Гады под грифом «совершенно секретно»

Россиян можно давить, убивать - сколько угодно. Если, конечно, есть должность и положение. Эти ягнята будут молчать, они даже не пикают, если колеса высокопоставленного лица размазывают по асфальту их детей. Они давят - ягнята голосуют. Их родных убивают - ягнята все равно славят власть...

ДТП, случившееся в 2011 году на Калужском шоссе в Подмосковье, до сих пор остается одной из самых страшных тайн МВД. Все подробности этой трагедии, унесшей жизни двух человек, скрываются с такой тщательностью, какая не снилась ни одной шпионской операции.

Для того чтоб ни одна живая душа не узнала правды, МВД пошло даже на откровенное беззаконие. Все материалы доследственной проверки по прямому указанию министра Нургалиева были изъяты и спрятаны в сейфах главного управления собственной безопасности. Делалось это во имя одной-единственной цели: чтоб информация об участии в ДТП жены Нургалиева не попала к журналистам.

Ровно так, без стеснения, написано в официальных документах МВД. Эти бумаги есть сегодня в распоряжении источника. И не они одни.

Оттененное трагедией в Казани, почти незамеченным осталось другое полицейское преступление: в начале марта был арестован оперуполномоченный угрозыска Московского района Петербурга Игорь Ситников. на своей «Ауди», грубо нарушив правила, вылетел на тротуар и сбил двух прохожих. Одна женщина скончалась на месте, вторую в бессознательном состоянии доставили в больницу, ей предстоит тяжелейшая операция. После наезда майор полиции Ситников, даже не подумав подойти к своим жертвам, скрутил с машины номера и скрылся.

Ровно за день до задержания Ситникова там же, в Северной столице, был вынесен приговор его коллеге, бывшему начальнику смены УГИБДД ГУВД Эдуарду Константинову. В пьяном виде он задавил насмерть двух студенток и угробил своего пассажира — тоже, кстати, сотрудника ГИБДД.

Полицейские ДТП, наряду c убийствами, давно уже стали явлением обыденным, своеобразной визитной карточкой МВД. Никакие реформы это не в силах изменить.

Конечно, от аварий не застрахован никто. Но здесь вопрос в ином. Как правило, совершив наезд, полицейские скрываются с места, бросая людей умирать.

Вот лишь фрагменты из хроники последних месяцев.

Москва. 5 февраля. Пьяный оперуполномоченный ЛОВД «Шереметьево» сбил на служебной машине 75-летнюю москвичку. С места скрылся.

2 декабря. Следователь следственного отдела Находкинского ЛОВДТ (Приморский край) насмерть задавил 50-летнюю женщину. Скрылся.

9 сентября в селе Сюмси пьяный участковый отдела полиции «Селтинское» МВД Удмуртии сбил пешехода на автостанции. С места происшествия уехал. Пострадавший через несколько часов скончался.

Петропавловск. 1 сентября. Инспектор УГИБДД УМВД Камчатского края совершил наезд на переходящего дорогу человека. Пешеход без сознания доставлен в больницу. Нарушитель скрылся. Ровно то же случилось  в Улан-Удэ: прямо на пешеходном переходе «Нива» с полицейской раскраской сбила 63-летнюю женщину. За рулем находился участковый уполномоченный, удравший восвояси.

Дальше всех пошел следователь Металлургического РОВД Челябинска. Сбив человека и убедившись, что тот мертв (следователь как-никак!), он... закопал тело. Нет тела — нет дела...

Примеров подобных — множество. Сотни, сотни, сотни...

Поздним вечером  на 22-м километре Калужского шоссе, при повороте к Николо-Хованскому кладбищу (!), столкнулись два автомобиля: «Фольксваген-Мультивэн» и ВАЗ-21041.

Пассажир «Жигулей» Виктор Абасев погиб на месте. Шофер Ратмир Николаев, не приходя в сознание, скончался той же ночью в московской больнице № 7. Водитель и две пассажирки «Фольксвагена» отделались повреждениями разной степени тяжести.

