Чёрный январь 20 января 1990 года в Баку

События Чёрного января разворачивались в эпоху Перестройки, на фоне Карабахского конфликта. В июле 1989 года в Азербайджане сформировался Народный Фронт Азербайджана (НФА), ставший во главе азербайджанского национального движения. Основным фактором, обусловившим рост азербайджанского национального движения, стал карабахский вопрос.

Безуспешные усилия центра разрешить карабахский кризис наряду с неспособностью республиканского руководства защитить то, что рассматривалось как национальные интересы Азербайджана, с бедственным положением беженцев и множеством местных обид привели в декабре к народному взрыву под предводительством НФА. 29 декабря в Джалилабаде активисты Народного фронта захватили здание горкома партии, при этом десятки людей были ранены. 31 декабря на территории Нахичеванской АССР толпы людей разрушили госграницу с Ираном. Почти 700 км границы было уничтожено. Тысячи азербайджанцев пересекли реку Аракс, воодушевлённые первой за долгие десятилетия возможностью братания со своими соотечественниками в Иране (впоследствии это событие послужило причиной для объявления 31 декабря Днём солидарности азербайджанцев всего мира). 10 января 1990 года Президиум Верховного Совета СССР принял постановление «О грубых нарушениях закона о государственной границе СССР на территории Нахичеванской АССР», решительно осудив произошедшее.
В то же время ситуация вокруг Карабаха продолжала ухудшаться. 11 января 1990 года Народный фронт организовал в Баку массовый митинг, чтобы выразить протест против бездеятельности правительства. В тот же день группа радикально настроенных членов Народного фронта штурмом взяла несколько административных зданий и захватила власть в городе Ленкорань на юге республики, свергнув там советскую власть. Вооружённым путём был осуществлён захват власти также в Нефтчале. Существовала возможность того, что Народный фронт сможет победить на выборах в Верховный Совет, которые были назначены на март 1990 года. 13 января был создан Национальный совет обороны (НСО). В тот же день в Баку начался двухдневный погром армян. Людей выбрасывали с балконов верхних этажей, толпы нападали на армян и забивали их до смерти. Согласно одной из версий 13-15 января, изгнанные из Армении азербайджанские беженцы стали нападать на местных жителей армянской национальности. Лунеев В. В. считает, что погромы начались после подстрекательского объявления на митинге Народного фронта об убийстве азербайджанца Мамедова (который с сообщниками пытался выгнать армянина Ованесова из квартиры и был убит Ованесовым). Народный фронт осудил погромы, обвинив республиканское руководство и Москву в сознательном невмешательстве для того, чтобы оправдать введение войск в Баку и не допустить НФА к власти в Азербайджане. Томас де Ваал, Лейла Юнусова и Зардушт Ализаде возлагают ответственность за антиармянские погромы на лидеров радикального крыла Народного фронта Азербайджана.

15 января было объявлено чрезвычайное положение в ряде областей Азербайджана, но не в Баку. Это привело к уменьшению погромов. Местные органы власти, а также расквартированные в городе 12-тысячный контингент внутренних войск и части советской армии не вмешивались в происходящее, ограничиваясь только охраной правительственных объектов.

17 января сторонники Народного фронта начали непрерывный митинг перед зданием Центрального Комитета Компартии, перекрыв к нему все подходы. Опасаясь советской военной интервенции, активисты Народного фронта Азербайджана начали блокаду военных казарм. По истечении срока ультиматума НФА в 12 часов 19 января пикетчики заняли здание телецентра и отключили канал центрального телевидения. В тот же день чрезвычайная сессия Верховного Совета Нахичеванской АССР приняла постановление о выходе Нахичеванской АССР из Союза ССР и объявлении независимости. К этому времени Народный фронт уже де-факто контролировал ряд регионов Азербайджана.

Чувствуя накаление ситуации в Баку, первый десант был высажен в аэропорту ещё 12 января, однако был блокирован бензовозами. 15 января на части территории Азербайджана было объявлено чрезвычайное положение, однако оно не распространялось на Баку. В течение 16-19 января на подступах к Баку была создана крупная оперативная группировка общей численностью более 50 000 военнослужащих из состава частей Закавказского, Московского, Ленинградского, других военных округов, военно-морского флота, внутренних войск МВД. Бакинская бухта и подходы к ней были блокированы кораблями и катерами Каспийской военной флотилии.

В ночь с 19 на 20 января 1990 года советская армия штурмовала Баку с целью разгрома Народного фронта и спасения власти Коммунистической партии в Азербайджане, руководствуясь указом о вводе в городе чрезвычайного положения, которое было объявлено начиная с полуночи. Однако из-за того, что телеэфир после взрыва блока питания на телевизионной станции был отключен в 19:30, жители города не знали, что происходит. Большинство бакинцев узнали о введении чрезвычайного положения только в 5:30 утра из объявления по радио и из листовок, разбрасываемых с вертолётов, когда было уже слишком поздно.

