. Многочисленные документы, записи телефонных разговоров, материалы тайной прослушки показывают, что Янг был одним из девяти связанных друг с другом людей, умерших на британской территории при подозрительных обстоятельствах, когда у них появились могущественные враги в России. Еще одним из этой девятки был беглый олигарх Борис Березовский.

Документы показывают, что после того как Янг выступил как негласный представитель Березовского — заклятого врага российского государства — в нескольких сделках, разгневавших Кремль, в том числе в заведомо обреченной на неудачу операции с московской недвижимостью, известной как «проект Москва», он жил «под колпаком» российских спецслужб и мафиозных группировок. Британская полиция не нашла ничего подозрительного в смерти всех девятерых из «круга Березовского», но BuzzFeed стало известно, что британская разведслужба MI6 запрашивала у американских партнеров информацию о каждом из этих людей «в контексте убийств».

Разведка подозревает, что 13 человек были убиты в Британии российскими спецслужбами или бандитами — двумя силами, действующими в тандеме

Американские спецслужбы передали британскому правительству особо секретные разведданные о том, что российский разоблачитель Александр Перепиличный, скончавшийся в 2012 году в английском графстве Суррей, скорее всего, был убит по прямому указанию Кремля, но власти проигнорировали это и друге улики, указывающие на убийство, и объявили, что он умер от естественных причин. Сегодня мы можем открыто сообщить: американские разведчики подозревают, что что еще тринадцать человек, включая Березовского и восьмерых, принадлежавших к его кругу, были убиты на британской территории российскими спецслужбами или мафиозными группировками — двумя силами, которые подчас действуют в тандеме.

Эти основанные на показаниях источников, перехваченной переписке и открытой информации данные, собранные американскими разведслужбами, имеют отношение ко всем четырнадцати случаям и были переданы Великобритании. Но британская полиция не нашла ни в одном из этих случаев признаков преступления.

Березовский был найден повешенным в ванной в своем доме в 2013 году. Полиция объявила это самоубийством, но американские разведчики сказали, что подозревают убийство. Его бизнес-партнер, грузинский олигарх Бадри Патаркацишвили умер в 2008 году, по-видимому, от сердечного приступа, так же, как и их знакомый Юрий Голубев, один из основателей уничтоженного нефтяного гиганта ЮКОС — он умер в Лондоне в 2007 году. У американской разведки есть материалы, позволяющие считать, что их убили; источники по обе стороны Атлантического океана говорят, что Россия мастерски пользуется ядами, убивающими без следа, в особенности такими, от которых происходит остановка сердца. Два британских юриста, которые в материалах американской разведки названы возможными жертвами российских убийц — Стивен Мосс, умерший от внезапного сердечного приступа в 2003 году в возрасте 46 лет, и Стивен Кертис, погибший в 2004 году при крушении вертолета, — помогали российским олигархам переводить деньги в Британию. Трое близких друзей и бизнес-партнеров Янга — Пол Касл, Робби Кертис (не родственник Стивена) и Джонни Эличаофф — считаются самоубийцами, они погибли в течение четырех лет перед смертью Янга; они тоже упоминаются в документах, собранных американской разведкой, как возможные жертвы связанных с Россией убийств. В скором времени BuzzFeed раскроет имена других людей, которые, возможно, были убиты.

История этой цепи смертей проливает свет на одну из самых тревожных геополитических тенденций наших дней — операции по физическому уничтожению оппонентов, применяемые российскими спецслужбами и могущественными мафиозными группировками, — и неспособность британских властей что-то этому противопоставить.

Разведданные, указывающие на кампанию убийств в Великобритании, появились на фоне нарастающего в мире беспокойства в связи с наглым вмешательством Кремля в дела западных стран, параллельно с набирающим ход расследованием российских связей советников Дональда Трампа. В 2006 году Россия приняла законы, дающие его агентам право убивать врагов государства за его пределами. В том же году двое убийц из ФСБ отправились в Лондон, чтобы отравить перебежчика Александра Литвиненко радиоактивным веществом — полонием. В прошлом году публичное расследование в Великобритании установило, что Владимир Путин, по всей вероятности, одобрил этот акт ядерного терроризма в британской столице, который для правительства было невозможно игнорировать. Но высокопоставленные источники в разведке говорят, что другие убийства, не до такой степени вызывающе очевидные, остались нерасследованными.

