Ядовитая женщина Тамара Иванютина

Семья, в которой родилась Тамара Масленко, была такова, что ничего другого из девочки, наверно, не могло вырасти в принципе. Тамара была одной из шестерых детей, которым мама с папой внушали, что главное в жизни — богатство.

Папашка Тамары Антон Митрофанович не видел «ничотакова» в том, чтобы подсыпать яду непонравившемуся человеку, а матушка Мария Федоровна исповедовала следующую жизненную мудрость: «Нужно не жалобы писать, а дружить со всеми и угощать. Но в пищу особенно зловредным добавлять яд».

«Старики Масленко без колебаний насмерть отравили соседа по коммуналке, который чересчур громко включал телевизор и мешал спать. И даже родственницу, сделавшую им замечание по поводу лужи в туалете. Это они так «мстили за оскорбление»! Добавляли крысиный яд в приготовленный для угощения плов и оладьи, начиняли отравой апельсины и пряники... И при этом очень гордились своей изобретательностью».

Выпорхнув из родительского гнезда, Тамара самозабвенно служила золотому тельцу. Она мечтала разбогатеть — наверно, чтобы мама с папой ею гордились. Так, чтобы заполучить двушку, она отравила своего первого мужа — шофера-дальнобойщика.

«Его напарник рассказал, что во время очередного рейса мужу Тамары стало плохо. У него сильно болели ноги, он не чувствовал педалей ни газа, ни тормоза. Попросил было подменить его на часок-другой, однако самочувствие бедолаги все ухудшалось. Ни через два, ни через три часа водитель не смог сесть за руль. Проезжая мимо деревенской речушки, спросил у напарника: «Может, мне искупаться, чтоб взбодриться? Я быстро водичкой окачу себя, приду в норму - и двинемся дальше. Мне Томка и полотенце чистое приготовила...».

Когда водитель вытирал голову, напарник с ужасом увидел, что все полотенце усеяно волосами. Угощаться бутербродами, которыми того женушка снабдила, он отказался: не потому, что заподозрил неладное, а просто побоялся задремать после сытного перекуса за рулем. Вскоре после возвращения из рейса первый муж Тамары Иванютиной скончался от сердечного приступа».

Потом Тамара вышла замуж второй раз — за Олега Иванютина, на несколько лет ее младше. Она положила глаз на дом и земельный участок свекора и свекрови. Надо ли говорить, что вскоре они умерли с интервалом в два дня! А Тамара принялась подтравливать второго мужа, сокрушаясь знакомым, что его точит загадочная фамильная болезнь, и он по всей видимости, не жилец.

Параллельно Тамара шустрила как спекулянтка, за что и заработала судимость. Что не помешало ей в сентябре 1986-го по поддельному трудовику устроиться посудомойкой в школьный пищеблок. Она рассчитывала выносить продукты и пищевые отходы, чтобы откармливать своих свиней, на которых рассчитывала сколотить состояние. 45-летняя психопатка вступила в пору «творческой зрелости».

17 и 18 марта 1987 года сразу несколько учеников и работников киевской школы №16 оказались в больнице с сильным пищевым отравлением. Двое детей и двое взрослых умерли практически сразу, остальные девять балансировали на грани жизни и смерти в реанимации. Консилиум врачей отрабатывал версию какого-то нового вируса гриппа, но когда у людей полезли волосы, стало понятно, что это не грипп. Но что же?

Заработала следственная группа. Допросив потерпевших, следователи установили, что им сильно поплохело после обеда в школьной столовой 16 марта. Все они ели гречневую кашу с печенкой. Вот как рассказывал о беседе с пострадавшим ребенком Поддубный:

«Шестиклассник Антон, маленький, щуплый и совершенно безволосый, во время беседы постоянно плакал. И извинялся, что плачет. Мол, понимаю, что я большой и плакать нельзя, да только очень больно.

Я поинтересовался, ел ли он накануне в школьной столовой гречневый суп и печенку. Мальчик удивился и даже перестал плакать:
- Да... А вы откуда знаете?
- Неважно, откуда. Скажи, а как ты оказался в столовой после пяти часов вечера?
- Новые стулья для столовой завезли, а старшеклассники уже ушли. Вот завхоз и попросил нас. А когда мы все закончили, тетенька предложила нам покушать».

Когда возник вопрос, контролируется ли кем-либо качество еды, выяснилось, что медсестра-диетолог… умерла две недели назад!

«Кажется, что-то с сердцем, - припоминала директриса школы. - Да, точно: от сердечно-сосудистой недостаточности. Это случилось сразу после 8 марта. На вечеринке, накануне праздника, была веселая, даже танцевала с военруком, а 9-го вечером ее забрала «скорая». Дня три или четыре Кукаренко пробыла в больнице, а потом нам позвонили и сообщили, что она скончалась».

Тело Кукаренко эксгумировали и в тканях трупа нашли следы таллия. Но обыски у сотрудников, имеющих отношение к пищеблоку, ничего не дали.