В штурме города приняла участие 76-я воздушно-десантная дивизия, 56-я воздушно-десантная бригада, а также 106-я Тульская воздушно-десантная дивизия под командованием генерал-майора Александра Лебедя. С юга в город вошли подразделения подполковника Ю. Наумова. Операция получила кодовое название «Удар». В ходе уличных боев солдат с ополченцами Народного Фронта погибли мирные граждане.
Газета Коммерсантъ сообщала в те дни: Войска, применяя оружие, прорывают пикеты на Аэропортовском шоссе, Тбилисском проспекте и других дорогах, ведущих в город. Одновременно армейские подразделения разблокируют казармы. Пожалуй, наиболее кровопролитные бои были в районе Сальянских казарм. Говорит очевидец событий Асиф Гасанов: солдаты сломали пикеты из автобусов, — обстреливают жилые дома, ребята 14-16 лет ложатся под бронетранспортёры. Они абсолютно безоружны, я вам честное слово даю. Однако военнослужащие, опрошенные корр. «Ъ», утверждали, что пикетчики были вооружены автоматическим оружием, Другие очевидцы свидетельствуют, что вооружение состояло из бутылок с зажигательной смесью, ракетниц и пистолетов. Кровопролитные столкновения развернулись также в районе Баилова, около гостиницы «Баку», в ряда пригородных посёлков. По сообщению Э. Мамедова, сильному обстрелу подвергся штаб СНО.

Танки сметали баррикады и провоцировали ДТП. Британский журналист Том де Ваал в 6-ой главе своей книги «Чёрный сад» пишет:
Танки переползали через баррикады, сминая на своём пути автомобили и даже фургоны скорой помощи. По словам очевидцев, солдаты стреляли в бегущих людей, добивали раненых. Был обстрелян автобус с мирными жителями, и многие пассажиры, в том числе четырнадцатилетняя девочка, погибли.

Дмитрий Фурман и Али Аббасов пишут: Ввод войск сопровождался крайней жестокостью — стреляли по любой движущейся мишени и просто по тёмным переулкам и окнам домов. К моменту объявления по радио чрезвычайного положения уже было убито 82 человека, в большинстве своём никакого отношения к пикетам не имевших. После этого погибли ещё 21 человек. Из 82 трупов погибших от огнестрельных ранений у 44 входные отверстия от пуль — на спине, были и заколотые штыками в спину.

Кинорежиссёр Станислав Говорухин по поводу ввода войск в Баку в 7-м номере еженедельника «Московские новости» от 18 февраля 1990 года в статье «Репетиция?» писал: В ночь с 19-го на 20-е в город всё-таки вошли войска. Но Советская Армия вошла в советский город… как армия оккупантов: под покровом ночи, на танках и бронемашинах, расчищая себе путь огнём и мечом. По данным военного коменданта, расход боеприпасов в эту ночь — 60 тысяч патронов. На сумгаитской дороге стояла на обочине, пропуская танковую колонну, легковая машина, в ней — трое учёных из Академии наук, трое профессоров, одна из них — женщина. Вдруг танк выехал из колонны, скрежеща гусеницами по металлу, переехал машину, раздавив всех пассажиров. Колонна не остановилась — ушла громить «врага, засевшего в городе».

Председатель Президиума Верховного Совета Азербайджаской ССР Эльмира Кафарова выступила по радио с решительным протестом против объявления чрезвычайного положения и ввода войск в Баку, утверждая, что это сделано без её ведома. Целью военных был бакинский порт, где по сведениям разведки на теплоходе Сабит Оруджев находился штаб Народного Фронта. Накануне операции, с помощью диверсии спецназа КГБ, было отключено вещание с бакинской телебашни. После подавления восстания в Баку Советская Армия восстановила свергнутую советскую власть в городах Азербайджана. По утверждению комиссии по расследованию событий Верховного Совета Азербайджанской ССР эта акция «была сознательно спланирована и цинично осуществлена как карательная акция и имела целью дать наглядный урок устрашения движениям за независимость в Азербайджане и других республиках Советского Союза».

На следующий день после ввода войск на здании ЦК появились надписи: «Долой советскую империю!», «Долой КПСС!», «Советская армия — фашистская армия», а на здании МВД был сбит лозунг «Слава КПСС!». Вечером 21 января открылась чрезвычайная сессия Верховного Совета Азербайджанской ССР, которая признала неправомерным ввод войск в Баку и приостановила Указ Президиума Верховного Совета СССР о чрезвычайном положении в городе, заявив, что, если центральные власти проигнорируют это решение, будет поставлен вопрос о выходе Азербайджана из СССР. 25 января суда, блокирующие бакинскую бухту, были захвачены военно-морским десантом. Несколько дней сопротивление продолжалось в Нахичевани, но вскоре и здесь сопротивление Народного фронта было подавлено.

Ввод в Баку частей Советской Армии стал трагедией для Азербайджана. Том де Ваал считает, что «именно 20 января 1990 года Москва, в сущности, потеряла Азербайджан». В результате силовой акции более сотни мирных жителей, в основном азербайджанцев, погибли из-за необоснованного и чрезмерного применения силы. Почти всё население Баку вышло 22 января на общие похороны жертв трагедии, которые были захоронены как герои борьбы за независимость (позже место захоронения жертв трагедии стало назваться Аллеей шехидов).

Кремль мотивировал проведение военной акции необходимостью защиты армянского населения. Human Rights Watch утверждает, что большинство фактов, в частности документы военной прокуратуры в Баку, свидетельствует, что военная акция планировалась ещё до армянских погромов в Баку. Михаил Горбачёв утверждал, что боевики Народного фронта Азербайджана открыли огонь по солдатам. Однако независимая организация «Щит», которая состоит из группы адвокатов и офицеров запаса, при изучении случаев нарушения прав человека в армии и её (армии) военные операции не смогли обнаружить «вооружённых боевиков НФА», присутствием которых мотивировалось применение советскими войсками огнестрельного оружия и пришла к заключению, что армия вела войну со своими гражданами и потребовала начать уголовное расследование против Министра обороны СССР Дмитрия Язова, который лично вёл операцию.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762