Беспризорность в новой России.

Истинных масштабов российской беспризорности не знает никто.  а кто знает, тот молчит.

Неотъемлемой чертой повседневной жизни и своеобразным символом новой, постсоветской России стали беспризорные дети. По данным бывшего вице-премьера В.И. Матвиенко на начало 2002 года число беспризорных в стране составляло 1 миллион человек, к этому следует прибавить 100-130 тысяч безнадзорных. В то же время, по оценкам МВД и Генпрокуратуры, также публиковавшимся в прессе и звучавшим с телеэкрана, их число достигало 2-2,5 миллиона человек, а по оценкам Совета Федерации и независимых экспертов — 3-4 миллиона человек, приближаясь к количеству беспризорных в 1921 году (4,5-6 миллионов человек), появившихся в России вследствие разрушительных и кровопролитных бедствий: первой мировой войны, революции, иностранной военной интервенции, гражданской войны.

Разумеется, в этих оценках — много преувеличений. Если учесть, что общее число детей и подростков от 5 до 15 лет в России составляет примерно 19 миллионов, то, приняв оценки Совета Федерации, получаем, что каждый пятый-шестой из них — беспризорный. С учетом же того, что примерно два из трех беспризорных — мужского пола, то выходит, что беспризорник — каждый пятый, а то и четвертый мальчишка, которого мы встречаем на улицах наших городов. До этого, конечно, дело пока не дошло.

На смену беспризорникам 90-х пришла новая волна, “дети нулевых”. Они отличаются от своих предшественников. Если пятнадцать лет назад детей гнала на улицу острая нужда, бездомье, отсутствие у родителей даже призрачных шансов получить работу, то сегодня причины другие.

Два года назад ЮНИСЕФ проводил исследования по уличным детям во всех крупных столицах мира. Тогда эксперты этой организации насчитали в Москве семь тысяч беспризорных и отметили тенденцию к росту.

Современный безнадзорный ребенок — это чаще всего “вольный казак”, не желающий жить по законам, принятым в обществе. Нынешние беспризорники — далеко не всегда сироты. У многих есть родители, но улица, жизнь в компании таких же “бегунков” для них дороже. Важный момент — многие из этих ребят не состоят ни на каком учете, они не ходят в школу, не имеют документов.

Ну, и вторая причина, страшная в своей обыденности, — у нас сложилась такая экономическая и социальная ситуация, когда детям в семье жить сложно. 

Семья просто не в состоянии обеспечить ребенка самым необходимым. Денег катастрофически не хватает, даже если родители отнюдь не тунеядцы. Моногорода, промышленные центры с разрушенным в 90-е годы производством сегодня не могут обеспечить достойную жизнь своим жителям. Безденежье порождает тяжелый психологический климат в семье. Дети не хотят, не могут, не умеют терпеть, выживать — и бегут из дома за другой жизнью, кажущейся вольной.

А у нас таких семей более 70%, т.е. получается, что более 70% молодого обновления общества в разной степени ущербны. Над СССР довлел меч продовольственной безопасности, а над нынешней Россией еще и демографической. К чему это привело в первом случае мы знаем.

Еще раз надо понять, что современные беспризорники — это даже не “Генералы песчаных карьеров”. Это питательная среда для ОПГ, это детская проституция и детское порно. Это наркотики и тяжкие преступления. На беспризорных обращают внимание деструктивные секты. Примеры есть, когда секта евангелистов-баптистов вербовала беспризорных детей и заставляла просить милостыню.

И самое неприятное, что из этой армии, через лет 10-15 может вырасти такая ОПГ, что Гарлем будет детским садом.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев распорядился перечислить 2,6 миллиона долларов в ЮНИСЕФ (Детский фонд ООН) для реализации программы помощи беспризорникам в Иране. Часть средств также пойдет детям афганских мигрантов. Соответствующее распоряжение опубликовано на официальном интернет-портале правовой информации.

В 2013-м Москва направила Детскому фонду ООН 2,1 миллиона евро на помощь недоедающим детям в Таджикистане. Годом ранее целевой взнос РФ в размере одного миллиона долларов пошел на нужды детей, пострадавших в результате тайфуна на Филиппинах. В том же году еще 500 тысяч долларов направили в ЮНИСЕФ для закупки учебников русского языка для школьников Киргизии.

