Бернард Кажинский: Ходячие радиопередатчики и радиоприемники — это мы.

Эта история произошла на Кавказе летом 1919 года. Инженер-электрик Бернард Бернардович Кажинский, живший в Тифлисе, вечерами, после работы, спешил навестить своего друга, тяжела забелевшего юношу. Он и предполагать не мог, что именно тогда приобщится к великой тайне природы.

Загадочный звон

Однажды, возвратившись уже ночью к себе домой, Кажинский лег и крепко заснул. Вдруг сквозь сон он услышал нежный звон. Так звенит серебряная ложечка, ударяясь о край стакана из тонкого стекла. Неожиданный звук разбудил инженера. Он приподнялся, зажег свет и взглянул на часы: было ровно два часа ночи.

Следующим вечером Бернард Бернардович, как всегда, отправился к заболевшему другу и узнал трагическую весть: юноша скончался. Помогая перенести тело умершего, Кажинский задел ночной столик и неожиданно раздался тот же звук - нежный звон, какой инженер слышал прошлой ночью.

"Меня охватило чувство, которое объяснить трудно, - вспоминал Бернард Бернардович. - С каким-то непонятным страхом бросаю взор на столик: на нем стоит тонкий стакан с серебряной ложечкой. Машинально схватил ее и слегка коснулся края стакана. Знакомый звук раздался снова. "Но как же я мог услышать его у себя дома?", - раздумывал я".

Забыв о горе, он стал расспрашивать о том, что же произошло. Оказалось, смерть наступила как раз в тот момент, когда мать тщетно пыталась дать умирающему сыну микстуру, зачерпнув ее из стакана. Это было как раз в два часа ночи.

Теперь Кажинский уже нисколько не сомневался, что звук, услышанный им сквозь сон, и звон чайной ложечки на столике перед кроватью умершего был одним и тем же звуком. Им овладело страстное, необоримое желание раскрыть природу загадочного явления. "С того памятного дня, - писал Бернард Бернардович, - мысль об этом не оставляла меня буквально ни на минуту. Однако долго не удавалось найти ответ на главный вопрос: каким образом я мог воспринять на расстоянии передачу серебряного звона?"

"Мозговое радио"

В конце концов он остановился на такой смелой идее: человек это - живая радиостанция! Головной мозг одновременно и радиопередатчик, и радиоприемник. В процессе мышления он излучает электромагнитные волны, являющиеся носителями его мыслей. Эти волны могут быть приняты другим человеком. одинаково настроенным с передающим. В этом случае принимающий мозг работает как радиоприемник.

Значит, именно при помощи "мозгового радио" принял он в момент смерти друга звуковой сигнал. Инженер-электрик погрузился в литературу по физиологии нервной системы человека и животных.

Перед Кажинским стояла нелегкая задача найти в нервной системе "детали", которые могли бы выполнять те же функции, что и элементы передающих и принимающих радиостанций. Ожидания не обманули его. Чем глубже постигал он новую для себя науку, тем все больше находил а нервной системе элементов, очень сходных с деталями и устройствами радиостанции.

Так, спиральные извивы нервов можно было считать аналогами катушек самоиндукции. Нервные тельца, так называемые колбочки Краузе, сходны с антенными рамками. Нашлись элементы, которые могли выполнять роли конденсаторов, детекторов, усилителей.

"Электромагнитный микроскоп"

Наступили 20-е годы. Кажинский жил уже в Москве. Аудитории, г де он выступал с лекциями о биологической радиосвязи, всегда были переполненными - настолько увлекала всех неожиданная идея: человек - это живая, ходячая радиостанция!

Наиболее важной стала лекция, которую Бернард Бернардович прочел в феврале 1922 года. В Москве проходил Всероссийский «съезд Ассоциации натуралистов. Кажинский доложил на съезде о сущности своей гипотезы. Его слушали видные ученые. Никто не отверг идею "мозгового радио", напротив, рекомендовали продолжить исследования.

Теперь уже не по описанию в книгах, а воочию Бернард Бернардович смог убедиться в своей правоте: нервная система действительно напоминала радиосхему. Им овладела мысль создать электронный прибор, который мог бы улавливать радиоволны, излучаемые мозгом человека. И он разработал такой прибор, названный им "электромагнитным микроскопом". Но задача оказалась крайне сложной. Как ни старался Кажинский усовершенствовать свой "электромагнитный микроскоп", все же добиться нужной чувствительности прибора ему так и не удалось.

 

Опыты на "фабрике рефлексов"

В 20-е годы в Москве, на Старой Божедомке, работала Зоопсихологическая лаборатория знаменитого дрессировщика Владимира Леонидовича Дурова - "фабрика рефлексов", как он сам ее называл . Здесь проводились опыты по изучению психики животных. В частности, Дуров успешно осуществлял мысленное вкушение довольно сложных заданий собакам, и животные почти всегда их успешно выполняли. Узнав об этом, Кажинский предложил Дурову провести опыты совместно по разработанной им методике. Главная цель их состояла в доказательстве реальности излучения электромагнитных волн нервной системой собаки.

Сначала Кажинский сконструировал и построил специальную камеру, похожую на телефонную будку, - так называемую "клетку Фарадея". Стенки ее были сделаны из железных листов и железной сетки. При закрытой дверце камера не пропускала радиоволны внутрь и не выпускала их наружу. Для предстоящих опытов это имело крайне важное значение.

Опыты проводились следующим образом. Дуров заходил в камеру и усаживался на стуле. Подопытная собака оставалась снаружи. Дуров начинал привычную для него процедуру внушения. Скажем, по бессловесному приказу собаке следовало принести из соседней комнаты блокнот. Если дверца была закрыта, собака мысленную команду не воспринимала. Но стоило дверцу отворить, - как она бросалась выполнять задание.

Б. Б. Кажинский сохранял веру в идею биологической радиосвязи до последнего своего дня (он скончался в 1962 году). Незадолго до смерти он написал вторую книгу о "мозговом радио", в которой рассказал историю этой необыкновенной идеи.

Г. Черненко

Веб-мани: R477152675762