Проект «КОЛОКОЛ» или Красная ртуть. Начало.

Впервые о «Колоколе» сообщил польский журналист Игорь Витковский (Igor Witkowski) в книге «Правда о чудо-оружии» («Prawda O Wunderwaffe»), которая вышла в 2000 году в Польше. Позднее, в 2003 году, книга Витковского вышла на английском языке («The Truth About The Wonder Weapon»). Работа польского исследователя в 2008 году также была издана и в Германии под названием «Die Wahrheit über die Wunderwaffe: Geheime Waffentechnologie im Dritten Reich».

Вклад в популяризацию исследования Игоря Витковского сделал английский военный журналист и писатель Николас Джулиан Кук (Nickolas Julian Cook) в книге «Охота за точкой "zero”» («The Hunt for Zero Point»), которая впервые вышла в Великобритании в 2001 году.

Ник Кук писал, что учёные III Рейха проводили серию экспериментов на секретном объекте СС, который назывался «Гигант» («Der Riese») и который располагался в районе шахты «Венцеслаш» на территории современной Польши неподалёку от границы с Чехией.

Кук описывает «Колокол» как некое устройство, изготовленное из тяжёлого и прочного металла. Размеры устройства были таковы: около 9 футов (2,7 метра) в ширину и от 12 до 15 футов (3,6 – 4,5 метра) в высоту. По форме устройство очень напоминало колокол. По словам Кука, внутри устройства находились два цилиндра, которые вращались с огромной скоростью в противоположных направлениях. Внутренность устройства, кроме того, была заполнена неким жидким веществом фиолетового цвета (возможно, чем-то похожим на ртуть).

Эта жидкая субстанция имела кодовое обозначение «Ксерум-525» («Xerum-525»), и её запасы хранились также в ёмкости метровой вышины, напоминавшей по форме термос, сделанной из свинца. Ник Кук также упоминал о том, что в экспериментах были задействованы и другие вещества, одно из которых представляло собой некий лёгкий металл, состоявший из пероксидов тория и бериллия.

Когда «Колокол» находился в рабочем состоянии, замечал в своей книге Ник Кук, он ярко светился и выбрасывал в окружающее пространство некое излучение, которое привело к смерти нескольких немецких учёных, принимавших участие в экспериментах с «Колоколом» (их имена Ник Кук не указал). Кроме того, в ходе экспериментов облучению подвергались растения и животные.
Игорь Витковский и Ник Кук предполагали, что остатки большого железобетонного каркаса возле шахты «Венцеслаш» (внешне он напоминает знаменитый «Стоунхендж» в Великобритании, хотя и много меньше в размерах) являлись составной частью проекта «Колокол».

В своей книге Игорь Витковский писал, что впервые о существовании проекта «Колокол» он узнал, изучая стенограммы допроса обергруппенфюрера СС Якоба Шпорренберга. По словам Витковского, в августе 1997 года с помощью офицера польской разведки ему был обеспечен доступ к документам польского правительства, в которых содержались сведения о существовании у нацистов некоего сверхсекретного оружия. Витковскому была дана возможность только прочитать протоколы допроса Шпорренберга, сделать необходимые выписки, но не было разрешено делать копии показанных документов.

Вслед за Игорем Витковским и Ником Куком тему подхватили американские исследователи, сторонники альтернативного исторического подхода, среди которых наиболее видными фигурами были Джозеф Фаррелл (Joseph P. Farrell), Джим Маррс (Jim Marrs) и Генри Стивенс (Henry Stevens).

Согласно данным Витковского, основные лаборатории, в которых осуществлялся проект «Колокол», находились в Нижней Силезии, в Ноймаркте (ныне польский город Срода Сласка) и Лойбусе (ныне польский город Любяз), в производственных помещениях предприятия «Шлезише Веркштеттен дер Фюрстенау». Корпоративную поддержку им оказывали AEG «Альгемайне Электрицитатс Гезельшафт» и электротехнический гигант «Сименс».

В Нижней Силезии находилось еще одно подземное сооружение — в замке Фюрстенштайн, а другое было замаскировано в угольной шахте в Вальденбурге, где «Колокол» мог быть впервые испытан.

Витковский раскрыл Дж. Фаррелллу интересную информацию, которая отсутствует в его книге. Райнер Карлш, немецкий историк, недавно опубликовавший в Германии книгу о ядерной программе Гитлера, также упомянул в своей книге, что группа физиков из немецкого университета в Гиссене провела множество исследований в Людвиковице, а именно в конструкции непонятного назначения. Выяснилось, что в арматуре конструкции присутствуют изотопы, которые могли появиться там только вследствие воздействия мощного луча нейтронов, а значит, использовалось какое-то устройство, ускоряющее ионы и, скорее всего, тяжелые ионы. Согласно расчетам, интенсивность излучения была очень высокой.

Эта информация, к слову, отсекает альтернативное мнение о «станции охлаждения» для завода взрывчатых веществ, если только ВВ/БП не содержали радиоизотопы, что уже будет подтверждением наличия таковых, а связь «Колокола» с бомбой «чистого синтеза» практически линейная. Другими словами, что бы ни испытывали в данной конструкции — а все свидетельствует о том, что это был «Колокол», — оно не только отличалось высокой прочностью, необходимой для того, чтобы выдержать испытание, но и излучало радиацию.

