Труп под грифом «Совершенно секретно»

В июле 1941 года руководству СССР стало ясно: положение на фронтах крайне тяжёлое, и в скором времени исправить его вряд ли удастся. Немецкие войска дрались умело и жестоко, применяли незнакомую Красной армии стратегию и тактику — прорывали фронты, смело вклинивались танковыми и мотомеханизированными колоннами в наши тылы. Окружали большие группы советских войск и брали огромное количество пленных. Немецкая авиация практически безраздельно господствовала в воздухе, и враг продвигался вперёд с фантастической скоростью, захватывая огромные куски нашей территории.

Не оправдавших доверия генералов расстреливали, меняли командующих фронтами и армиями, но это мало помогало.

На очередном секретном совещании в Кремле была поставлена необычная задача.

— Нужно решить вопрос государственной важности, — сказал Сталин. — Об эвакуации тела Ленина из Мавзолея.

Его слова произвели шокирующее впечатление: обстановка настолько угрожающая? И как технически выполнить задачу: Мавзолей сложное техническое сооружение, уходившее на несколько этажей под землю.

— Тело Ленина впредь предлагается именовать «совершенно секретным объектом», — пояснил Сталин. — Всё следует проделать в строжайшей тайне! «Секретный объект» предполагается эвакуировать в Тюмень. Туда не долетят немецкие самолёты и не проберётся вражеская агентура. В этой связи на товарища Берию ложится огромная ответственность.

В Москве чекисты вызвали профессора Б. Збарского, который ранее принимал участие в бальзамировании тела «вождя мирового пролетариата», а затем стал руководителем специальной строго засекреченной лаборатории, которая отвечала за сохранность мумии, помещённой в саркофаг Мавзолея. Профессору сообщили, что принято решение эвакуировать тело Ленина в Тюмень. Туда Збарский должен сопровождать «совершенно секретный объект» государственной важности. С профессором должны выехать все сотрудники лаборатории для обеспечения наблюдения за состоянием и сохранностью «объекта». НКВД взяло у всех под писки о «неразглашении» и выделило, численностью в один взвод, вооружённую охрану. Отказаться от поездки или выполнения поручения никто даже думать не мог: это было равносильно подписанию себе смертного приговора.

В срочном порядке под личным контролем секретаря Сталина и Берии был сформирован поезд специального назначения для доставки «совершенно секретного объекта» в Тюмень. Поезд состоял из паровоза и трёх вагонов, внутри одного из которых оборудовали специальные амортизаторы и установки для поддержания оптимального микроклимата.

В одну из ночей с соблюдением строжайшей секретности тело «вождя мирового пролетариата» извлекли из Мавзолея и спецтранспортом под усиленной охраной доставили на вокзал, где мумию поместили в спецвагон-лабораторию. Для прикрытия операции чекисты пустили дезинформацию, что будут перевозить ценности из Госбанка. Вокзал плотно оцепили, никто из посторонних ничего не мог увидеть или узнать.

В пути поезд несколько раз делал остановки — необходимо было время от времени проверять, в каком состоянии находится «совершенно секретный объект» и как работают специальные установки, обеспечивающие его сохранность. Секретный спецэшелон прибыл в сибирский город точно в назначенный срок. Местные сотрудники НКВД, не посвящённые в то, что происходит, обеспечивали внешнюю охрану вокзала и перрона. К спецвагону кремлёвская охрана подпустила только одного первого секретаря горкома Д. Купцова.

Известие, что в Тюмень спецпоездом доставлено из Москвы тело Ленина из Мавзолея, не доставило первому секретарю горкома радости: это сильно пахло смертью при непредвиденных неприятностях или досадных случайностях.

— Нужно подходящее помещение и бесперебойное снабжение электроэнергией, — доверительно сказал профессор.

Тело Ленина разместили вместе с необходимой аппаратурой в одном из залов старинного особняка. В этом же здании жили сотрудники лаборатории профессора Збарского, их семьи и охрана. Внутри здание бдительно охраняли кремлёвские чекисты, прибывшие с телом, а снаружи вахту круглосуточно несли местные работники НКВД, не посвящённые в тайну «объекта». Вместе с телом в Тюмень прибыло специальное воинское подразделение из охраны Кремля для несения почётного караула у тела Ленина. Как только объект занял своё новое место, тут же около тела выставили пост номер один. И в период всего пребывания «совершенно секретного объекта» в Тюмени караул у тела сменялся так же, как на посту у Мавзолея. Для соблюдения полной секретности в Москве внешне всё оставалось по-прежнему: охрана заступала на посту мавзолея и сменялась, чтобы никто ничего не заподозрил.

В 1944 году в Тюмень прибыла специальная правительственная комиссия — оценить работу спецлаборатории и состояние тела Ленина. Война шла к концу, и Сталин хотел знать: скоро ли можно привезти тело обратно и положить в пустующем Мавзолее? Профессор Збарский и его сотрудники день и ночь работали, чтобы сохранить мумию. Охрана тоже не смыкала глаз. Что Мавзолей в Москве пуст, так никто и не узнал. Правительственная комиссия дала высокую оценку результатам труда профессора и его сотрудников, а также отметила работу чекистов по обеспечению государственной тайны «совершенно секретного объекта». Особо отмечалось, что облик вождя не изменился, а это считалось крайне важным.

Вскоре лично от товарища Сталина поступило распоряжение вернуть «совершенно секретный объект» в столицу. В Тюмени мумия пробыла с лета 1941 года до весны 1945-го. Возвращение также проходило в обстановке строжайшей секретности. Вскоре тело заняло своё обычное место в саркофаге Мавзолея, и правительство разрешило открыть к нему доступ. Эпопея с эвакуацией завершилась.

Веб-мани: R477152675762