«Я сделала вывод, что в этой школе нас не любят, - вспоминала эксперт-химик Валентина Калачикова. - Мойщица посуды Иванютина ходила за мной по пятам, как надзиратель. Наверное, решила, что я у них кастрюлю стащу или крупы в карманы насыплю. Жуткое ощущение, честное слово. Взгляд недобрый, тяжелый... Как эту мегеру вообще допустили с детьми работать?!»

Когда к Иванютиной пришли с обыском, ее дома не оказалось. Зато следователи пообщались с ее мужем Олегом. «Оказалось, что супруг Тамары Иванютиной не совсем здоров. Сейчас находится на больничном, у него болит голова, немеют ступни ног, а сами ноги от бедер до колен просто выворачивает. Жалуется, что облысел».

Олег рассказал, что он недавно перевез родителей из Краснодарского края, и как-то они с Тамарой поехали посмотреть, как они устроились на новом месте. Психопатка немедленно прельстилась домом и земельным участком свекров. Вот бы где разводить свиней! И она достала заветный пузырек… «Тамара со свекровью приготовили обед, - пишет Поддубный. - Вместе посидели за столом, да только к вечеру старику плохо стало. Наутро мать позвонила Олегу и сказала, что с отцом беда приключилась: ноги отнимаются, ступни немеют... Говорит, что не может носки сам надеть... А когда бабка стала ему помогать, заревел от боли, словно его на куски резали. Олег посоветовал «скорую» вызвать, однако в больнице скорой помощи врачи осмотрели деда и сказали, что это полиартрит обострился. Выписали лекарства и отправили домой.

Тамара сильно обеспокоилась состоянием здоровья отца и настояла тут же ехать к родителям. Грелку к ногам прикладывала, супчиком его с ложечки кормила. В общем, Олег хвалил ее как самую заботливую невестку на свете… Я так мыслю, что в супчик она как раз и плеснула этой жидкости. В ту же ночь дед скончался в больнице».

На похоронах мужа вдове стало плохо с сердцем. Олег попросил Тамару принести из дома лекарство. Она вернулась с рюмкой валокордина и стаканом воды. Едва выпив лекарство, мать зашаталась. На ее губах выступил белый налет, и ее тут же стошнило...

«Среди присутствующих началась паника. Вдова заголосила, что ей налили отравы. Какая-то женщина божилась, что собственными глазами видела, как Тамара капнула в лекарство какую-то жидкость из пузырька, достав его из кармана кофты. Мужчины стали требовать милицию, кто-то предложил отнести содержимое стакана на экспертизу. И тогда Тамара швырнула и рюмку с лекарством, и стакан с водой на землю. Олег Иванютин заслонил жену от разгневанной толпы и принялся успокаивать мать».

У матери Олега начались те же симптомы: болели руки и ноги, немели ступни. Она не могла ворочать языком, почти не разговаривала. К вечеру ее забрала «скорая», и через два дня она скончалась...

Во время обыска в доме Иванютиной нужную вещь нашли буквально в последний момент.

«Когда осмотрели все, что только можно было, Валентина Петровна Калачикова вдруг подошла к тумбочке, которая стояла у окна, и попросила открыть дверцу. Иванютина, наблюдавшая все происходившее с презрением, неуверенно шагнула к тумбочке: «Это швейная машина, от свекрови мне досталась. Будете осматривать?». - «Будем осматривать, - спокойно сказала Валентина Петровна. - Откройте или дайте ключ, я сама открою». Иванютина швырнула ключи на пол и почти прошипела: «Сама открывай, белошвейка!».

Калачикова осмотрела содержимое ящичков. Шпульки с нитками, иголки в коробочках, набор приспособлений для вышивки, флакон с машинным маслом для смазки механизмов... Она взяла в руки флакон и вдруг поняла, что для масла посуда уж больно тяжелая. И сунула флакон в карман». По сути, Тамара совершенно не прятала яд! Оцените степень самодовольства, презрения к людям и полную уверенность в безнаказанности. И с одной стороны, эти уродливые черты ее личности и помогли расследовать это жуткое дело. Ведь будь Тамара менее самодовольной, более осторожной — такой, например, как маркиза де Мертей — она бы спрятала баночку получше, и ее бы, скорее всего, не нашли и обвинить ее не смогли бы.

А это, без сомнения, повлекло бы за собой новые смерти. Судя по числу трупов за последние полгода, отравительница вошла во вкус...

Но хорохорилась Иванютина зря. Лабораторное исследование показало, что в банке находится жидкость Клеричи — высокотоксичный раствор на основе таллия. Психопатку арестовали. Кстати, для меня загадка: почему, даже поняв, что близка к провалу, Тамара не дала деру? Не залегла на дно где-нибудь? Ведь не могла же не понимать, что под расстрелом ходит. Но, видимо, столь велика была убежденность, что все кругом, в том числе, и следователи — лохи.

