Кризис в Персидском заливе из-за Катара

Рано утром в понедельник Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Египет опубликовали скоординированные заявления, объявив о дипломатическом разрыве с Катаром, крошечной, но богатой полуостровной страной. Они сократили воздушные, морские и наземные сообщения и приказали катарским чиновникам и гражданам, находящимся в их странах, вернуться домой.

Катар, с населением чуть более 300 000 граждан, играет важную роль на мировой арене из-за больших запасов нефти и природного газа. Обе стороны заняли жесткую позицию, что отразилось на ценах на нефть. Как сообщают мои коллеги, паника из-за возможной блокады Саудовской Аравией единственной сухопутной границы Катара привела к тому, что полки супермаркетов в Дохе были полностью опустошены напуганными жителями.

Этот шаг – отражение давнего недовольства Катаром, который, как утверждают Саудовская Аравия и Эмираты, поддерживает террористические группировки, а также слишком дружелюбно относится к Ирану, их главному региональному сопернику. Положение сложное и неопределенное, ставки высоки – в Катаре, в конце концов, находится важная передовая база Центрального командования США. Вот наша попытка пояснить самые важные пункты.

В чем причина спора?

В течение многих лет чиновники в Эр-Рияде и Абу-Даби злились на то, что они считают бесконтрольной, активистской внешней политикой Катара. Например, в отличие от соседнего Бахрейна, который в значительной степени поддерживает линию Саудовской Аравии, Катар расходился во мнении с другими членами Совета сотрудничества стран Персидского залива, блока из шести арабских монархий, и использовал свою внушительную казну, чтобы проецировать свое влияние во всем мире.

Например, после политических потрясений арабской весны, Катар встал на сторону таких исламистских политических партий, как «Братья-мусульмане Египта», считая, что имеет право поддерживать движения, популярные среди жителей. Еще одной причиной для гнева соседей стало то, что «аль-Джазира», финансируемый государством новостной канал в Катаре, также, казалось, продвигал мотивы этих групп, часто защищая демократию и инакомыслие в регионе, управляемом светскими автократами или непредсказуемыми королевствами. Катар был одним из самых активных сторонников исламистских бойцов во время восстаний в Сирии и Ливии.

Рано утром в понедельник Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Египет опубликовали скоординированные заявления, объявив о дипломатическом разрыве с Катаром, крошечной, но богатой полуостровной страной. Теперь критики Катара заявляют, что государство не смогло ограничить свою поддержку некоторым исламистским военизированным группировкам, включая Хамас и главную организацию, связанную с Аль-Каидой в Сирии. Катар также обвиняли в поддержке повстанцев хути в Йемене, что поразительно, учитывая, что прежде Катар был частью коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, которая сражалась с хути, которых в некоторой мере поддерживает Иран.

«Страны региона можно разделить на два лагеря: один стремится продвигать свои внешние интересы посредством поддержки исламистов, и другой, чья внешняя политика определяется противостоянием подъему исламистов», — писал эксперт по Ближнему Востоку Хасан Хассан. Катар, в схеме Хассана, попадает в первый лагерь, в то время как саудовцы и Эмираты находятся во втором.

Министерство иностранных дел Катара в заявлении назвало меры «необоснованными» и заявило, что решение о разрыве отношений является нарушением суверенитета страны и «основано на заявлениях и предположениях, которые фактически не имеют оснований».

Саудовская Аравия и, в меньшей степени, ОАЭ также поддерживают различные группы повстанцев и исламистские группировки в конфликтах на Ближнем Востоке. Но обе страны выступали против политического ислама в таких странах, как Египет. Они поддерживали нынешнего президента Абдель Фаттаха аль-Сисси, который пришел к власти в результате переворота в 2014 году, вытеснив правящее мусульманское братство, за чем последовало жестокое, кровавое подавление исламистов. Насильственное правительство Йемена, которое почти полностью поддерживает Эр-Рияд, поддерживаемое Эмиратами руководство в Восточной Ливии и архипелаг на Мальдивах в Индийском океане, чей президент все чаще кажется сторонником саудовцев, поддержали разрыв в отношениях с Катаром.

ОАЭ, в частности, пришли в ярость из-за продолжающейся поддержки Катаром исламистов в Ливии и в других местах и, похоже, именно ОАЭ были инициатором изоляции Катара.