Картину происшествия удалось восстановить достаточно быстро: в ней, правда, отсутствовала главная деталь — кто был виновником аварии, но задача такая и не ставилась...

Итак, «Жигули» двигались со стороны области: это была аварийная машина ООО «Лифтек» — предприятия по обслуживанию лифтов. В тот вечер она ехала на вызов в поселок Мосрентген. И водитель, и его пассажир работали механиками дежурной аварийной службы.

Столкновение произошло примерно в 23.15. Когда на Т-образном перекрестке «четверка» начала поворачивать с шоссе налево, ее на полном ходу протаранил летящий навстречу «Фольксваген».

Как позднее напишет в объяснении водитель «Фольксвагена» Сергей Кишнякин, пересекая перекресток, он «неожиданно для себя увидел, как со встречной полосы движения на его полосу выехал автомобиль ВАЗ-2104 темного цвета». Разумеется, Кишнякин попытался затормозить, но было поздно. Очнулся он уже в Видновской горбольнице.

Удар был такой силы, что «Жигули» буквально смяло в лепешку. Пострадал и «Фольксваген»: всю переднюю часть машины сплющило, точно механическим прессом. Тех, кто в ней находился, спасли исключительно подушки безопасности.

Немаловажная деталь: аккурат на смертельном перекрестке установлен светофор. В это время он работал исправно. Следовательно, кто-то из шоферов выехал на красный. Кто?

Водитель «Фольксвагена» Кишнякин настаивал, что он двигался строго на зеленый сигнал. Скорость не превышал: ровно 60 км/ч.

Водитель «четверки» ни подтвердить, ни опровергнуть эти слова уже не мог. Других свидетелей происшествия не нашлось (а может, и не искали). Посему версия «Фольксвагена» была принята как единственно верная.

Уже через месяц следователь главного следственного управления при ГУВД Подмосковья Наталья Харитонова вынесла отказ в возбуждении уголовного дела, списав всю вину в ДТП на покойного механика Николаева.

По-другому, собственно, и быть не могло. У погибших работяг не имелось ни влиятельных родственников, ни денег, ни связей. В Подмосковье они приехали на заработки из Чувашии.

Зато за «Фольксваген» грудью встала вся система МВД. Ход «проверки» (я сознательно закавычиваю это слово) лично контролировал министр Рашид Нургалиев.

«Фольксваген-Мультивэн» с госномером Х 893 ЕМ 199 был не простой иномаркой, а машиной из кортежа сопровождения министра. В момент ДТП она везла особо важного пассажира: супругу главы МВД Маргариту Нургалиеву. При таких обстоятельствах признать «Фольксваген» виновником аварии было никак невозможно...

С первых же минут трагедии в МВД попытались сделать всё, чтоб о ней никто не узнал. ДТП не попало в сводку происшествий. В материалы проверки  сознательно вносились недостоверные данные. Родных погибших изолировали от любой информации.

Но шила в мешке не утаить. Утечка об участии жены Нургалиева в ДТП просочилась-таки в прессу. Правда, ни одного подтверждения найти этому журналисты не сумели — писали осторожно: «по некоторым данным».

На запросы журналистов не отвечали. На мои — ограничивались отписками (вместе с прокуратурой). «Родственные связи участников ДТП не являлись предметом исследования при проведении доследственной проверки», — писал мне тогдашний прокурор Московской области Александр Мохов.

МВД строго оберегало семейный тыл своего министра и его репутацию. Боюсь, правда, что репутацию эту сложно чем-либо уже испортить.

За всю новейшую историю МВД не было второго такого непопулярного министра, как Нургалиев. Его авторитет в ведомстве близок к нулю. Подчиненные почти открыто потешались над ним.

Этот материал — еще одно тому подтверждение. Именно сотрудники МВД и передали мне копии документов, спрятанных Нургалиевым. Многие полицейские помогли с информацией. Хотя бы таким образом они  выразили министру свое отношение...

 

Веб-мани: R477152675762