Впрочем, у меня есть и вторая версия: Тамара не боялась ареста. Потому что была уверена: откупится. Психопатка судила людей по себе. Раз она пошла по трупам за призраком черной «Волги», то неужели же от взятки откажутся «тупорылые» следаки?! Видимо, это не укладывалось в ее картину мира…

Первоначально Иванютина написала явку с повинной. Наступило время психопатического бенефиса. Пребывая в грандиозе, она подробно — думаю, с большим удовольствием! - поведала о своих преступлениях. Оказалось, что двух шестиклассников она угостила отравой только потому, что они отказались расставлять столы и стулья. «Я решила наказать их», - заявила Тамара. «Также Иванютина поведала, что сначала испытала действие яда на соседских курах и кошках. Экспериментировала с количествами - знала, какую дозу дать, чтобы человек слегка заболел, а какую - чтоб наверняка умер. При этом ее ничуть не волновало, в каких муках умирают ее жертвы. «В таком деле случайностей быть не должно, - самодовольно растолковывала Иванютина. - Батенька едва не погорел на обычном курином яйце. Хорошо, что врачи оказались лопухами...»

Однако потом Иванютина заявила, что явку с повинной сделала под давлением следствия и от дачи дальнейших показаний отказалась. Видимо, когда «лохи-следаки» не купились на ее «много золота», она впервые трезво оценила реальность и поняла, что действительно влипла. Но следствию уже была ясна вся картина преступления. Так, по осени 1986-го Иванютина отравила насмерть парторга школы — женщина воспрепятствовала хищению продуктов из столовой. Потом Тамара угостила таллием двух учеников первого и пятого классов, которые дерзнули попросить у нее остатки котлет для своей собаки. К счастью, ребята выжили, но подобные отравления не проходят для организма бесследно.

После мартовской смерти диетсестры Кукаренко заведующий столовой по фамилии Нога почуял неладное и стал на ночь запирать подсобку, чтобы Иванютина не имела доступа к продуктам. Зарвавшаяся психопатка открыто заявила, что «Нога пойдет вслед за Кукаренко».

...Вслед за Тамарой были задержаны мама и папа Масленко, а также старшая Тамарина сестрица — Нина Мацибора, которая тем же таллием отравила своего мужа, дабы завладеть его киевской квартирой. Сами же супруги Масленко отравили насмерть соседа по коммуналке и родственницу, и без счету - домашних животных своих соседей. Ко времени ареста они «баловались» таллием уже 11 лет - то есть, с 1976 года. Жидкость Клеричи приобретали у знакомой, работавшей в геологическом институте — дескать, крысы одолели.

«В ноябре 1980 года Мария Федоровна заболела и легла в больницу. Супруг Антон Митрофанович очень беспокоился о ее здоровье. В какой-то момент сваха решила ее навестить. После больницы направилась к Антону Митрофановичу и высказала опасения по поводу состояния здоровья сватьи. Мол, из всей палаты она - самая тяжелая. Боюсь, не сдюжит. «То есть?» - недоуменно спросил сват. «А то и есть, что надежды мало. Надо готовиться, чтоб похоронить по-человечески».

Масленко вздрогнул, будто его током ударило. И в ту же минуту предложил сватье не говорить глупостей, а лучше выпить за здоровье болящей супруги. Рысью помчался в кладовку, где у него был спрятан заветный пузырек. Пока та разливала самогон и собирала на стол еду, улучил момент и плеснул в рюмку яду. Ночью врачи «скорой», теряясь в догадках, делали ей уколы - то от сердца, то чтобы снизить давление, но все тщетно - к утру женщина скончалась».

Кстати, больная твердила врачам, что отравилась вареным яйцом. Мол, когда они закусывали, Масленко стал чистить яйцо, и оно почернело прямо у него в руках. Он объявил, что яйцо порченое и отбросил в сторону. Но когда он ушел, сватье стало жалко его выбрасывать, и она доела яйцо. К сожалению, врачи сочли это предсмертным бредом...

В ходе обысков у Масленко яда не нашли. Но отравители сами себя выдали! Когда Тамара уже находилась в СИЗО, Мария Масленко испекла оладий и пошла угостить соседку. У той была большая пенсия по инвалидности, что было предметом черной зависти Масленко. Она жаждала «восстановить справедливость». Но соседка оладушков есть не стала, потому что была наслышана, что старухину дочку подозревают в отравлении. Бросила один оладушек кошке, и к вечеру животное забилось в судорогах, а через три часа скончалось. Соседка сообщила об этом в милицию, и супругов Масленко арестовали. Точно так же, как Тамара, они детально и со смаком рассказывали, кого, когда, как и за что отравили.

Всего было доказано 40 эпизодов отравления, совершённых «ядовитым» семейством, из них 13 — с летальным исходом. Наибольшее число смертельных отравлений (9) и покушений на убийство (20) было делом рук Тамары.

...Когда ей предоставили последнее слово, она отказалась признать вину и попросить прощения у родственников своих жертв. «У меня не то воспитание», - надменно уронила она.

Иванютину приговорили к расстрелу, Нину Мацибору — к 15 годам, отца и мать — к 13 и 10 годам соответственно. Оба они умерли в заключении. След же Нины потерялся…

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762