Посадка Ту 124 на Неву. Год-1963.

Этот случай произошёл 21-го августа 1963 года. Командиром корабля в рейсе, в котором произойдёт вынужденная посадка Ту 124 на Неву, был Виктор Мостовой в возрасте 30-ти лет, вторым пилотом был Василий Чеченев в возрасте 34-х лет. Виктор Мостовой начал летать вторым пилотом с 19-ти лет, а командиром корабля он стал в возрасте 25-ти лет!

Вместе они летели уже не первый раз. Рейс выполнялся плановый по маршруту Таллин – Москва. На борту находилось 44 пассажира и 6 членов экипажа. Никто ни из пассажиров, ни из членов экипажа не мог и предположить, что в полёте произойдёт вынужденная посадка Ту 124 на Неву! В аэропорту Таллина стоял густой туман но, пилоты были достаточно опытные, а техника прошла полную предполётную подготовку без нареканий. Взлёт произвели в 8 часов 55 минут утра по местному времени. Через одну минуту после взлёта бортинженер заметил, что ПЕРЕДНЯЯ СТОЙКА ШАССИ УБРАЛАСЬ НЕ ПОЛНОСТЬЮ! Она не встала в так называемый замок, который должен надёжно её удерживать в сложенном положении. Не сработал фиксатор замка.

Экипаж несколько раз попробовалубрать и выпустить переднюю стойку шасси, но всё безрезультатно! О поломке доложили на землю. Диспетчер сказал, чтобы экипаж готовился к аварийной посадке, но тогда ещё даже не предполагалась аварийная посадка Ту 124 на Неву.Обычно в таких случаях самолёт возвращается в аэропорт, откуда он взлетел, но в Таллине стоял густой туман! Аварийная посадка сама по себе и так рискованное дело, а в тумане риск ещё больше! Поэтому самолёт отправили в ближайший аэропорт, где есть запасная аварийная полоса и в данный момент лётная погода! Им оказался Ленинград.

Инструкция на такой случай по посадке Ту 124 не на Неву, а просто на аэродром с невыпущенной передней стойкой уже давно существовала. Если чётко и безошибочно выполнить эту инструкцию по посадке на аэродром, то можно избежать жертв! В случае не выпуска шасси самолёт приземляется или на специально вспаханную землю или на бетонную полосу, но основательно залитую пожарной пеной! Это делается для того, чтобы самолет не загорелся от искр, вылетающих из-под корпуса самолёта, в случае посадки с невыпущенным шасси. Предварительно перед такой посадкой самолёт или сливает лишнее топливо в воздухе или вырабатывает его до нужного количества.

До возникновения необходимости совершать посадку Ту 124 на Неву бортинженеру Виктору Царёву приходит в голову смелая идея прорубить пол в кабине пилотов и попробовать вручную поставить переднюю стойку шасси в нужное положение! Бортинженер Царёв прорубил дыру в полу кабины пилотов и попытался подтолкнуть не до конца выпущенную переднюю стойку шасси. Но стойку заклинило намертво!

В 11 часов утра в аэропорту Ленинграда Пулково всё было готово к аварийной посадке. Сначала экипаж самолёта попросили пролететь низко над аэродромом, чтобы посмотреть на не полностью выпущенное шасси. По расчёту топлива на Ту 124, который совершит впоследствии посадку на реку Неву, оставалось примерно на полтора часа! Соответственно самолёт отправили кружить вокруг Ленинграда, чтобы выработать топливо до количества, которое будет допустимо для аварийной посадки.

Затем ещё до возникновения необходимости посадки Ту 124 на реку Неву Виктор Мостовой попросил бортпроводницу Шуру как можно меньше, привлекая внимания, перенести груз из носовой части самолёта в хвост. Это понадобилось для того, чтобы по возможности максимально облегчить нос самолёта для аварийной посадки с невыпущенным передним шасси. Максимально возможно облегчённый нос, в данном случае, нужен для того, чтобы нос самолёта при торможении на земле коснулся земли как можно позже, с наименьшей возможной скоростью! Груз из переднего багажника перетаскивали в хвост!