Российские убийцы в течение последнего десятилетия могли действовать в Британии совершенно безнаказанно — так сказали BuzzFeed семнадцать действующих и бывших сотрудников британской официальной разведки. Среди причин того, что британские власти это замалчивали, по их словам, страх перед возможной местью, политическая некомпетентность и желание сохранить миллиарды фунтов, которые россияне каждый год вкладывают в британские банки и недвижимость. В результате Россия, по выражению одного источника, предпринимает в Соединенном Королевстве «все более дерзкие шаги», не опасаясь наказания.

Сейчас премьер-министр Тереза Мэй сталкивается с растущим количеством требований ответить на обвинения в том, что ее правительство скрывает доказательства, связанные с российскими убийствами в Британии. В течение шести лет, которые она провела на посту министра внутренних дел, она принимала решения об ответах правительства на угрозы национальной безопасности. В эти годы бюджет правоохранительных органов был урезан на £2,3 млрд; некоторые высокопоставленные сотрудники органов считают, что это привело к резкому уменьшению возможностей полиции. Мэй лично пыталась вмешаться, чтобы отсрочить публичное расследование смерти Литвиненко, ссылаясь на необходимость защиты «международный отношений» с Россией. А в деле Перепиличного ее правительство скрывало от следствия чувствительную информацию — на основании «нужд национальной безопасности».

Основная причина того, что британские власти закрывают глаза на убийства, как сказал BuzzFeed действующий старший советник британского правительства по национальной безопасности, — страх. Министры, по его словам, не готовы принять на себя «политический риск, сопряженный с твердым и эффективным ответом на действия российского государства и российской организованной преступности в Соединенном Королевстве», так как Кремль может причинить Британии значительный ущерб — провести серию кибератак, дестабилизировать экономику, мобилизовать часть большой российской диаспоры в Британии для «подрывных действий». Глубокое сокращение бюджета правоохранительных органов означает, что «наши возможности очень невелики», сказал он. По его словам, невозможно также исключить риск «полноценной войны с Россией» при нынешнем политическом климате, и «если это случится, то случится очень, очень быстро и мы будем совершенно не готовы». В результате, заключил он, министры «отчаянно не хотят противостояния с русскими»; важнейшие фигуры в правительстве прямо сказали ему, что у них «нет политического аппетита связываться с Российской Федерацией».

Высокопоставленные сотрудники американской разведки сказали, что следят за серией убийств на другом берегу Атлантики с нарастающей тревогой, опасаясь, что это может распространиться и на американскую территорию. Их страхи усилила странная смерть основателя «России сегодня» Михаила Лесина в номере вашингтонского отеля от травм головы, шеи, рук, ног и туловища в 2015 году. Следователи объявили, что он получил фатальные травмы, упав в состоянии опьянения, но бывший высокопоставленный представитель одной из американских спецслужб рассказал BuzzFeed, что смерть рассматривали как «подозрительную» и были «опасения», что российское государство «начнет делать тут то, что оно с некоторой регулярностью делает в Лондоне».

В некоторых случаях, по словам разведчиков, можно с высокой или средней степенью уверенности говорить, что убийства совершены по приказу Путина

То, что американская разведка связывает четырнадцать смертей в Британии с Россией, подтвердили четверо действующих разведчиков, непосредственно знакомых с информацией, собранной по каждому из дел. В некоторых случаях, по их словам, можно с высокой или средней степенью уверенности говорить, что убийства совершены по приказу Путина. В других случаях нельзя с определенностью установить, были ли погибшие убиты по прямому указанию Кремля, стали жертвами российских мафиози или были сознательно доведены до самоубийства — и нельзя исключить возможность того, что некоторые смерти не были связаны с Россией. Но во всех четырнадцати случаях, «опираясь на то, что нам известно, на собранную на месте и проанализированную информацию, — сказал один из источников, — можно без сомнений сказать, что самое правильное в такой ситуации — предположить причастность России к этим смертям и затем потребовать дальнейшего расследования от Соединенного Королевства».