Исследовательский проект как таковой начал осуществляться в январе 1942 года под кодовым названием «Ворота» (созвучие с «Портал»(?), в чем и логичное в дальнейшем разделение проекта), которое действовало до августа 1943 года. Тогда он был переименован или скорее разделен на два субпроекта. Кодовое название «Ворота» было заменено на «Хронос» и «Фонарщик». Оба они относились к «Колоколу», но проект был разделен на физический и медико-биологический аспекты.

Дж. Фаррелл в своей книге говорит, что кодовые названия весьма символичны: «Хронос» по-гречески означает «время», а слово «ворота» говорит само за себя. В сочетании они подразумевают, что, по крайней мере, отчасти проект имеет определенное отношение к времени. Если так, это еще одно свидетельство того, что немцы отказались от специальной Относительности (привет А. Эйнштейну) с ее локально плоским пространством и, по всей вероятности, экспериментировали в чем-то вроде «гиперотносительности», или локально созданном искривлении пространства-времени. Значение кодовых названий указывает на исследования в области чрезвычайно радикальной и экзотической физики (здравствуй Тесла).

Ну а как насчет другою кодового названия? Фонарщик — человек, зажигавший уличные газовые фонари в эпоху, предшествующую изобретению электрических ламп. Но выбор этого названия может таить в себе более значительный смысл, как отмечает Витковский: «На это название можно взглянуть с другой точки зрения. Мне представляется, что это вольный перевод древнего имени Люцифер, то есть «тот, кто несет свет».

Что же произошло с «Колоколом» и его исследовательской группой? Фаррелл считает, что большинство ученых и инженеров убили эсэсовцы, а оборудование проекта было эвакуировано. Также сегодня имеются убедительные свидетельства того, что проект «Фонарщик» (или, если угодно, проект «Люцифер») был эвакуирован на шестимоторном «Юнкерс-390». Это весьма интересно, поскольку одна из последних фотографий «Юнкерс-390» была сделана примерно в то же самое время на летном поле в Праге. Так как в конце войны в строю остался только один «Ю-390», это означает, что он прилетел из Праги в район Людвигсдорфа (вероятно, на аэродром Ополе в Польше), взял на борт дополнительный груз и, согласно сведениям одного офицера-эсэсовца, который принимал участие в осуществлении проекта и протоколы допросов которого Витковский нашел в Берлинском архиве, улетел на авиабазу Бодо в Норвегии, после чего, подобно «Колоколу» и генералу Каммлеру, бесследно исчез.

Каммлер вовсе не погиб в Чехословакии в конце войн, а либо принимал участие в американских послевоенных секретных черных проектах, в результате сделки США с высокопоставленными нацистами, включая Мартина Бормана, либо просто исчез вместе с «Колоколом» и продолжал осуществлять его самостоятельно (?).

Фаррелл пишет о том, что Витковский раздобыл информацию, подтверждающую «американский сценарий». Среди ученых, причастных к «Колоколу», был некий Герберт Йенсен. Он сопровождал хорошо известного Германа Оберта и весьма таинственную Элизабет Адлер в их «деловой поездке» из Праги в Нижнюю Силезию. Оберт и Йенсен были наряду с Куртом Дебусом (вместе с Вернером фон Брауном создатель американской космической и Лунной программы (!) одними из главных трофеев, которые искали американцы. Другими словами, за ожесточенной борьбой с целью заполучить ученых-ракетчиков из Пенемюнде и раскрыть секреты нацистского проекта по созданию атомной бомбы, похоже, осуществлялись согласованные усилия, направленные на то, чтобы собрать как можно больше людей, причастных к «Колоколу». С учетом чрезвычайно секретного характера проекта «Фонарщик» следует предположить, что информация о персонале, причастном к проекту, как и информация о том, кто из них избежал гибели от рук эсэсовцев, могла исходить только от самих эсэсовцев.

Кроме того, Витковский считает, что «Ю-390», первый в мире самолет, снабженный средствами дозаправки в воздухе, мог перевезти свой груз в Аргентину для продолжения независимых исследований вдали от глаз союзников, под покровительством и защитой правительства Перона. Действительно, Перон построил в Барилоче современную лабораторию, где немецкие ученые-эмигранты исследовали плазму и высокое напряжение.

Следует отметить, что Витковский также считает: «Колокол» классифицировался как «решающий для войны», согласно оценке немецкого верховного командования, «Колокол» котировался выше атомной бомбы. Хотя это может показаться странным, следует вспомнить, что подобная классификационная схема была применена к захваченному «НЛО» в США после войны, который котировался выше водородной бомбы.

Дж. Фаррелл в своей книге повествует о любопытнейшем факте: придерживающийся левых взглядов и предпочитающий анонимность корреспондент ведущей ежедневной газеты «Neuquen», активно разоблачающей деятельность нацистских военных преступников в области Барилоче в Аргентине, заявил в своей статье, что он видел официальные документы, подтверждающие доставку в конце войны оборудования для экспериментов по антигравитации SS-E-1V и SS-U-13 вместе с пресловутым «Колоколом»... на борту транспортного самолета дальнего действия «Юнкерсе-390», который совершил беспосадочный перелет из Норвегии до аэродрома Гуалегуай в аргентинской провинции Энтре Риос.

Данное заявление можно рассматривать в качестве свидетельства того, что эсэсовский антигравитационный авиационный проект был после войны главным приоритетом для национал-социалистской ученой элиты.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ

Веб-мани: R477152675762