Самолёт успел сделать несколько кругов над городом и тут внезапно ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ ЛЕВЫЙ ДВИГАТЕЛЬ, ОДИН ИЗ ДВУХ двигателей, которыми оснащён Ту 124! До аэродрома Пулково оставалось ещё 20 километров! Диспетчер с земли сказал экипажу, чтобы они теперь летели на аэродром не вокруг города, а напрямую через город. Даже в такой обстановке ещё не возникла необходимость посадки Ту 124 на Неву! По показаниям приборов топлива на борту оставалось ещё 200 литров. Этого должно было хватить для того, чтобы дотянуть до аэродрома.

Самолёт тем временем пролетал над Смольным. И тут внезапно ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ ВТОРОЙ ДВИГАТЕЛЬ! Только что прибор топливомер показывал 200 литров, а тут СТРЕЛКА прибора оказалась НА НУЛЕ! Дело в том, что В ТЕ ВРЕМЕНА погрешность прибора топливомера могла быть существенной. Пилоты об этом знали и поэтому часто заливали топливо с запасом – на всякий случай. В данном случае показания прибора оказались ошибочными, когда он показывал 200 литров.

Впоследствии экипаж вспоминал что, в той ситуации думать было попросту некогда. Решение пришло автоматически или упасть на город или посадка Ту 124 на Неву. Или мы погибнем одни или унесём с собой ещё сотню жизней!

После остановки второго двигателя самолёт начал более круто снижаться. Жители Ленинграда видели самолёт, летящий низко над городом, но они и подумать не могли, что самолёт терпит бедствие. Они думали, что снимается какое-то кино, и улыбались вслед самолёту! Вообще столько отказов в одном полёте – случай крайне редкий или даже редчайший.

Пилоты тем временем готовились к посадке Ту 124 на Неву. В аэропорту Пулково самолёт исчез с экранов локаторов потому, что он снизился над городом до такой высоты, при которой локаторы аэропорта его не видят. Соответственно аэропорт выслал в предполагаемый район падения поисковый самолёт Ил 14.  После отказа второго двигателя диспетчеры даже не успели ничего подсказать экипажу. Исчезновение самолёта с экрана локатора означает катастрофу самолёта.

К этому времени высота полёта Ту 124 была примерно 400 метров, скорость около 400 км/ч. Пилоты ещё пытались запустить двигатели, но безрезультатно. От отказа второго двигателя до посадки Ту 124 на Неву прошло 14 секунд! После того как пилоты отвернули от домов и вышли вдоль русла реки как на взлётную полосу, надо было ещё совершить посадку Ту 124 на реку Неву.

Василий Чеченев был бывший военный морской лётчик. Ему много раз доводилось садить самолёт на воду, поэтому командир корабля Виктор Мостовой передал управление второму пилоту Василию Чеченеву и сказал «касайся».

Над мостом Петра Первого прошли на высоте около 100 метров. Над строящимся мостом Александра Невского самолёт прошёл так низко, что чуть не задел рабочих, находившихся на лесах этого моста! Некоторые из этих рабочих от страха попрыгали в воду. Заходя на посадку, на реку Нева Ту 124 пролетел над мостом Александра Невского на высоте 40 метров.

При посадке Ту 124 на Неву или любого другого самолёта вообще НА ВОДУ, КРАЙНЕ ВАЖНО, чтобы самолёт НЕ НЫРНУЛ НОСОМ в воду! Соответственно Василий Чеченев до крайней возможности тянул штурвал на себя, чтобы самолёт коснулся воды сначала хвостом и не нырнул в воду. Как только висящая передняя стойка шасси коснулась воды, её сразу оторвало. Впереди по ходу движения самолёта был железнодорожный мост. Ту 124, совершивший посадку на реку Неву, остановился в 50-ти метрах от этого моста.

Такая посадка Ту 124 на реку Неву, конечно, не осталась незамеченной. На набережную напротив самолёта сбежался народ. Многие стали снимать это событие на фотоаппарат, но милиция не давала снимать, заставляла людей вынимать и засвечивать фотоплёнки.