Пресс-секретарь ЦРУ отказался давать комментарии по темам, связанным с разведкой, но Стивен Холл, до 2013 года возглавлявший в агентстве российское направление, рассказал BuzzFeed, что десятилетнее дипломатическое противостояние, спровоцированное расследованием убийства Литвиненко, создало «значительные препятствия» отношениям между Москвой и Лондоном. После этого убийства британские власти не смогли определенно ответить, когда жители их страны «начали регулярно погибать от рук российских убийц». Сотрудники MI6, вспоминает он, не раз говорили ему, что «знают, что у русских есть действующая программа убийств людей, которые им не нравятся, в Британии», но вину в том, что убийства не удалось предотвратить, возлагали на Скотленд-Ярд — штаб-квартиру британской полиции. Результат, отметил Холл, был ужасающим. Российские агенты могли «проводить эти операции в Британии сравнительно легко», сказал он: «Просто приехать в страну и убить».

Высокопоставленный сотрудник американской разведки, который продолжает служить и не может быть назван по имени, сказал BuzzFeed, что британцы «годами преуменьшали причастность россиян к событиям на их территории». Отражая взгляды нескольких источников, он добавил: «Много лет назад британцы заключили с русскими сделку: те могут приезжать, тратить деньги на недвижимость и стимулировать экономику, а сами они деликатно отвернутся».

Ричард Уолтон, до прошлого года командовавший в Скотленд-Ярде контртеррористическим подразделением, признал, что в последнее десятилетие имела место серия подозрительных смертей, связанная с Россией. По его словам, антитеррористические силы полиции «никогда не были чрезмерно довольны своими действиями», но расследование таких дел — это «очень, очень опасная территория», они «полностью вне сферы компетенции местной полиции», которая не имеет опыта изощренных тактических игр. «Это совершенно другое измерение, — объяснил он. — Когда приходится иметь дело с целой страной, располагающей ядерным оружием, у нее чудовищные ресурсы».

Уолтон сказал, что российские убийцы великолепно владеют искусством маскировки убийства. Они мастерски имитируют самоубийства, подбрасывая свидетельства, создающие впечатление, будто у жертв была депрессия, рассказали BuzzFeed сотрудники антитеррористических служб, или даже применяют наркотики и психологическую обработку, чтобы подтолкнуть их к суициду. Что касается убийств по приказу государства, путинский режим накопил «набор химических и биологических средств, разработанных для нацеленных убийств», так что киллеры могут выполнять свою работу, не оставляя следов, сказал бывший сотрудник MI6 высшего ранга. А британская секретная служба, как говорят источники, ограничена в возможностях делиться информацией, указывающей на соучастие России, так как должна обеспечивать защиту конфиденциальных информаторов.

Поэтому даже когда собранная информация с большой степенью определенности указывает на убийство, говорят источники в полиции и разведке, часто оказывается недостаточно свидетельств, которые можно представить в суде. В таких случаях, говорят они, легче объявить смерть не вызывающей подозрений, чем провоцировать дипломатическую напряженность и тревогу в обществе ради того, чтобы выдвинуть обвинение в политическом убийстве, которое, вероятно, развалится.

Несколько высокопоставленных источников в Скотленд-Ярде и MI6 категорически отрицают, что британское правительство когда-либо покрывало убийство по политическим соображениям. Но другие с ними не согласны. Бывший сотрудник антитеррористического подразделения Скотленд-Ярда Карл Дэвенпорт сказал, что правительство скрывает от коронеров «очень много» свидетельств, чтобы представить смерти, связанные с Россией, как самоубийства, отчасти из-за того, что это «дипломатически легче» и они «боятся рассердить Россию, которая, как известно, совершенно беспощадна». Бывший сотрудник MI6 Найджел Андерсон сказал, что в Британии прослеживается явная цепь «бесстыдных» российских убийств «средь бела дня», и этому позволяют продолжаться, потому что «Соединенное Королевство снисходительно относится к таким вещам».

