Киев 1942 год: «матч смерти»

В первые дни войны часть футболистов киевского «Динамо» покинула город. Эвакуировался вместе с семьей тренер динамовцев, которым тогда был Михаил Бутусов, возглавивший команду в том же 1941 году. Но кое-кто из футболистов, призванных в Красную Армию, оставался в городе, охраняя порядок.

Уже через месяц после начала войны войскам Красной Армии, сосредоточенным близ Киева и в самом городе, грозила опасность полного окружения. Сталин тем не менее и слушать не желал о возможной сдаче столицы Украины. К сентябрю 1941 года отводить войска было уже поздно, кольцо окружения замкнулось, вырваться из него удалось немногим. Когда гитлеровцы вошли в город, в плену оказалось не меньше полумиллиона красноармейцев. В их числе были и несколько бывших футболистов киевского «Динамо» — Иван Кузьменко, Николай Трусевич, Алекей Клименко, Николай Коротких, Владимир Балакин, Василий Сухарев…

Некоторое время футболисты содержались в Боярском лагере для военнопленных. Но продолжалось это недолго — для их освобождения нашлись свои причины.

Новые власти старались наладить в оккупированном городе нормальную, мирную жизнь. Привечали тех, кто был готов с ними сотрудничать. Назначили городскую управу из местных жителей, ведавшую разными вопросами, в том числе культурой, просвещением, спортом. Отдел спорта управы и ходатайствовал об освобождении «лучших футболистов Украины» из лагеря военнопленных, представив их подробные анкеты. Немецкие власти, изучив анкеты, просьбу удовлетворили, взяв с освобожденных футболистов письменные обещания соблюдать лояльность.

С приходом гитлеровцев директором хлебозавода стал некий чех, в жилах которого вдобавок была толика немецкой крови, давно живший в Киеве. При советской власти он был простым служащим; новая власть, приняв во внимание косвенное отношение к немецкой расе, доверила ему производство хлеба. Новый директор был страстным любителем футбола, в довоенные годы не пропускал матчей с участием киевского «Динамо». Теперь он пригласил бывших динамовцев работать на хлебозаводе и одновременно играть в футбол.

Так на хлебозаводе и, значит, в команде «Старт» обосновался целый ряд футболистов киевского «Динамо», из-за превратностей судьбы находившихся в оккупированном городе. Имена их известны: вратарь Николай Трусевич, полевые игроки Иван Кузьменко, Алексей Клименко, Николай Коротких, Василий Сухарев, Владимир Балакин, Макар Гончаренко, Федор Тютчев, Михаил Путистин, Михаил Свиридовский… Футболистами основного состава были не все, некоторые до войны ходили в дублерах. Другие и вовсе уже оставили большой футбол и занимались тренерской работой. К ним примкнули еще несколько футболистов из киевского «Локомотива», выступавшего в довоенных чемпионатах Советского Союза в группе «Б».

Условия, которыми директор обеспечил футболистов, были приемлемыми. Работа, правда, оказалась малоквалифицированной — приходилось заниматься погрузкой хлеба, уборкой, — но обеспечивала сносное питание, а главным была, конечно, возможность тренироваться и играть в футбол. Соперников в Киеве было немало: тот же «Рух», и, кроме того, свои футбольные команды, конечно, любительского уровня, были в войсках немецкого гарнизона оккупированного города. Были в Киеве и венгерские части со своими футбольными командами.

Первый матч «Старт» провел 7 июня 1942 года против «Руха» и одержал победу — 2:0. Затем в течение июня — августа сыграл семь «международных» игр с немецкими и венгерскими командами. Во всех были одержаны победы, причем, как правило, с разгромным счетом.

Так 21 июня «Старт» обыграл сборную немецкого гарнизона со счетом 7:1. Ровно через неделю с тем же счетом 7:1 была побеждена сборная немецкой артиллерийской части. Последними из «международных» стали две игры с немецкой командой «Флакельф», представляющей немецкие войска противовоздушной обороны. Они состоялись 6 и 9 августа. В первом немцы были обыграны со счетом 5:1, во втором — 5:3. Кроме того, 5 июля футболисты «Старта» победили с разгромным счетом 8:2 еще одну украинскую команду — «Спорт».

Однако матч 9 августа с командой «Флакельф» оказался последним из «международных» — после него немецкие власти запретили встречи своих команд с украинскими. Поражения, да еще крупные, можно быть уверенным, задевали тевтонское самолюбие. Поэтому в следующее воскресенье, 16 августа, «Старту» пришлось играть снова с соотечественниками из «Руха». Теперь победа была одержана со счетом 8:0.

