Экономика России- оживление дохлой кобылы.

К главным угрозам ЦСР относит потерю Россией статуса технологической державы, замедление темпов роста экономики по сравнению с мировыми, снижение обороноспособности и невозможность обеспечить гражданам достойную жизнь. Важна и технологическая отсталость страны по сравнению с развитыми государствами.

На сегодняшний день удельный вес организаций, занимающихся техническими инновациями, в РФ не превышает 8,3%, тогда как в Германии он составляет 55%, в Италии — 41,5%, в Эстонии — 38,4%. На 10 тысяч российских работников приходится всего два многофункциональных робота, тогда как в Южной Корее — 448, в Германии — 292, в США — 164.

Не менее серьезны стоящие перед страной демографические вызовы. Если в 1970 году соотношение пенсионеров и работающих составляло 1:4, а в 1989-м — 1:3, то в 2019 году оно сократится до 1:2, а в 2044-м на одного пенсионера будут приходиться всего 1,5 работающего.

Авторы доклада отмечают снижение качества госуправления — с 2003 года число функций федеральных органов исполнительной власти увеличилось вдвое. Ежегодно проводится 2 млн проверок, по которым лишь в 8% случаев выявляются нарушения, представляющие реальную угрозу. Всего 1% проверок зафиксировал фактический вред.

Целевые ориентиры, к которым в результате новаций должно прийти государство — рост ВВП с нынешних 1,6% до 4,2% в 2026 году и увеличение потребления домохозяйств с 2% до 4,1% к 2028 году.
Одним удвоением несырьевого экспорта к 2024 году, как предполагает программа ЦСР, в среднесрочной перспективе добиться заявленных темпов роста ВВП в 3,5−4% не удастся. Понадобится экспансия на новые рынки, для чего нужно развивать сотрудничество как со странами АТР, так и с ЕС. Необходимые условия для экспортного бума — либерализация валютного регулирования и отмена валютного контроля, упрощение административных процедур и помощь в оценке рисков для экспортеров, снятие ряда таможенных ограничений. Присоединение к Организации экономического сотрудничества и развития «по Кудрину» планируется в 2024 году.

Так, авторы программы предлагают увеличить затраты на образование и инфраструктуру по 0,8 п.п. от ВВП, на здравоохранение — на 0,7 п.п. от ВВП. За семь лет они вырастут на 60−80% при условии сохранения текущих цен. Расходы на нацбезопасность и правоохранительную деятельность за те же семь лет предлагается сократить на 5%, а расходы на национальную оборону увеличить на 10%.

Главный приоритет социальной политики в программе ЦСР — снижение бедности. Предполагается увеличение страховой пенсии в реальном выражении к 2024 году на 30%, а коэффициент замещения пенсии к средней зарплате сохранится на текущем уровне в 34%. Программу материнского капитала предлагается расширить, разрешив малоимущим использовать средства на покрытие текущих расходов. Будет создана система региональных пособий для бедных семей с детьми. Благодаря этим мерам, уровень бедности семей с детьми через семь лет существенно сократится.

Человеческий капитал позволит России достичь оптимальных темпов экономического роста, согласен замдиректора НИИ «Центр развития» ГУ-ВШЭ Валерий Миронов. Необходимо вовлечь в производственный процесс неиспользованные человеческие ресурсы — жителей регионов, где рабочих мест не хватает, пенсионеров, инвалидов, удаленных работников. Людям необходимо оказывать помощь в переобучении, переезде на новое место жительства, где для них следует создать фонд недорогого съемного жилья. Для этого необходимо улучшать инфраструктуру крупных городов, генерируя там инновационные центры, создавать кластеры, позволяющие задействовать жителей близлежащих областей. «Внутри страны, помимо Москвы и Санкт-Петербурга, вполне можно развить еще 3−4 подобных кластера», — считает эксперт.

Альтернатива от Титова

Одна из предложенных программе Кудрина альтернатив — программа бизнес-омбудсмена, председателя президиума «Столыпинского клуба» Бориса Титова. Основная сфера противоречий двух программ — проводимая Банком России политика, которую Кудрин в целом поддерживает, а вот Титов выступает против «фетиша низкой инфляции при отсутствии экономического роста» и предлагает регулятору таргетировать не только рост цен, но и рост экономики.

Из этой же области — расширение денежного предложения, иными словами — запуск некоего аналога западных «программ количественного смягчения», за что выступают «столыпинцы». «Кудринцы», напротив, считают это неприемлемым, заявляя, что в российской действительности это лишь ускорит инфляцию.

«Обе программы исходят из общих предпосылок: времени нет, пора действовать. Общими же являются пункты, касающиеся институтов развития, судебной реформы, преобразований в сфере контрольно-надзорных функций», — отмечает в этой связи Абрамов.

По его словам, различие состоит в том, что программа Титова носит прикладной характер. Ее горизонт планирования определяется оценкой сроков внедрения тех или иных технологических и бизнес-решений. ЦСР же предлагает стратегическое целеполагание — отвечает на вопрос, куда мы хотим прийти. Конкретные же механизмы достижения цели могут меняться по мере продвижения к ней. В этом специфика современного быстроменяющегося мира.

По мнению Миронова, обе программы в конечном итоге могут слиться в одну под видом разных сценариев. Вариантов развития событий с учетом цен на нефть, позиции инвесторов, геополитических неожиданностей много, но они вполне укладываются в одну из двух обсуждаемых сейчас стратегий, которая, в конечном итоге, еще будет доработана.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762