Официальный представитель сказал, что правительство «серьезно относится к своей обязанности защищать людей в Соединенном Королевстве от действий враждебных государств, в том числе от убийств». Отказавшись говорить на темы, связанные с национальной безопасностью, представитель сказал, что в целом расходы на правоохранительную деятельность с 2015 года являются защищенными, а полиция «получает ресурсы, которые ей нужны».

Но полиция и источники в разведке сказали, что прибытие в Британию волны олигархов — некоторые из них бежали от автократического режима Путина, другие ищут место на Западе для своих семей и денег — совпало с переключением почти всех национальных правоохранительных ресурсов Британии на борьбу с терроризмом после атак в США 11 сентября 2001 года. Это, говорят они, позволило Лондону стать ареной для деятельности российских спецслужб и мафии. Бывший сотрудник антитеррористического подразделения Скотленд-Ярда Грег Маккей-Лир сказал, что правительство допустило «грубую тактическую и стратегическую ошибку», закрыв глаза на российские операции в Лондоне в критические времена.

Березовский, колоритный олигарх и математик, был стержнем группы российских эмигрантов, в которую входил и Литвиненко; он поселился в Британии вскоре после того как Путин пришел к власти и расправился с конкурирующими силами во власти, которые осмеливались сопротивляться. Березовский сначала поддерживал Путина, но затем стал главным врагом президентского режима; свое состояние он сделал источником финансирования международной оппозиционной кампании, которой руководил из своего нового дома в роскошном районе графства Суррей недалеко от Лондона. Президент России практически полностью властвует над сверхбогатыми людьми в своей стране, он pаздает гигантские состояния своим фаворитам и разоряет тех, кто встает у него на пути. Но когда Путин разрушил бизнес-империю Березовского в России, тому с помощью тесной сети партнеров, в том числе и Янга, удалось переправить деньги через офшорные трасты и подставных лиц в его новые проекты в Лондоне и, что еще опаснее, в Москве.

В распоряжении BuzzFeed находятся 205 коробок с документами, содержащими секретные подробности рискованных сделок Янга в интересах Березовского, восстановленные файлы из его компьютеров, результаты экспертизы его телефонов, многочасовые видеозаписи камер наблюдения, показания более чем 150 человек, а также сумка с окровавленной обувью Янга и другими важнейшими уликами с места его гибели, которые полиция не заметила или проигнорировала.

Из документов следует, что после провала проекта шпионы из ФСБ следили за деятельностью Янга. После того как восемь его партнеров один за другим умерли, Янг так боялся быть убитым, что попытался найти защиту у британских гангстеров, связанных с российской мафией. В последние годы своей жизни Янг тайно помогал организовать еще одну сделку с участием Березовского, которая разозлила российское государство до такой степени , что Андрей Луговой — согласно выводам публичного расследования, один из двоих убийц, отравивших Литвиненко, — призвал государство расправиться со всеми причастными.

Деятельность Янга вызывала такое беспокойство, рассказал BuzzFeed один из источников в американской разведке, что его разговоры прослушивало АНБ. «Этот самый Янг… похоже, АНБ за ним следило. Разговоры перехватывали», — сказал он. Полученные данные были достаточно деликатными, сказал источник, и некоторая информация о Янге получила высший уровень секретности, который существует только для информации, способной причинить «исключительно тяжелый ущерб», если станет публичной.

Березовский и многие его погибшие партнеры были так глубоко связаны с российской организованной преступностью, что, по словам источников в разведке, трудно понять, от кого исходили приказы убить их — от государства, от мафии или от обоих. Марк Галеотти, изучавший международную деятельность российской мафии, рассказал, что спецслужбы страны часто сотрудничали с организованными преступными группировками. «Это работает так: с самого верха приходит приказ о том, что такой-то человек должен умереть, — сказал он, — и спецслужбам приходится выполнять». Какой способ здесь самый эффективный? Можно отправить агентов государства, чтобы те совершили хитроумное убийство, которое даже не примут за убийство, сказал он, но можно и проще: нанять каких-нибудь «головорезов», которые убьют со всей жестокостью. В то же время, отметил Галеотти, «технически сложные убийства» в интересах преступных банд часто совершают «по совместительству агенты государства».

