Раиса Горбачева: заживо похороненный брат — наша жертва с Мишей стране

Книги детского писателя Евгения Титаренко читало целое поколение. Последняя повесть была написана писателем больше 30 лет назад.

Автор жив и поныне, но даже друзья говорят о нём в прошедшем времени. С тех пор как к власти пришёл Михаил Горбачёв, домом брата его жены стала психиатрическая лечебница в воронеж­ском посёлке Орловка. И трудно представить более страшную участь.

Имя Евгения Титаренко стало известно гораздо раньше, чем имена его зятя и родной сестры. Самая известная из его книг - «Открытия, войны, странствия адмирал-генералиссимуса и его начальника штаба на воде, на земле и под землёй» - была написана ещё в студенческие годы.

Евгений Максимович сам побывал и на воде, и под землёй. Мечтавший о приключениях подросток из сибирской деревушки выбрал самую романтичную профессию - окончив школу, он поступил в военно-морское училище инженеров оружия в Ленинграде.

Потом были Заполярье, Северный флот, работа молотобойцем на Донбассе и, наконец, Литинститут им. Горького. Здесь студент Титаренко пишет роман «Обвал» об аварии в шахте. Публиковать его отказались, так же как и роман «Мужчина и женщина»: правду писать голую писателю СССР НЕЛЬЗЯ!!! С тех пор для взрослых Евгений больше ничего не писал, зато детские повести - «Четверо с базарной площади», «Никодимово озеро», «По законам войны», «Изобрети нежность», «На маленьком кусочке Вселенной» и др. - заслужили восторг юной аудитории.

В 1964 г. Евгений Титаренко вместе с женой, поэтессой Зоей Габоевой, переехал в Воронеж. Но семейная жизнь дала трещину. Сегодня бывшая жена писателя и его единственная дочь Ирина, выпускница Высшего художественного училища им. Строганова, живут в Москве.

По воспоминаниям коллег, Титаренко  не хвастал зятем Михаилом Сергеевичем Горбачёвым, тогда первым секретарём Ставропольского крайкома КПСС, но, бывало, помогал друзьям попасть на курорт на лечение. Зато, когда Горбачёв переехал в столицу, о том, что писатель - брат жены секретаря ЦК КПСС, в Воронеже узнали едва ли не все.

Неудобный человек

Впрочем, в судьбе Титаренко возвышение родни сыграло роковую роль. Он не любил говорить о личном, но, по всей видимости, отношения в семье стали портиться. И дело вовсе не в том, что писатель пытался воспользоваться связями.

- Титаренко никогда бы Раису Максимовну и Горбачёва ни о чём просить не стал, - уверен Евгений Новичихин, бывший руководитель воронежского отделения Союза писателей. - Однажды мне позвонил Евгений Синицын, комментатор Центрального телевидения, и сказал, что его друзья-кинематографисты из ФРГ ищут Евгения, хотят снять фильм по одной из его книг. Я рассказал всё Жене. И он, не задумываясь, ответил: «Знаешь, я никогда на это не соглашусь. Ведь им интересен не я, а Горбачёв. От него мне никакой славы не нужно». А ведь большинство писателей так ухватились бы за эту идею!

После того, как Женя был списан СССР как писатель, он начал пить. Но самое страшное для него была правда о нашей стране. Он очень страдал от ужаса вранья, террора и восхваления этой власти.Раиса за ним установила слежку. В Орловку во время запоев Титаренко стали возить с 1985 г.  Критикующий власть брат стал опасен для первой леди страны.

Анатолий Никифоров, бывший замначальника управления КГБ Воронежской области: - - Однажды из центра нам пришла шифровка: «В Воронеж едут иностранные журналисты для встречи с Титаренко». С какой целью - понятно: собрать компромат на генсека. Было указание - не допустить эту встречу. У нас был хороший контакт с бывшим главврачом больницы - Ксенией Тумановой. С ее помощью избавились от этого неудобного человека.

Раиса Максимовна предпочитала узнавать о брате по телефону от Вадима Игнатова, 1-го секретаря воронежского обкома партии. Но ни разу она не навестила того, кто называл ее СЕСТРЕНКА.

То, что делали с Евгением Максимовичем, мало напоминало лечение. С каждым годом его состояние только ухудшалось. Примерно с 1989 г. Титаренко окончательно переехал в больницу. Официальный диагноз - органическое поражение головного мозга, болезнь Альцгеймера. Но ничем подобным Евгений не страдал.  Его посещали товарищи по литературному цеху, но постепенно руководство больницы визиты прекратило. Раиса ославила его на всю страну в своих воспоминаниях: «Брат - одарённый, талантливый человек. Но его дарованиям не суждено было сбыться. Его талант оказался невостребованным и погубленным. Брат пьёт и помногу месяцев проводит в больнице. Его судьба - это драма матери и отца. Это моя постоянная боль, которую я ношу в сердце уже больше 30 лет. Я горько переживаю его трагедию, тем более что в детстве мы были очень близки, между нами всегда была особая душевная связь и привязанность… Тяжело и больно».

Бывший президент СССР тоже не раз прилюдно оплакивал шурина - приходилось отвечать на вопросы журналистов. Но за многословием Горбачёва скрывалась пустота. Ведь мог же отправить родст­венника на лечение в солидную клинику - и не такие завязывали. Мог, но не пошевелил и пальцем. 

Свою участь Евгений Максимович принял покорно. Он всегда был тихим человеком. Не хотел поднимать скандал, подставляя сестру.

- Евгений Максимович называл Раису не иначе как сестрёнкой, - вспоминает Евгений Новичихин. - Но лишь до того, как его определили в Орловку. После этого он вообще не хотел о ней говорить.

По словам друзей и знакомых, Евгений Титаренко действительно выпивал, но вовсе не беспробудно: по крайней мере это не мешало ему работать.

- Раза три мы ездили вместе по районам области выступать по линии бюро пропаганды художественной литературы, - утверждает Евгений Новичихин. - 3-4 встречи в день - в клубах, на фермах, в школах. И везде госте­приимные хозяева, застолье. Женя выпивал рюмку, от силы другую. Он знал, что завтра снова выступать и пить больше нельзя.Таких «алкоголиков», как он, очень много.

Пообщаться с Евгением Максимовичем сейчас невозможно. Местные чиновники и медицинские начальники стараются помешать любым публикациям на эту тему, утверждают, что Титаренко совершенно больной, ничего не соображающий человек, и отказываются от контактов с журналистами. Но всё же случайные встречи иногда происходят и оставляют много вопросов.

- Встретиться с Евгением Максимовичем мне удалось летом 2011 г. в коридоре 13-го корпуса орловской больницы, - рассказывает Николай Сапелкин, гендиректор Центрально-Чернозёмного издательства. - Я протянул ему сигареты - пациенты сказали, что только так можно привлечь его внимание. Он посмотрел на меня очень живыми глазами. И, знаете, это не были глаза безумца! Скорее всего, он прекрасно понимал, что стал заложником ситуации: его просто спрятали от людей. Ведь он вполне мог быть свидетелем каких-то тайн, связанных с восхождением Горбачёва на вершину власти. А выставить человека алкоголиком проще простого.

Зоя Габоева не видела бывшего мужа - Раиса ее предупредила, что интересоваться его судьбой будет дорого ей стоить. Ехать в Орловку Зоя боится до сих пор.

Веб-мани: R477152675762