Единственным фото свидетельством данного события остались снимки фотографа любителя Юрия Туйска. Он стоял в стороне от основной толпы. Его фотографии впоследствии обошли весь Мир!

При посадке Ту 124 на Неву ни как НЕ ПОСТРАДАЛ, НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК, ни среди пассажиров, ни среди экипажа!!! Ни кто не получил даже царапин!!! После посадки Ту 124 на Неву было проведено обследование и установлено, что пилоты смогли вписаться в посадочное расстояние 1 километр! Хотя для посадки на аэродром Ту 124 требуется минимум от 1300 до 1600 метров полосы. После нашего случая посадки Ту 124 на Неву даже за рубежом стали учить пилотов приземляться на воду!

Во время посадки Ту 124 на Неву недалеко от приводнившегося самолёта проходил буксир, сплавлявший по реке плот из брёвен. Капитан буксира Юрий Поршин, видя такое происшествие, отцепил плот от буксира и подошёл к ещё пока плавающему самолёту! Капитан буксира спросил у пилотов, за что можно зацепить самолёт, чтобы отбуксировать его к берегу. Ему сказали, что можно зацепить за рулевые колонки. Юрий Поршин речным буксиром подтащил самолёт к берегу! В это время на правом берегу Невы находились плоты, и самолёт одним крылом лёг на них. Пассажиры благополучно по плотам вышли на берег. После того как из Ту 124 совершившего посадку на Неву вышли все люди самолёт начал тонуть. Милиция по возможности оцепила место события. Милиция остановила проходящий мимо городской автобус, высадила из него горожан и посадила в этот автобус пассажиров самолёта. На этом автобусе пассажиров самолёта увезли в аэропорт. Экипаж увезли сотрудники КГБ на своих спецмашинах для разбирательства происшествия!

У лётчиков, совершивших посадку на Ту 124 на реку Неву, забрали удостоверения пилотов и отстранили от полётов! Их обвиняли в том, что они якобы просмотрели показания прибора топливомера и поэтому не дотянули до аварийной полосы на аэродроме. Лётчиков начали таскать по всяким государственным органам и могли даже посадить! Нажим на лётчиков сначала был такой как на врагов народа! Пилоты пытались объяснить, что топливомеры на Ту 124 часто показывают количество топлива неверно! Но утверждения пилотов даже НЕ ПРОВЕРИЛИ!

Самолёт Ту 124, совершивший посадку на Неву, был марки «Ту» и к расследованию естественно активно подключилось конструкторское бюро Туполева. Конструкторское бюро Туполева всю вину сваливало на пилотов. Туполев не верил, что топливомеры на Ту 124 работают неправильно!

Здесь нужно коснуться производственно-технической части дела. Самолёт марки Ту 124 начал выпускаться всего лишь за год до аварийной посадки Ту 124 на Неву. Всего на харьковском авиазаводе было выпущено 165 машин за 6 лет. Ту 124 вышел на замену Ту 104. Оба типа самолётов, как это часто бывало в СССР, создавались в спешке к какому-нибудь очередному юбилею! В такой спешке, бывало и проскакивали какие-либо недоработки, вплоть до серьёзных! Даже если не касаться работы топливомеров, то можно заметить, например такой факт. Аэродинамическая схема обоих типов самолётов была скопирована с военного бомбардировщика Ту 16. Копирование, конечно, ускоряет создание новой техники, но не всегда копирование приемлемо для таких разных областей применения как военная и гражданская техника! Например, из-за места расположения двигателей на Ту 124, совершившем посадку на Неву, в салоне самолёта ощущалась несколько большая вибрация, чем это должно было быть! Кроме того расположение двигателей в месте крепления крыльев к фюзеляжу не добавляло прочности конструкции, в том числе и из-за вибрации двигателей.