Бывший руководитель антитеррористической службы Скотленд-Ярда Уолтон сказал, что неспособность полицейских, расследующих убийства, провести даже самое поверхностное расследование смерти Янга «вызывает настоящую тревогу», он был «изумлен тем, что даже не провели экспертизу». Учитывая страх Янга за свою безопасность, а также его связи с Березовским и другими заметными россиянами, умершими при подозрительных обстоятельствах, Уолтон сказал, что «это с самого начала надо было рассматривать как подозрительную смерть».

После того как Скотленд-Ярд закрыл расследование, остались четверо, кто хотел во что бы то ни сало узнать правду. Две дочери Янга — 20-летняя тогда Саша и 22-летняя Скарлет — узнали, что потеряли отца, лишь через два дня, когда новость попала в газеты, — полиция их не известила. Как рассказала Саша, у них с самого начала было ощущение, что его убили. За несколько минут до того как тело Янга обнаружили насаженным на прутья ограды, он звонил обеим дочерям, спокойно разговаривал с ними, шутил. Они знали о его связях с «опасными людьми», такими, как Березовский, и он не раз говорил им, что его жизнь в опасности. «Мы абсолютно не верим, что он сделал это сам», — сказала Саша.

Дочери позвонили близкому другу Янга Джонатану Брауну, крупному производителю копченой лососины, живущему в Майами, и сквозь слезы рассказали ему, что отец погиб. Браун, который по просьбе Янга вложил миллионы в «проект Москва», сказал, что первое, что пришло ему в голову, когда он услышал новость, — то, что «его убили, как и всех остальных». И если его друга «прикончили», то у него оставались два вопроса: «кто это сделал?» и «не я ли следующий?». Он первым же рейсом вылетел в Лондон и первым делом встретился с Сашей и Скарлет. Тогда они втроем договорились: если полиция не собирается это расследовать, то расследуют они сами.

Шел 2001 год, Березовский только что сбежал в Британию после жестокой ссоры с новым президентом России Владимиром Путиным. Он поселился в этом роскошном уголке Суррея с его причудливыми декоративными постройками, озерами и лесами, по которым бродят олени; к нему присоединился лучший друг и партнер по бизнесу Бадри Патаркацишвили, который купил большое поместье по соседству. Янг с женой и двумя дочерьми переехал в другой роскошный дом около Уэнтвортского гольф-клуба.

«Борис и Бадри», как их все называли, были неразлучным дуэтом. Березовский был маленького роста, но казалось, что он заполняет собой все пространство, — разговорчивый, импульсивный, то и дело разражавшийся пламенными речами о матери-России. Патаркацишвили был полной противоположностью — спокойный и флегматичный, с закрученными кончиками седых усов, большой любитель мохнатых меховых шапок. Для Янга, который вырос в многоквартирном доме в Данди, а первый опыт в бизнесе получил, суетясь в прокуренных пабах и клубах портового города, попасть в ближний круг российских миллиардеров в изгнании означало пропуск в экзотический мир невероятных богатств. Но это были опасные связи. «Борис был врагом государства номер один, — сказал BuzzFeed один из ближайших советников Березовского. — И всякий, кто был близок к нему, тоже считался врагом».

Два олигарха построили в посткоммунистической России гигантскую бизнес-империю, когда друзья президента Бориса Ельцина скупали государственные активы за гроши. Финансовым аферам двух друзей не было границ: они совместно владели группой российских газет и телеканалов, пакетом акций нефтяного гиганта «Сибнефть», контролировали бывшую государственную авиакомпанию «Аэрофлот».

Березовский, бывший при Ельцине высокопоставленным лицом, считал себя «делателем королей», вытащившим Путина из безвестности. Но когда его протеже стал расширять свою власть и уничтожать оппозицию, Березовский мобилизовал свои газеты и телеканалы для серии стремительных атак. В ярости Путин публично предупредил, что олигархи, которые перейдут черту, получат по голове. Через несколько дней, загорая в Кап д’Антибе, Березовский получил вызов на допрос в российскую прокуратуру по обвинению в мошенничестве и вымогательстве. В Москву он больше не возвращался.