А два дня спустя футболистов «Старта» начали арестовывать. Но только тех, кто имел отношение к киевскому «Динамо». Нескольких бывших игроков киевского «Локомотива» отпустили.

Они работали грузчиками на хлебозаводе. Кто-то подкинул в муку, из которой пекли хлеб битое стекло. Вреда эта террористическая акция фашистам наделала мало, но последствия были трагическими для команды. В первую очередь арестовали динамовцев: М. Трусевича, О. Клименко, И. Кузьменко и М. Коротких. Забрали немцы еще несколько десятков рабочих завода и всех их отправили в Сирецкий концлагерь.

Факты свидетельствуют, что кто-то подставил футболистов. Потому что они сами битое стекло в муку, бросать бы не стали. Это был бессмысленный шаг, поскольку оккупанты арестовали бы всех, кто был задействован в процессе изготовления хлеба. А это значило, — подписать себе смертный приговор. В ночь на 23 февраля 1943 года, в канун Дня Красной Армии, кто-то поджег механический завод «Спорт», куда немцы привезли несколько десятков обозных саней, чтобы оббить полозья этих саней железом. На следующий день — 24 февраля оккупанты за террористические акции на хлебозаводе и на мехзаводе расстреляли в Сирецком концлагере 200 заложников, среди которых были и футболисты: Николай Трусевич, Алексей Клименко, Иван Кузьменко, Михаил Коротких.

Судьба остальных динамовцев сложилась в лагере по-разному. Некоторые, в том числе вратарь Николай Трусевич, использовались в качестве чернорабочих, поскольку не владели никакими профессиями. Михаил Путистин стал электромонтером, Макар Гончаренко и Михаил Свиридовский чинили обувь полицаев. Условия заключения не были чересчур строгими, всем разрешались свидания с родственниками.

Однако 24 февраля 1943 года Николай Трусевич, Алексей Клименко и Иван Кузьменко были расстреляны вместе с другими узниками концлагеря. Судя по более поздним показаниям уцелевших футболистов киевского «Динамо», это была… трагическая случайность.

В феврале 1943 года Трусевич, Клименко, Кузьменко и Тютчев с бригадами других узников разбирали дрова, сваленные в подвалах бывшего здания НКВД. Во время работы у одного из заключенных случился конфликт с офицером гестапо. Тот принялся избивать узника, но за товарища заступились несколько других узников. Охранники на месте застрелили всех, а остальных увезли в лагерь.

Там разыгрался второй акт трагедии. Пленных выстроили в шеренгу и объявили, что за покушение на жизнь немецкого офицера будет расстрелян каждый третий. В их число как раз попали Труевич, Клименко и Кузьменко, а Федора Тютчева, стоявшего в той же шеренге, судьба миловала.

Осенью 1943 года фронт вплотную приблизился к Киеву. Понимая, что гитлеровцам вскоре придется сдать город советским войскам, охранники-полицаи больше думали о собственной будущей судьбе и не столь уж ревностно охраняли узников концлагерей, когда те были заняты на каких-нибудь городских работах. Поэтому некоторым бывшим динамовцам тогда удалось бежать. Федор Тютчев, например, скрылся вместе с четырьмя другими грузчиками с Подола. Бригада, в которой работали Михаил Свиридовский и Макар Гончаренко, в полном составе бежала из другого киевского района.

В 1965 году к двадцатилетию Победы правительство СССР этих четырех футболистов посмертно наградило медалями «За отвагу», а участников матча, которые остались живы: Б. Балакина, М. Гончаренко, М. Мельникова, М. Путистима, В. Сухарева и М. Свиридова — медалями «За боевые заслуги». А до этого двадцать лет этих футболистов и других, которые принимали участие в тех встречах, проверяли: «Ведь, они играли с фашистами?».

Футболистов еще долго вызывали на вопросы в НКВД, и кто знает, какой оказалась бы в конце концов их судьба, если б не вмешательство генерала Тимофея Амвросиевича Строкача, одного из руководителей партизанского движения Украины. В 1946 году Строкач стал министром внутренних дел Украины, а еще с 1940 года шефствовал над киевскими динамовцами, будучи председателем республиканского совета общества «Динамо». Он-то и распорядился прекратить дела, заведенные на футболистов.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762