В 2011-м Россия выделила семь миллионов долларов на оказание гуманитарной помощи Ливии. Из них миллион был перечислен Детскому фонду ООН (ЮНИСЕФ).

Большую часть правонарушителей среди несовершеннолетних составляют беспризорные, безнадзорные дети и подростки-сироты. По данным разных источников, беспризорников в России от 2 до 5 млн человек. О проблемах безнадзорных детей речь шла на конференции «Повышение эффективности системы предотвращения и профилактики правонарушений среди несовершеннолетних».

По статистике МВД, более трети преступлений подростки совершают под руководством взрослых, причем групповых преступлений, в которых принимают участие подростки, — 70%. Как считают эксперты, так как в стране отсутствует профилактика повторных правонарушений, дети идут на преступления снова и снова. Уровень повторных правонарушений среди несовершеннолетних в среднем по стране составляет от 30 до 70%.

Напомним, что только на улицах Москвы обитают до 10 тысяч малолетних бездомных. Беспризорники стали постоянными обитателями московских вокзалов и подворотен, а проблема по-прежнему решается неэффективно: рейды по отлову юных бездомных приводят только к тому, что они меняют место своего убежища.

В прошлом году милиция провела спецоперацию, вынудившую подростков-беспризорников покинуть Ленинградский и Ярославский вокзалы, но они сразу же «прописались» на Курском и Казанском вокзалах. Возле железнодорожных касс дети «стреляют» мелочь, продают просроченные билеты и так добывают себе средства на пропитание. Живут беспризорники на чердаках в соседстве с крысами, блохами и взрослыми бомжами.

Дети по-разному становятся беспризорниками, иногда они уходят даже из благополучных семей, но чаще всего это все-таки неблагополучные семьи. В то же время, по данным Генпрокуратуры РФ, полученным после проверки детских домов и школ-интернатов в ряде областей России, 40% выпускников этих учреждений становятся алкоголиками и наркоманами, 40% пополняют преступный мир, 10% кончают жизнь самоубийством, потому что не имеют крыши над головой, и только 10% адаптируются к жизни.

Более половины воспитанников детдомов, получивших диагноз «умственно отсталый» способны к обучению и должны быть реабилитированы. Таково заключение российских психологов, основанное на нескольких исследованиях. Детей лишают будущего из-за «подушевого» финансирования.

Исследования проводились на протяжении двух последних десятилетий. В 1990-х годах доктор психологических наук Игорь Коробейников обследовал 200 детей — выпускников интернатов учреждений 8 вида (в которых содержатся дети с лёгкой степенью умственной отсталости). Оказалось, что диагноз «умственная отсталость» мог быть достоверно подтверждён менее, чем в половине случаев. Выявились и другие проблемы: педагогическая запущенность, различные невротические состояния. Дети были потенциально способны получить полноценное образование, если бы для них создали специальные условия, компенсирующие педагогическую и социальную запущенность.

После получения результатов исследований возник вопрос об адекватности системы диагностики умственной отсталости в России. Окончательное решение об отправке ребятишек в дом для детей-инвалидов (ДДИ) выносит психолого-медико-педагогическая комиссия (ПМПК). Это последняя и единственная инстанция в определении дальнейшей судьбы детей. Комиссий, имеющих возможность оспорить решение ПМПК, не существует.

ДДИ — название домов для детей-инвалидов, принятое в системе социальной защиты. В ДДИ помещаются и дети с диагнозом «умственная отсталость». В системе образования подобные учреждения называются «специальными коррекционными школами-интернатами VIII вида для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с отклонениями в развитии».

В коррекционных интернатах занимаются обучением воспитанников, поэтому у детей имеется возможность выбиться в люди. Правда, поступить они могут лишь в профлицей и обучиться только на определённые специальности. В высшие учебные заведения им поступать запрещено.

В домах-интернатах ситуация значительно хуже. В большинстве из них нет более-менее серьёзных образовательных программ, а в некоторых они отсутствуют. Дети, содержащиеся в них совершенно бесправны.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762