Янг был как раз тем, кто мог в этом помочь. У него была неистребимая склонность устанавливать опасные связи; в 1990-х годах он стал мультимиллионером чуть ли не за одну ночь, когда близко подружился с печально известным главарем лондонских бандитов Патриком Адамсом — одним из братьев, контролировавших семейный преступный синдикат Адамсов. Источники в полиции говорят, что семью Адамсов подозревают в связях с российской мафией, а Янга считают отмывателем денег их преступной группировки. Разумеется, именно после встречи с Адамсом началось участие Янга в многомиллионных аферах, в которых фигурировали чемоданы, полные наличных; это удалось установить с помощью многочисленных источников, документов и фотографий, найденных в телефоне Янга и восстановленных. Он мастерски маскировал следы сомнительных денег.

Так Янг стал одним из самых доверенных британских теневых посредников Березовского, помогавших отмывать его деньги в Британии. Он покупал для Березовского самые дорогие автомобили и роскошные дома, скрывая их принадлежность олигарху с помощью непрозрачных офшорных схем. «Скот делал много покупок для Бориса по всему миру, — сказал Браун, король копченой лососины, который близко знал обоих. — Борис не мог просто так приехать в Британию и открыть банковские счета, это не так просто». Он объяснил, что россиянин переводил из своих офшорных фирм на Кипре «чертову кучу денег», а Скот «шел и покупал для него машины и все это дерьмо».

Мэр Юрий Лужков был одним из ведущих российских политиков, ключевым союзником Кремля, а личное состояние его жены было больше миллиарда долларов. Как следует из американской дипломатической телеграммы 2010 года, Лужков был крупным коррупционером, «замешанным во взяточничестве и сомнительных сделках, касающихся сверхвыгодных строительных контрактов по всей Москве».

Американские аналитики установили существование «трехъярусной структуры московского криминального мира» с Лужковым на вершине, ФСБ на втором уровне и обычными преступниками внизу. Они отмечали, что каждый, кто хотел заниматься бизнесом в Москве, должен был заплатить одной из этих групп за «крышу». «Если кто-то попытается обойтись без покровительства, его бизнес быстро закроют», — говорилось в телеграмме. Лужков категорически отрицал какую-либо причастность к коррупции. В письме в редакцию BuzzFeed его юристы утверждают, что он никогда не встречался с Янгом, не имеет отношения к «проекту Москва» и не получал никаких денег за покровительство. Он также никогда не одобрил бы никакую схему, в которой участвовал бы Березовский.

«Проект Москва» был совместным предприятием Янга и Руслана Фомичева — учтивого круглоголового российского финансиста с ледяными голубыми глазами, который прежде работал с Борисом и Бадри в Москве и Лондоне. Отец Фомичева был генералом КГБ в отставке, и Янг извлекал выгоду из его родословной, рассказывая инвесторам, что проекту пойдут на пользу связи его партнера среди руководства вооруженных сил и спецслужб. Фомичев сказал, что никогда не встречался и не вел никаких дел с Лужковым, а также не поддерживал связей с российскими спецслужбами. «У меня никогда не было крыши, никаких дел ни с кем, я никому не давал взятки», — сказал он BuzzFeed, настаивая, что «проект Москва» был самой чистой сделкой, совершенной в России, какую только можно представить». Он отрицал причастность Березовского к схеме, а когда журналисты BuzzFeed показали ему документы, свидетельствующие о тайных капиталовложениях олигарха, сказал, что «шокирован». «Это первый раз, когда я обо всем этом слышу, — сказал он. — Это была не моя инициатива — привлечь Березовского к проекту».

Юрист нанял команду телохранителей, а в конце февраля сказал своему дяде: «Если в ближайшие несколько недель со мной что-нибудь случится, это будет не несчастный случай». На следующей неделе, 3 марта 2004 года, его частный вертолет спикировал на поле, приближаясь к аэропорту Борнмут; Кертис и пилот сгорели заживо. Дознание пришло к выводу, что крушение было несчастным случаем — вертолет упал в плохую погоду, — но коронер признал, что в этом деле были «все составные элементы шпионского триллера».

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762