Но в духе того времени советская техника должна была быть лучшей в мире, у неё не должно быть недостатков, поэтому не нашлось способных признать производственные недостатки в Ту 124 и уж тем более перечить системе государственного устройства. Опять же в духе того времени авиационная комиссия по расследованию происшествия сделала заключение, что в аварийной посадке Ту 124 на Неву виноват экипаж!

А произошло в полёте, скорее всего, следующее. Датчик топливомера на Ту 124 был установлен в таком месте, что при определённом наклоне самолёта в пространстве топливо от датчика уходило, и датчик принимал это как отсутствие топлива. А при отсутствии топлива двигатель работать не должен! Соответственно произошло отключение двигателей!

Всем было понятно, что наказывать лётчиков за посадку Ту 124 на Неву несправедливо! Лётчики спасли жизни пассажиров и экипажа, а их сделали обвиняемыми! Пассажиры аварийного рейса собирали подписи и посылали их в письмах руководству страны, чтобы экипаж не наказали, а наградили за посадку Ту 124 на реку Неву!

Внутри СССР это событие всячески умалчивали и скрывали, но новость попала в газеты! Н. С. Хрущёв узнал об этом событии из газет и только после этого вмешался в расследование. Хрущёв увидел фотографии Юрия Туйска в газетах с Ту 124 после посадки на Неву и распорядился экипаж не наказывать. Только после этого экипаж перестали угнетать!

Затем известие о посадке Ту 124 на Неву попало ещё и в зарубежные газеты, и экипаж начали прославлять! Но вместо того, чтобы продолжить лётную работу экипажу пришлось ездить по стране и рассказывать о посадке Ту 124 на Неву в различных организациях и школах. Хотя сами члены экипажа не считали себя героями, а считали, что они просто выполнили свою работу, которую обязаны были выполнить. И уже вроде бы как были готовы награды для экипажа, но затем Н. С. Хрущёв, как это не раз бывало, передумал! Экипаж не наказали, но и не наградили – как будто ничего не было!

Через некоторое время лётчикам, совершившим посадку Ту 124 на Неву, пришла радостная весть – их опять допустили к лётной работе! Правда, потом командиру В. Мостовому и штурману В. Царёву дали благоустроенные квартиры! До этого они жили в коммунальных квартирах, поэтому отдельные двухкомнатные хрущевки по 22 квадрата жилой площади показались им раем!

После того полёта с посадкой Ту 124 на реку Неву Мостовой и Чеченев долго работали во Внуково, но уже не вместе, а отдельно друг от друга. Как только вся эта история с посадкой Ту 124 на Неву затихла, Василий Чеченев тоже стал командиром корабля! Он так же работал ещё и пилотом-инструктором. В 2002 году его не стало. Виктор Мостовой освоил все типы самолётов марки «Ту», а после лётной работы, с которой его списали только по здоровью в возрасте 46 лет, был начальником смены аэропорта.

В начале 90-х В. Мостовой перенёс инфаркт. После инфаркта ему пришлось совсем уволиться из авиации. Затем он уехал жить в Израиль. Устроился там работать на текстильную фабрику простым рабочим. Позже кто-то из работников фабрики перевёл на иврит газетную статью о том, как Мостовой, будучи командиром корабля, совершил посадку на Ту 124 на реку Неву. Вся фабрика узнала, с кем работает! В 1997 году Мостовой скончался от рака. В день его похорон вся фабрика не работала!

Через 4 дня после посадки Ту 124 на Неву самолёт подняли со дна реки. В этот полёт на самолёт было загружено несколько ящиков пива. Напомним, что в то время в СССР пиво было только в стеклянных бутылках. Так вот ни одна бутылка не разбилась – вот как мастерски был посажен самолёт! Поднятый со дна самолёт увезли на Васильевский остров, распилить на металлолом! Кабину отправили в Кирсановское лётное училище, а остальное распилили на металлолом! В начале двухтысячных и кабину тоже сдали на металлолом! Жёны Мостового и Чеченева надеялись, что их мужей, совершивших посадку на Ту 124 на реку Неву, наградят хотя бы посмертно. Но сегодня о советских героях никто не вспоминает!

ИСТОЧНИК

 

Веб-мани: R477152675762