18+ ВЕДЬМА БУХЕНВАЛЬДА

Эту женщину считают одной из самых жестоких преступниц времен нацизма. Журналисты, освещавшие послевоенные суды над военными преступниками, прозвали ее Бухенвальдской сукой и Фрау Абажур.

Эльзе Кёлер, жительнице Дрездена, было восемь лет, когда началась Первая мировая война. Она родилась в 1906 году в обычной семье.

На сохранившихся юношеских фотографиях Эльза смотрится далеко не красавицей. Однако она была о себе высокого мнения. Чтобы вырваться из рабочей среды, Эльза в возрасте пятнадцати  лет поступила в школу бухгалтеров и потом пристроилась клерком в бухгалтерию. Время было тяжелое, голодное и печальное. Неудивительно, что появившаяся новая партия и ее новый лидер Адольф Гитлер сразу понравились Эльзе. Но прошло десять лет, прежде чем Эльза вступила в ряды НСДАП. Шел 1932 год. Через год ее кумир Гитлер пришел к власти. И началась новая жизнь.

Эльзе было уже 26 лет.  Товарищи по партии познакомили ее с разведенным неудачником Карлом Отто Кохом. Карл тоже вышел из низов общества, в прошлом был вором и мошенником, одно время его использовали как стукача в полиции, но благодаря партии он возвысился и стал подниматься по карьерной лестнице.

Карл понравился Эльзе, она понравилась Карлу. В 1936 году они поженились. Эльза во всем разделяла линию партии. И когда Карла назначили комендантом немецкого концлагеря Бухенвальд, рассчитанного пока что на нелояльных немцев и евреев, она последовала за мужем.

Жизнь с Карлом, однако, не складывалась. «Перспективный» партиец оказался на самом деле мало того что садистом, так еще и гомосексуалистом. Особые склонности мужа вроде бы должны были Эльзу раздражать, однако она просто не обращала на это внимания, и каждый жил так, как ему нравилось - Карл насиловал заключенных мужского пола, а она открыла в себе удивительное стремление к власти. Узники боялись свою фрау Эльзу, госпожу комендантшу, гораздо больше, чем господина коменданта.

Она была изобретательной женщиной. Для заключенных она придумывала самые разные трудности: могла заставить драить двор лагеря зубными щетками, могла самолично отхлестать хлыстом, без которого она на лагерный плац и не выходила, могла приказать привести молодого и красивого узника для сексуальных развлечений - ей нравилось унижать, нравилось, что ее боятся, нравилось внушать чувство ужаса и влечение одновременно.

Выжившие в Бухенвальде рассказывали с содроганием, что  ведьма завела себе белого коня, на котором объезжала лагерные угодья и хлыстом поправляла поведение несчастных. Нередко она появлялась не на коне, а пешком и с огромной овчаркой, которую с милой улыбкой отпускала рвать тела узников, нередко не только до увечий, но и до полной смерти.

Жалости узники у госпожи Кох не вызывали никакой. При любом нарушении, которое она считала значительным, их просто отправляли умирать. Недаром на воротах Бухенвальда было написано: «Каждому свое». Свое получали узники, свое брала и Эльза. Именно тут, в Бухенвальде, у нее завязались несколько романов с эсэсовцами.

С 1938 года, когда пошла плановая ликвидация евреев и они стали прибывать и прибывать в лагерь, Карл начал вымогать у евреев денежные средства. И, очевидно, так в этом деле преуспел, что слух о его обогащении в 1942 году достиг ставки фюрера. Все бы, может, обошлось, если бы Карл не приказал убить врача и лагерного санитара, которые знали страшную тайну Коха - что он гомосексуалист и что он болен венерическими болезнями.

Расследование дела поручили эсэсовскому офицеру Георгу Конраду Моргену. В 1943 году комендант Кох был арестован и оказался в тюрьме. Арестована была и госпожа Кох. Но если Карла признали виновным как в убийствах, так и в сговоре с еврейским врагом, что моментально делало его врагом рейха, то Эльзу отпустили за отсутствием улик. И жила она спокойно на свободе вплоть до июня 1945 года, когда ее арестовали американцы. Карлу повезло меньше: за месяц до падения Берлина его расстреляли в Мюнхене.

Фрау Кох превзошла в садизме многих, в лагере ее боялись больше, чем коменданта. Для «психологической разгрузки» эсесовцы после работы ходили в зоопарк, построенный рядом с лагерем. Эльза Кох собственоручно отправляла узников к двум гималайским медведицам.
Садистка быле «неистощима» в изобретении зверств.
Для «поделок» Кох считала подходящей кожу с наколками на груди и спине и если она находила таких, люди обрекались на смерть от инъекции (некоторые узники, спасая жизнь, успевали до осмотра обезобразить нательные рисунки). В лаборатории тело обрабатывали спиртом, сдирали кожу, смазывали маслом, упаковывали в пакеты. Из этого материала Ильза шила скатерти, абажуры, переплеты для книг, перчатки и даже нижнее белье. Подругам она давала подробные инструкции по превращению человеческой кожи.
Руководство СС поразились таким превышением власти. Пытки и убийства для них были «рутиной», но такое поведение даже они посчитали безнравственным.

Выжившие в аду концлагеря узники вспоминали, как их однажды раздели на февральском морозе и несколько часов осматривали в поисках оригинальной татуировки. Выбранных ждала немедленная смерть, их отводили в диспансер, чтобы ввести инъекцию яда. Чтобы не попасть на абажур надсмотрщице, существовало два выхода – повредить кожу или отправиться прямиком в газовую камеру. Особенно приглянувшиеся тела отправляли в патологоанатомическую лабораторию, чтобы срезать кожу. После ее сушили и упаковывали, чтобы «фрау Абажур» мастерила свои страшные поделки. Увлечение рыжей «бухенвальдской ведьмы» очень скоро получило распространение в других концлагерях, число которых на территории Европы постоянно увеличивалось. Жены комендантов в переписке просили ее дать четкие инструкции по изготовлению абажуров, переплетов для книг, перчаток и сумочек из кожи узников.

Спустя два года после гибели мужа «бухенвальдская ведьма», беременная от немецкого солдата, предстала перед судом. Она отрицала свои зверства, изготовления вещей из кожи, уверяла, что была слугой режима. Приговор американского трибунала в Мюнхене – пожизненное заключение.

В 1967 году пятидесятилетняя эсэсовка написала письмо сыну Уве. В своем последнем письме Ильза Кох не раскаивается, а только сетует, что от наказания ушли более важные особы, а ее сделали козлом отпущения. Написав послание сыну, она связала простыни и повесилась.

ИСТОЧНИК

Веб-мани: R477152675762