Но это не объясняет, почему такая мера была предпринята именно сейчас

Существует множество теорий о том, почему ситуация дошла до такой крайности. Две  хакерских атаки привели к эскалации вражды. Первым было опубликовано заявление на официальном сайте Катара, которое приписывало эмиру комментарии, с симпатией Ирану и шиитской боевой группировке Хезболла. Даже после того, как Катар опроверг сообщение, и сказал, что это происки хакеров, новостные сети Саудовской Аравии и ОАЭ продолжали распространять его как факт. Между тем, опубликованные электронные письма посланника Эмиратов в Вашингтоне, похоже, показывают давнее желание его страны противостоять катарскому влиянию.

Некоторые эксперты считают, что Мохаммед ибн Зайд, влиятельный наследный принц эмирата Абу-Даби, нашел энергичного партнера в лице молодого вице-кронпринца Саудовской Аравии Мухаммеда ибн Салмана, который в последние годы упорно продвигал внешнюю политику Саудовской Аравии и настаивал на создании регионального анти-иранского альянса.

В увлекательном сообщении Financial Times говорится о том, что чиновники из Катара, по всей видимости, выплатили почти 1 млрд долларов в качестве выкупа за освобождение партии катарских соколов, похищенной во время охоты на юге Ирака. По словам источника, цитируемого британской газетой, основная часть средств предположительно оказалась у должностных лиц Ирана и связанных с ними шиитских ополченцев – эти средства стали последней каплей для критиков Катара в Персидском заливе.

Но важным фактором также стал президент Трамп, чей дружеский визит в Эр-Рияд в прошлом месяце и одобрение планов Саудовской Аравии на Ближнем Востоке, похоже, ободрило официальных лиц.

Саудовская Аравия и Эмираты, говорит Эндрю Боуэн, приглашенный коллега из консервативного Американского института предпринимательства, «сочли, что ключевым моментом после визита Трампа должно стать усмирение Катара». По словам ведущего журналиста в ОАЭ, должностные лица в Абу-Даби хотят получить огромные уступки от Дохи, в том числе закрытие катарских СМИ за рубежом и отказ от независимой внешней политики Катара.

Что поставлено на карту?

Трудно определить, что будет дальше. Две страны Совета по сотрудничеству стран Персидского залива оказались на раздорожье – Оман и Кувейт могут попытаться определить степень своего влияния, чтобы достичь компромисса. Соединенные Штаты могут последовать их примеру, хотя администрация Трампа практически не комментировала происходящее в понедельник. Однако, возможно, ей придется, учитывая, что большая база аль-Удэйд на территории Катара является основной площадкой для проведения контртеррористических операций США.

Помимо поддержки США, Катар располагает значительными финансовыми резервами, сохраняет политическую поддержку турецкого правительства и является ключевым энергетическим партнером для таких стран, как Россия и Китай. Саудовская Аравия и Эмираты могут понять, что изолировать Катар довольно сложно.

«Они думают, что могут задушить Катар и заставить его капитулировать», — сказал Теодор Карасик, . «Это может вызвать обратную реакцию для них. Проблема номер один заключается в том, что такой шаг заставить Катар искать возможность заключения новых партнерских отношений в области безопасности с Турцией. Доха также может обратиться к Ирану».

«Я действительно беспокоюсь, что они могут ошибочно оценить позиции друг друга, что может привести к затягиванию решения этого конфликта», — сказал Боуэн Today’s WorldView.

Этот спор также усугубляет сложность разногласий на Ближнем Востоке, которые обозреватели в Соединенных Штатах часто пытаются свести к простому двустороннему конфликту между суннитским арабским блоком во главе с Саудовской Аравией и шиитским Ираном.

«Напряженность между Катаром и его соседями показывает, что старые геополитические линии больше не могут объяснить Ближний Восток», — пишет Хассан.

Остается увидеть, как Трамп, который ликовал на своем грандиозном, щедром приеме в Эр-Рияде, будет справляться с этим вызовом. В конце концов, Белый дом настаивал на том, что президент «объединил весь мусульманский мир так, как этого не происходило уже много лет», как сказал один помощник Трампа в прошлом месяце. События этой недели покажут, насколько смехотворно ложным было это утверждение.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762